ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ей хотелось касаться его, обнимать его.

Ей хотелось сделать что-нибудь для него. Она чувствовала потребность сказать ему что-то важное, необходимое им обоим. Джейн была совершенно уверена, что они не могут больше спать в разных спальнях и что граф должен бросить своих любовниц… она должна мягко, но твердо направить его на путь истинный.

И заставить любить ее. Хоть немножко.

«Какая же я дура», – подумала Джейн. Она ведь знала, каков характер графа. Знала, что он вряд ли полюбит какую-нибудь женщину, и в особенности – ее. Но, может быть, когда-то, в один прекрасный день, он начнет все же заботиться о ней – как друг, защитник, муж.

Джейн повернулась на бок и прижалась к Нику, уткнувшись лицом в его плечо, коснувшись грудью его руки. Он мгновенно напрягся.

Джейн тоже была напряжена. Но она не отодвинулась. Ее полураскрытые губы поцеловали его влажную кожу. И тут же она почувствовала, как он расслабился, а потом вдруг рванулся к ней и заключил в объятия.

Он стал целовать ее. Сначала медленно и немножко лениво, но очень скоро его кровь вновь закипела. И рука Ника скользнула по спине Джейн, лаская ее все более требовательно. Джейн прижималась к нему, отвечая на ласку. Наконец он приподнялся над ней и посмотрел ей прямо в лицо. Она уверенно встретила его взгляд. Ей хотелось улыбнуться, но она не смогла.

Потом он заговорил, низко и хрипло.

– Ты так прекрасна…

И тогда улыбка появилась сама собой.

– Ты тоже… Он усмехнулся:

– Не уверен, что это комплимент.

– Но это так.

Его глаза потемнели. В их глубине засветилось искреннее отчаяние, причины которого Джейн никак не могла понять, но она видела его, чувствовала. Ник жадно целовал ее – лицо, шею, грудь…

Казалось, он никак не мог насытиться поцелуями, а может быть, боялся, что это мгновение – всего лишь мгновение, и больше оно не повторится. Джейн уловила его страх, его желание. И в ней вспыхнула ответная страсть.

А потом, когда они лежали, обняв друг друга, сердце Джейн наполнилось радостью и в то же время готово было разорваться от печали. Джейн любила этого человека, и боль любви казалась просто невыносимой. Но она должна была вынести все, и знала, что вынесет.

Сейчас он уйдет, в отчаянии подумала Джейн, когда он перевернулся на бок. Но он снова прижался к ней, и обнял, и поцеловал в плечо. А потом Джейн обнаружила, что граф заснул.

По ее щекам потекли слезы. Она, не смущаясь, придвинулась к нему ближе, коснувшись его всем телом, и всмотрелась в его лицо. Резкие черты смягчились во сне. Сердце Джейн глухо стукнуло. Она молилась о том, чтобы он не проснулся сейчас, чтобы он провел с ней всю ночь, ведь это целая вечность…

Да, Джейн исполнилась решимости. С этого дня и навсегда они должны стать мужем и женой в полном смысле этих слов.

Когда Джейн проснулась и увидела яркие солнечные лучи, бьющие в окно, постель рядом с ней была пуста.

Джейн, улыбаясь, зарылась лицом в его подушку. Она почти не спала в эту ночь, она не могла спать рядом с ним. Ближе к утру он проснулся и вышел в туалет. Но Джейн подумала, что он покинет ее и останется в кабинете. Она притворилась спящей, едва справившись с охватившим ее разочарованием. Но он вскоре вернулся, лег рядом с ней и обнял ее. Поцеловал в шею, погладил по спине, сжал ее ягодицы… и вскоре они уже снова занялись любовью.

Джейн засмеялась, потягиваясь, как кошка. Граф был изумительным мужчиной. Он был хорош собой, энергичен, умен… и она без памяти любила его.

Будут ли они вместе и следующей ночью?

Если он уйдет к Амелии, она этого не переживет.

Ей хотелось любыми средствами удержать его, но пока что было рано требовать многого. Пожалуй, не следует сразу приглашать его поужинать с ней после спектакля. Ей следует просто сразу из театра вернуться домой… и она будет надеяться, что он окажется здесь, ожидая ее.

Когда Джейн спустилась вниз, Томас доложил ей, что граф уехал на деловую встречу, и Джейн почувствовала себя разочарованной. Ей казалось, что в ней что-то угасло, и она оживет лишь тогда, когда вновь увидит его. Она сказала себе, что незачем быть такой простодушной дурой. Но так трудно было справиться с сердцем… впрочем, при воспоминании о прошедшей ночи Джейн показалось, что у нее выросли крылья и она готова взлететь. Да она и вправду весь день словно парила в облаках, и ее мысли были полны Ником.

. После того как дети поужинали, Джейн взяла книгу, чтобы почитать им; это уже вошло в обычай. Джейн выбрала следующую волшебную сказку и уже начала чтение, как вдруг почувствовала присутствие графа и подняла голову. Впрочем, она ведь не случайно оставила дверь распахнутой настежь.

Граф, в бриджах и твидовой куртке, стоял у входа, держа в руке галстук. Он смотрел на Джейн упорно, не мигая, настойчиво.

– Папа! – закричал Чед, бросаясь к отцу и обнимая его.

– Папа! – заверещала Николь, подражая брату. И замахала лентой, зажатой в пухлом кулачке.

Граф, глядя только на Джейн, погладил сына по голове. Наконец он перевел взгляд.

– Привет, сынок.

– Хочешь послушать сказку? – горячо спросил Чед. Держа руку на волосах сына, граф посмотрел на Джейн, и на этот раз в его глазах был вопрос.

Джейн, сидевшая на диване с поджатыми ногами, обняла Николь и улыбнулась.

– Пожалуйста, побудь с нами.

Граф шагнул вперед. Сняв куртку, он бросил ее на кресло, откуда она, само собой, тут же свалилась на пол. Чед радостно прыгал вокруг отца, потом наконец вернулся на свое место, у ног Джейн. Граф опустился на диван совсем рядом с подогнутыми коленями жены.

Они посмотрели друг на друга.

Сердце Джейн, подскочив, забилось где-то у самого горла. Ей хотелось коснуться мужа, наклониться и поцеловать его в щеку… но она не осмелилась.

– Привет, солнышко, – ласково сказал граф счастливой Николь. Он посадил ее к себе на колени, и малышка радостно завизжала.

– Она любит своего папу, – заметила Джейн, с трудом справляясь с сердцебиением.

Граф был так огромен, что диван сразу показался маленьким и тесным для двоих. Его бедро коснулось колена Джейн.

Граф улыбнулся такой редкой для него искренней, доброй улыбкой. На его щеках появились ямочки.

– Да, любит, – сказал он, и его серебристые глаза снова остановились на Джейн. Джейн знала, что он думает о прошедшей ночи… как и она.

– Джейн, – дернул ее за юбку Чед, – давай читать, ты что, забыла про сказку?

Джейн, усмехнувшись, взъерошила его волосы и раскрыла книгу. И стала читать.

Глава 44

Джейн протянула Томасу свой плащ. И негромко спросила:

– Граф дома?

Томас чуть заметно улыбнулся:

– Он в библиотеке, миледи.

Сердце Джейн радостно запело. Пытаясь никак внешне не проявить своего удовольствия, она поправила уложенные в узел волосы, разгладила шелковый лиф платья. На ней был изумрудно-зеленый туалет, который, как прекрасно знала Джейн, особенно хорошо подчеркивал ее цвет лица и фигуру; она поспешила в кабинет графа. Граф сидел на диване с газетой в руках; рядом на столике стоял графин с виски, лежала в пепельнице дымящаяся сигара. Джейн пришла в окончательный восторг, увидя, что граф одет в брюки и кашемировую домашнюю куртку – а ведь ни один джентльмен не наденет такую куртку, если собирается выйти из дома.

Ник поднял голову, и в его серебристых глазах вспыхнуло пламя.

– Добрый вечер, – сказала Джейн, внезапно занервничав.

– Добрый вечер, – ответил он. – Голос его звучал вежливо, но глаза горели. Он пожирал Джейн взглядом, он рассматривал ее с головы до ног и, наконец, уставился на грудь, дерзко выглядывающую из глубокого декольте. И отложил газету. – Как прошел спектакль?

– Замечательно, – сказала она. – Ты никуда не собираешься?

Он чуть заметно улыбнулся.

– Сегодняшние приглашения показались мне слишком неинтересными. – Его взгляд стал еще острее.

Джейн с трудом удалось скрыть восторг.

56
{"b":"8080","o":1}