ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уныние Джейн мгновенно рассеялось. Она посмотрела на ухмыляющегося Линдлея и засмеялась.

– Давайте танцевать! – воскликнула она.

Линдлей был восхищен. Он тут же обнял Джейн и закружил ее по проходу между столами. Это не было вальсом, это было что-то ритмичное и оригинальное, представлявшее собой сплошную импровизацию. За столиками стали аплодировать. Еще несколько пар вскочили и присоединились к ним.

Песня закончилась, и африканка запела другую, на этот раз грустную, меланхоличную, медленную. Линдлей не колебался ни секунды; он тут же крепче прижал к себе Джейн. Она сразу насторожилась.

– Джон, что вы делаете?

– Вы же сказали, что хотите танцевать, – грубовато откликнулся он.

Линдлей был так близко, что Джейн ощущала каждый дюйм его тела. Но она была совсем не уверена, что ей это нравится. Она подумала о графе, и ее охватило чувство вины. Но она была так одинока, так нуждалась в чьей-то поддержке. И в таком вот интимном танце было что-то восхитительное, хотя и нескромное. Джейн постаралась расслабиться.

– Вы чертовски прекрасны, – прошептал Линдлей, и его дыхание обожгло щеку Джейн.

Джейн не знала, что на это ответить, а потому промолчала. Песня закончилась, и Линдлей отодвинулся от Джейн. Она чувствовала себя и смущенной и взволнованной.

– Найдется тут место, чтобы сесть? – неуверенно спросила она.

– Попробуем найти, – сказал он, взяв ее за руку. Линдлей попытался провести Джейн в глубину зала, но узкий проход загородила какая-то пара. Мужчина был огромен; и, хотя в тусклом свете мерцающих свечей и в плывущих клубах табачного дыма его трудно было разглядеть, он сразу показался знакомым. Он напряженно шагнул им навстречу. Это был граф Драгморский.

Джейн не могла поверить собственным глазам.

А он уставился на нее яростным взглядом, но тут же отвернулся к Линдлею. Линдлей первым нарушил тяжелое молчание:

– Привет, Шелтон, Амелия!

И лишь теперь Джейн заметила рыжую красотку. Как всегда, Амелия выглядела роскошной и прекрасной… и она ухмылялась.

– Привет, Джон! – промурлыкала она.

Граф снова посмотрел на Джейн. Джейн ответила ему открытым взглядом, но в ее душе вспыхнуло опасение. Она знала, что граф пришел в ярость, увидев ее с Линдлеем, несмотря на то, что и сам был не один. «Да, прелестная ситуация», – подумала Джейн, внезапно почувствовав себя слабой и несчастной. Но инстинкт заставил ее броситься вперед, чтобы предотвратить зреющий взрыв.

– Привет, Николас, – тихо сказала она. Он отпрянул при звуке собственного имени, словно его ударили. – Добрый вечер, Амелия.

Граф обжег ее взглядом.

– Надеюсь, тебе тут весело, Джейн? – язвительно поинтересовался он.

Она грустно посмотрела на него огромными глазами.

– Нет. У меня тут голова разболелась.

Амелия захохотала и прилипла к графу, прижавшись к нему всем телом.

– Может быть, вам лучше отправиться домой, в постельку, – фальшивым тоном протянула она, явно намекая на то, что рядом с Джейн должен быть Линдлей.

– Вы совершенно правы, – спокойно ответила Джейн и повернулась к Линдлею. – Вы не проводите меня? Мне что-то не по себе от этого шума и дыма.

– Разумеется, – мгновенно откликнулся Линдлей. И посмотрел на графа; – Конечно, если Ник не захочет сделать это сам.

Джейн внезапно похолодела, ее сердце подпрыгнуло от глупой надежды.

Но граф скривился, обнажив белые сверкающие зубы.

– Она приехала с тобой, пусть с тобой и уезжает. У меня другие планы.

Джейн прикрыла глаза. Его грубые слова задели ее. Ах, если бы она могла его возненавидеть. Она взяла Линдлея под руку, и они направились к выходу, с трудом пробираясь сквозь толпу.

И, конечно, она не видела, как граф смотрел им вслед.

– Да пусть их идут! – надула губы Амелия.

– Заткнись! – рявкнул он, не отводя глаз от удаляющейся пары. Он сделал шаг вперед, как будто его толкала неведомая сила, потом злобно выругался и запустил пальцы в волосы. Он смотрел на свою жену, пока она не исчезла за дверью.

И в его душе завывали ехидные демоны.

Глава 42

Всю дорогу до дома на Тависток-сквер Джейн не произнесла ни слова, и Линдлей после нескольких неудачных попыток завязать беседу оставил ее в покое. Когда они приехали, он помог Джейн выйти из кареты и проводил до входа в дом. Томас открыл им дверь.

Линдлей остановился в холле; ему явно не хотелось уходить.

– Не позволяйте ему огорчать вас, Джейн. Вы заслуживаете только счастья, – сказал он тихим, низким голосом. Томас отошел в сторону, убирая бархатную пелерину Джейн.

Джейн с трудом пожала плечами.

– Я прекрасно себя чувствую, правда.

– Как насчет глоточка бренди? – спросил Линдлей. – Еще совсем не поздно.

– Джон…

– Бога ради, Джейн, друг я вам или нет? Вы знаете, что можете мне доверять! А он сейчас с Амелией.

Джейн печально кивнула и попросила Томаса принести им немного паштета и холодного цыпленка. Томас чуть слышно хрюкнул, уходя с видом явного неудовольствия. Линдлей следом за Джейн прошел в гостиную.

– А раньше я ему нравился, – сухо заметил он.

– Ну, по крайней мере, хоть он предан графу, – сказала Джейн.

– Вы о нем беспокоитесь, верно? – удивленно произнес Линдлей. – И это после всего, что он с вами сделал?

Джейн, порозовев, села на край огромного дивана.

– Он мой муж. И потому я тоже предана ему.

– К черту вашу преданность! – воскликнул Линдлей, садясь рядом с ней. Джейн хотела было отодвинуться, но не смогла, потому что и так сидела уже на самом краю. Линдлей схватил ее за руку.

– Он не достоин вас! – страстно заговорил Линдлей.

– Прошу вас, замолчите!

– Я думал, что знаю Ника. Но я его не знаю! – яростно заявил Линдлей. – Появляться на людях с этой толстой шлюхой, едва обвенчавшись с вами!

Джейн опустила глаза. Это была больная, очень больная тема, и слова Линдлея задели ее, к глазам подступили давно копившиеся слезы.

– О Джейн, простите меня! – Схватив руки Джейн, он прижал их к своей груди. – Я совсем не хотел вас расстраивать!

– Все в порядке, – мягко ответила она, не поднимая глаз. – Мы с ним… заключили соглашение.

– Что еще за соглашение? Она посмотрела на него.

– Я позволила ему иметь любовниц, – не слишком уверенным тоном пояснила Джейн и глубоко вздохнула. – Не тревожьтесь обо мне, Джон.

Он осторожно погладил ее по щеке.

– Не тревожиться о вас? – Он грустно засмеялся. – Джейн, милая, я вас люблю, и оттого, что знаю, как вы несчастны, просто схожу с ума!

Джейн похолодела от изумления.

– Это правда, правда, – тихо сказал Линдлей, одну за другой целуя руки Джейн. – Я люблю вас. Вы заслуживаете гораздо больше того, что имеете. Вы достойны любви и поклонения, а не грубости. Боже… – Он снова поцеловал ее руку и прижался к ней щекой. И посмотрел на Джейн. – Я хочу вас, Джейн… я страстно желаю вас.

Она попыталась выдернуть руку, и Линдлей, почувствовав ее волнение, отпустил ее пальцы. Джейн тут же вскочила и отошла в сторону.

– Я уже говорила вам – я не могу стать вашей любовницей.

– Но почему? У него есть Амелия. И многие другие. Почему нет? Я могу сделать вас счастливой. – Линдлей тоже встал. – По крайней мере, я буду стараться изо всех сил. Позвольте мне попробовать! Дайте мне шанс!

Джейн покачала головой, чувствуя себя онемевшей, оцепеневшей.

– Разве вы не понимаете? – Она помолчала. – Мне очень жаль, Джон, но я вас не люблю.

Линдлей долго смотрел на нее.

– Да, я понимаю, – сказал он наконец. – Но я думаю, вы со временем меня полюбите, если сами себе позволите это.

– Я замужем.

– Ч-черт! – Линдлей прошелся по гостиной. – Но вы же и его не любите, Джейн!

Джейн закусила губы, глядя на него огромными глазами.

– Боже… вы… вы любите его!

Она склонила голову, охваченная невыразимой печалью.

– Мне очень жаль, Джон. Прошу вас, останемся друзьями!

54
{"b":"8080","o":1}