ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы уже приехали! – воскликнула девушка. Он криво улыбнулся, не в силах расслабиться.

Джейн неудержимо просияла в ответ.

Фойе было заполнено людьми. Они мельтешили перед глазами, на ходу обмениваясь словами, и большинство спешило поскорее найти свои места. Конечно, представители высшего света приезжали позже, во время первого антракта, но графу было на это наплевать. Он крепко взял Джейн под руку. И тут же заметил неподалеку Линдлея с молодой дамой; они вместе с другой парой входили в зрительный зал. Граф насторожился.

– Посмотрите! – воскликнула Джейн, придвигаясь к нему. – Линдлей тоже здесь!

Граф остро ощутил рядом с собой ее теплое, мягкое тело… и тут же поймал ее испытующий взгляд. Его собственное тело мгновенно откликнулось на прикосновение. Граф мысленно выругал себя. «Черт бы тебя побрал, вокруг люди!»

Ловким маневром он оказался на безопасном расстоянии от Джейн.

– Пойдемте займем места.

Когда они вошли в свою ложу, окружающие переполошились. До графа со всех сторон доносился яростный шепот.

– Не обращайте на них внимания, – сказал он Джейн. Джейн бешено обвела взглядом публику.

– Не могу!

– Сядьте! – Он мягко подтолкнул ее к креслу. – Мы пришли сюда, чтобы получить удовольствие, – солгал он. Но сам при этом не смог сразу сесть. Он стоял в ложе, дерзко оглядывая зрителей. Наконец, решив, что в достаточной мере выразил свое презрение, он опустился в кресло рядом с девушкой. Джейн внимательно посмотрела на него.

Он отвел глаза.

Тонкая, нежная рука Джейн в изящной перчатке легла на руку Ника.

– Вы лучше, чем они все, вместе взятые!

Он не нашелся, что сказать в ответ. Неужели она кокетничала? Но ее голос прозвучал так искренне. Граф нервно отодвинулся подальше и уставился на закрытый занавес.

Граф очень любил «Гамлета», но сегодня он был не в силах сосредоточиться на представлении, хотя мистер Ирвинг играл замечательно. Граф внезапно обнаружил, что смотрит не на сцену, а на Джейн, что просто не в силах оторвать глаз от девушки. Она же была зачарована спектаклем. А граф был зачарован ею.

Джейн смеялась. Джейн хлопала в ладоши. Джейн охала и ахала. Она плакала и вскрикивала. Она хихикала, она вздрагивала. А он радовался, что привез ее в театр, хотя и не за тем, за чем она думала.

– Правда, это прекрасно? – воскликнула Джейн, когда во время антракта они шли в фойе, чтобы выпить чего-нибудь освежающего.

– В общем да, – сухо откликнулся он.

– Да вы хоть смотрели на сцену? – резко спросила она.

– Разумеется, – улыбнулся он.

Она тоже улыбнулась, зная, что он говорит неправду, и они оба рассмеялись.

Тут граф увидел, как от смеха на щеках Джейн появились ямочки. Его сердце перевернулось. А девушка в порыве чувств сжала его руку. Граф тут же выдернул ладонь из ее пальцев. Джейн вспыхнула.

Потом Джейн заметила, что граф пристально смотрит на кого-то, и тоже повернулась в ту сторону. И увидела пожилую, элегантно одетую женщину с каштановыми волосами, увешанную драгоценностями. Женщина не сводила глаз с графа и Джейн. Потом, чуть прикрыв рукой в перчатке губы, что-то зашептала своему спутнику, продолжая смотреть на Ника. Ясно было, что она говорит о графе, и говорит что-то не слишком доброе.

Джейн шагнула чуть ближе к графу, словно желая защитить его.

– Не хотите выпить лимонаду? – спросил граф натянутым голосом.

– Нет, мне и так хорошо. – Джейн надеялась, что они с графом останутся стоять в том углу, в котором стояли, и их никто не потревожит в течение всего антракта.

– Но вы, должно быть, умираете от жажды, – он пристально посмотрел на нее.

– Ничего подобного.

– Зато я хочу пить. – Он взял ее за локоть. Джейн вдруг охватил страх. Они пошли сквозь толпу.

Перед ними образовалась дорожка. Все смотрели на графа и Джейн, таращили глаза и шептались. «Смотрите, смотрите… это он! Драгмор!.. Властелин Тьмы… А она кто такая?.. Внучка Вестона… незаконнорожденная… Он убил свою жену!..»

Граф расправил плечи, его лицо превратилось в непроницаемую маску. Джейн боролась с подступившими слезами. Эти люди были так грубы и жестоки! Джейн ненавидела Лондон. Она ненавидела всех. Она хотела уехать домой.

– Они сегодня были в парке, я их видел, – сказал кто-то слишком громко. – Он ее целовал, представьте. Прямо на людях!

Джейн, разъяренная, остановилась и увидела говорящего: это был тот самый молодой человек, который подъехал к ней, когда она упала с лошади. Он торопливо отвел глаза. Граф тащил девушку вперед.

– Не обращайте на них внимания, – сказал он, стараясь ее успокоить.

– Я их ненавижу! Давайте уедем домой!

– Спектакль еще не кончился. – Граф остановился возле буфета с напитками. Впереди стоял какой-то человек. Он полуобернулся… это был Линдлей.

Джейн могла бы поклясться, что в его глазах светилось сочувствие.

Мужчины уставились друг на друга, потом одновременно кивнули, здороваясь. Линдлей взял руку Джейн и поцеловал ее.

– Здравствуйте, Джейн, – мягко произнес он.

Она взглядом молила его проявить сострадание к графу.

– Здравствуйте.

– Джонатан! – послышался капризный женский голос.

Линдлей чуть заметно улыбнулся и отошел. Джейн обернулась к графу, взявшему для нее лимонад. Лицо Ника потемнело; он заказал себе порцию бренди.

– Пожалуйста, отвезите меня домой!

– Нет! – ответил он, и они вернулись в ложу.

Глава 21

Спектакль давно закончился. Граф Равесфорд стоял в гостиной своей сестры, графини Брэддок. Они ссорились.

– Ты просто сошел с ума! – кричала светловолосая графиня.

– С ума я не сходил, – спокойно откликнулся Линдлей, – а в чем, собственно, проблема?

– В последнюю минуту! Прием уже завтра вечером!

– Оставь свой снобизм, – грубовато бросил он. Графиня застонала от ужаса.

– Пригласи его, – в очередной раз потребовал Линдлей. – Пригласи Шелтона! Ты можешь сказать, что только что узнала о его приезде в Лондон. Кстати, это будет чистой правдой.

– Да почему именно я должна его приглашать?! – закричала графиня. – Ты сам видел, что было в театре! От него все шарахаются! Джон…

– Неужели ты настолько бессердечна?! – резко спросил Линдлей. – У него же здесь нет друзей!

– Ты, зато, слишком добрый! И это после того, как он с тобой обошелся! С тобой, единственным его другом! Да как ты вообще можешь желать ему добра!

– Ты должна быть первой в Лондоне, кто пригласит его.

– Да это же будет просто катастрофа!

– Он сильный человек. Он справится. А постепенно все утихнет, сплетни заглохнут, и отношение к нему изменится.

Голос Линдлея стал мягче, в нем послышались льстивые нотки.

– Прошу тебя, Мэри! Пригласи Драгмора. Только ни в коем случае не упоминай, что это я тебя попросил, потому что он тогда сразу откажется.

Графиня наконец сдалась.

– Хорошо, я это сделаю, но ты просто дурак. Я не смогу добиться, чтобы его начали принимать в Лондоне. Я не настолько влиятельна.

– Я сам этого добьюсь, – тихо сказал Линдлей. – Моего влияния на это хватит. – Но тут он помрачнел и с запозданием обругал графа: – Но черт бы тебя побрал, Шелтон! Ты чуть не сломал мне нос!

Граф отнюдь не был глуп. Он прекрасно понимал, что не кто иной, как Линдлей, скрывается за этим приглашением в дом графини, сестры Линдлея. Может быть, Линдлей таким образом пытался принести извинения за то, как он вел себя с Джейн? Ник по-прежнему считал, что друг предал его, поцеловав его подопечную, но он судил Линдлея далеко не так строго, как судил самого себя. Воспоминания о поступке Линдлея всего лишь заставляли его думать о собственном поведении – и уж что тут было сравнивать! Линдлей вел себя как джентльмен… а он, Ник, – как последняя скотина.

И граф порадовался тому, что Линдлей как бы протянул ему оливковую ветвь, он же был не слишком готов принять ее.

Но как бы то ни было, они с Джейн должны были поехать на прием.

28
{"b":"8080","o":1}