ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Там во всем ощущалось присутствие Джейн. Гостиная была теплой и уютной, светлой и веселой. Стены были светло-желтыми, драпировки – кремовыми. На полу лежал яркий пестрый ковер. Диван обтянут нежно-зеленой тканью, на которой выделялось брошенное вязание – детская кофточка чудесного розового цвета. А в вазах стояли не розы, а дикие цветы, но…

Детская кофточка?!.

Взгляд графа метнулся к вязанию. Кофточка была почти готова, оставалось закончить один рукав. Сердце Ника сжалось; секунду спустя оно вдруг заколотилось так, что, казалось, ударяется о ребра. Он быстро шагнул в гостиную и схватил крохотную вещицу.

– Что это такое?!

Вопрос требовал ответа. Ник обернулся и увидел, что Джейн стала бледнее привидения. Он впился в нее взглядом.

– Это… Молли забыла, – пробормотала она. – У Молли есть ребенок.

Он все смотрел на нее. Первой его мыслью, конечно, была мысль о том, что это его ребенок, но шансы на это были невелики, а сексуальные аппетиты Молли он хорошо знал. Потом он вдруг прищурился.

– Молли, твоя горничная, сидит в твоей гостиной и вяжет одежду для своего ребенка? – И по страху в глазах Джейн он понял, что это и есть тайна, которую она хотела сохранить.

Джейн вспыхнула.

– А почему бы и нет? – Она пожала плечами.

Она лгала, и Ник это видел. И впервые с того момента, как он вошел в ее дом, выглядела спокойной и собранной.

– Я хочу видеть ребенка, – сказал он.

– Зачем?

– Зачем? Да затем, что ублюдок может быть и моим. Джейн покраснела еще сильнее.

– Ты же знаешь Молли. Она… она слишком любит мужчин. Поверь, ты тут ни при чем.

Голос Джейн звучал слишком твердо. Граф цинично улыбнулся.

– Ну, все равно, я подожду.

– Их здесь нет.

– Вот как? Ну, надеюсь, ты не станешь возражать, если я осмотрю все вокруг?

Джейн с криком побежала за ним.

– Стой! Это мой дом! Я позову полицейских!

Он не обращал на нее внимания. С сильно бьющимся сердцем он подошел к двери комнаты Молли и распахнул ее. Потом зажег лампу. Как он и предполагал, здесь не было ни детской кроватки, ни других признаков младенца.

– И где же спит ее ребенок?

Джейн смертельно побледнела. Она не нашла в себе сил что-либо ответить.

А ему хотелось придушить ее.

Взбешенный, он помчался вверх по лестнице. На этот раз Джейн не последовала за ним. Она словно приросла к полу. Граф рывком распахнул первую слева дверь, зажег свет и увидел, что это спальня Джейн. Лишь на мгновение он задержался взглядом на кровати под белым кружевным покрывалом. И тут же бросился к следующей двери. До него донесся крик Джейн, которая вдруг помчалась наверх как сумасшедшая. Но он уже взялся за ручку двери. Однако Джейн с яростным воплем схватила его руку, и ногти женщины впились в его кожу.

– Нет! Уходи! Я хочу, чтобы ты сейчас же ушел!

Он разжал ее пальцы и оттолкнул. Джейн, задыхаясь, прислонилась к стене; ее грудь тяжело вздымалась. И тут же снова попыталась наброситься на графа. На этот раз ее острые длинные ногти целились в лицо Ника, и она даже сумела здорово царапнуть его, оставив след от виска до подбородка.

Тут он взорвался. Он мгновенно завернул руки Джейн ей за спину и прижал женщину к стене. Но, к его стыду и ярости, его мужское естество мгновенно восстало от соприкосновения их тел, и Джейн не могла не почувствовать этого. Она изо всех сил рвалась из его рук, но он от этого лишь сильнее разгорался. А потом она вдруг внезапно затихла.

Ее глаза наполнились слезами. Джейн задыхалась. Граф тоже дышал с трудом. Он чувствовал, что его с головы до ног пробирает дрожь. Он по-прежнему хотел Джейн, хотел так, как ни одну женщину в своей жизни. Их лица были так близки… и он склонился, чтобы поцеловать ее.

– Я тебя ненавижу!

Он застыл на мгновение, потом улыбнулся, сверкнув белыми зубами:

– Хорошо сказано.

И тут же его улыбка растаяла. Он рывком прижал к себе Джейн, желая, чтобы она ощутила его болезненное, пульсирующее возбуждение. Джейн задрожала. Он решил, что ему нравится ее страх. Пусть себе думает, что он сейчас ее изнасилует, дурочка! Лживая, двуликая сучка!

– Так что же ты скрываешь, Джейн? Она молча смотрела на него.

Он еще на секунду-другую задержал ее, ожидая, что она испугается сильнее, но этого не произошло. Наоборот, Ник почувствовал, что напряжение оставило Джейн, что она расслабилась. Он увидел, как она смотрит на его грудь, видную в расстегнутый ворот рубашки, на повлажневшую кожу, что была в дюйме от ее губ.

Да, она была соблазнительницей, хитрой женщиной, явно пытавшейся отвлечь его внимание. Ник резко шагнул в сторону. И, войдя в комнату, зажег свет… и замер.

Это была детская.

Ник сразу охватил ее взглядом: клоуны на обоях, лошадка-качалка, куклы, ярко расписанная кроватка… пустая кроватка.

У Джейн был ребенок.

Ник медленно повернулся. Сердце колотилось у него чуть ли не в горле.

– И кто же отец?!

Джейн стояла в дверях, похожая на привидение.

– Роберт!

Граф думал, он надеялся, что это его ребенок, и боль при мысли о том, что у Джейн был другой мужчина и она родила от него, вдруг пронзила Ника. Он пошатнулся и отступил на шаг.

– Ты лжешь!

Но, говоря это, он понимал: шансы на то, что он стал отцом, проведя с Джейн одну лишь ночь, слишком малы. И боль усилилась.

– Это Роберт! – повторила она, и по ее лицу хлынули слезы. Она зарыдала.

– Где он?

– Роберт живет…

– Где ребенок?!

Джейн посмотрела на него полными отчаяния глазами, и, ослабев, прислонилась к дверному косяку, всхлипывая.

– Боже, прости меня! – воскликнула она. – Я не могу этого сделать, не могу! Роберт тут ни при чем, это твой ребенок…

Глава 31

Ошеломленный, граф не в силах был двинуться с места.

А Джейн плакала, обхватив себя руками.

Ребенок. У него есть ребенок, ребенок Джейн! Потрясение отступило. Граф начал понимать. Понимать чудовищность ее обмана, ее лжи. Ему хотелось убить Джейн.

Она почувствовала перемену и, перестав плакать, отступила на шаг назад.

– А ты вообще собиралась сказать об этом мне? Джейн промолчала. И это был очень ясный ответ. Граф подошел к ней; в нем нарастал гнев. Джейн не шевелилась. Если бы она попыталась что-то сделать, он, наверное, причинил бы ей боль… но ее неподвижность пробудила в графе здравомыслие… а может быть, дело в том, что он ощутил в ней желание страдания? Он остановился, опустив руки.

– Боже! – с болью в голосе воскликнул он.

– Мне очень жаль, – прошептала она.

– Где он?

– Она в Брайтоне, с Молли.

Так значит, это была девочка… у него была дочка! И рядом с болью в сердце Ника зародилось ликование.

– Дочка, – мягко сказал он. – Как ее зовут? На глазах Джейн снова выступили слезы.

– Николь…

Графа словно ударили под ложечку – он не мог вздохнуть. Джейн отвернулась от него, ссутулив плечи. Во всей ее позе чувствовалось безмерное горе. Граф тут же забыл о себе. Ему захотелось обнять Джейн, прижать ее к своему сильному телу, приласкать, успокоить… но он не сделал ни шагу.

– Я поеду в Брайтон и заберу ее. Где они остановились?

Джейн мгновенно обернулась:

– Нет! Я сама поеду! Подожди здесь!

Она по-прежнему боялась его, а он не понимал почему. Но его это уже не интересовало. Он просто хотел увидеть свою дочку.

– У тебя утром спектакль, – холодно сказал он. – Ты не можешь никуда ехать. Я отправлюсь немедленно. Где они остановились?

– Нет, нет, нет! – закричала Джейн.

Он устал от ее криков и, пройдя мимо Джейн, спустился в холл. Брайтон невелик, и он сам их отыщет. Джейн побежала за ним.

– Ты не можешь ехать ночью! Он не потрудился ответить. Она споткнулась на лестнице.

– Неужели ты не можешь подождать до утра? Мы тогда поедем вместе!

Он задержался на секунду:

– А как же твой утренний спектакль?

– Я его отменю! – яростно воскликнула она.

40
{"b":"8080","o":1}