ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейн вздрогнула.

– Я не знаю, Джон… мне надо подумать.

– Подумайте. – Он склонился к ней, коснулся ее щеки. – Я всегда рядом. Я всегда готов вам помочь. Думаю, я уже доказал это, и не раз. Вы знаете, что можете на меня положиться, можете мне довериться.

Он встал и ушел в свои комнаты. Джейн смотрела ему вслед. Потом, закусив дрожащую нижнюю губу, упала на диван и прижалась щекой к подушке. Должна ли она выйти замуж за Линдлея?

О Боже! Что еще уготовила ей Судьба?

– Николас… – прошептала Джейн. – Что же мне делать?

Глава 52

– Милый, – сказала Грэйс Брэгг, одаряя мужа полунасмешливой, полусоблазнительной улыбкой. – Почему бы тебе не увести Джона в свою берлогу? Вы вполне можете заняться чем-нибудь таким, чем развлекаются мужчины в своих цитаделях, куда запрещен вход представительницам прекрасного пола. Курить, пьянствовать, говорить об умных – ведь обязательно умных, не так ли? – вещах.

Высокая, роскошная рыжеволосая женщина чуть наклонилась к мужу; ее прекрасное лицо светилось улыбкой. Рет все еще сидел, лениво раскинувшись, за обеденным столом; Джейн и Линдлей тоже явно никуда не спешили. Рет, крупный мускулистый мужчина, невероятно интересный, удивленно посмотрел на жену; его голубые глаза заметно расширились, на лице отразилось недоумение. Грэйс чмокнула его в щеку.

– Милый, вы даже можете перекинуться в картишки! Рет внезапно протянул длинную сильную руку и, обхватив жену за талию, притянул ее к себе.

– Похоже, моя супруга пытается избавиться от меня? – спросил он низким голосом, и в его глазах вспыхнули веселые искры. Он приблизил губы к уху Грэйс. – Неужели моя невероятно свободомыслящая жена поощряет старомодные, шовинистические взгляды мужчин?

Грэйс соизволила смущенно порозоветь. Во время их стремительного романа она раз-другой (или гораздо больше) обвиняла Рета в мужской надменности и самонадеянности и прочих грехах мещанина. И теперь она улыбнулась сладко и язвительно.

– Милый, дареному коню в зубы не смотрят!

– Неужели это та самая неукротимая, бесчинствующая суфражистка, на которой я женился? – подразнил ее Рет. – Или это совсем другая женщина, просто похожая на нее? Неужели в мою постель пробралась незнакомка?

Грэйс весело шлепнула его и, вывернувшись из его объятий, подмигнула Джейн, задумчиво наблюдавшей за их любовной перепалкой. Они так были привязаны друг к другу, так уважали друг друга. И при том Грэйс оставалась верна своим убеждениям; эта очаровательная женщина была хорошо образованна и умна. А Рет, похоже, представлял собой идеального мужа. К тому же он был не только хорош собой, весел и обаятелен, он еще и преуспевал в делах и несомненно боготворил жену.

– Ладно, я понял твой намек, – провозгласил Рет вставая. И тоже подмигнул. Широкая улыбка, расплывшаяся на его лице, заставила сердце Джейн подпрыгнуть; братья были так похожи друг на друга… то есть у них были похожие улыбки, от которых образовывались ямочки на щеках. На этом сходство заканчивалось. Рет был светловолосым, голубоглазым человеком, всегда веселым, улыбчивым, любящим мир, себя самого и свою семью. В душе Джейн снова вспыхнула боль. Ну почему один брат так беспечен и добродушен, а другой – так мрачен и живет с мукой в сердце? Впрочем, рядом с ней Николас начал понемногу меняться, он стал улыбаться, смеяться, шутить. Боже, как ей не хватает его!

– Пойдем, Линдлей, займемся чем-нибудь старомодным, но приятным для мужчин, – сказал Рет.

– Звучит привлекательно, – усмехнулся Линдлей, чуть пожимая плечо Джейн и выходя из-за стола. Рет, с беззаботным и самоуверенным видом, основательно хлопнул Грэйс по заду, проходя мимо нее, заставив жену задохнуться, подпрыгнуть и яростно покраснеть от его беспечного жеста. Но тут же Грэйс озорно скосила глаза на Джейн и расхохоталась.

– Нет, он просто невозможен, этот человек!

– Вы так счастливы, – хрипло проговорила Джейн.

– Да, мы очень счастливы, – мягко откликнулась Грэйс, касаясь ладонью живота. Уже заметно было, что она ожидает ребенка. Грэйс закрыла двери столовой и, вернувшись к столу, села на место Линдлея, рядом с Джейн. – Но и у тебя хороший мужчина.

Джейн лишь молча посмотрела на нее. Грэйс улыбнулась:

– Выпьешь чаю или кофе? А как насчет кусочка вот этого ужасно соблазнительного шоколадного торта?

Джейн не стала возражать и попробовала торт; он был слаще меда. А Грэйс внезапно спросила:

– Что случилось, Джейн? Ты выглядишь так, словно умер твой лучший друг.

Джейн отложила вилку:

– Я беременна.

– Ох! – воскликнула Грэйс. – Ох!

Джейн отодвинула тарелку с тортом. Грэйс была в восторге от Николь, и Джейн знала: Грэйс подозревает, что отец девочки – Линдлей, потому что у Николь были довольно светлые волосы… но, конечно, она из деликатности не задавала вопросов. Вообще-то, Джейн немало удивлялась тому, что чета Брэггов приняла ее в своем доме, зная, что у нее есть незаконнорожденный ребенок, – приняла так, словно Линдлей был ее мужем, а не любовником, как они предполагали. Но, впрочем, Брэгги были людьми, реально смотрящими на жизнь и не страдали снобизмом. Более того, когда женщины познакомились поближе, Грэйс призналась, что довольно долго была любовницей Рета, прежде чем они поженились, и что она этого не слишком хотела.

Джейн была потрясена.

– Неужели он взял тебя силой?! Грэйс усмехнулась.

– Ну, правильнее будет сказать – он меня вынудил. В общем, воспользовался моим затруднительным положением. – Но она тут же поправила себя: – Похоже, я представляю тебе Рета как невежу и грубияна… ну, он, конечно, немножко грубиян и есть, но он просто хотел жениться на мне. А я отказалась выходить за него.

Джейн уставилась на нее, и Грэйс расхохоталась.

– Я просто была ужасно влюблена в него, но ни за что не хотела в этом признаваться! – сообщила она. – Можешь поверить, я ему заявила, что предпочту стать его любовницей, лишь бы не связываться с ним навсегда?

Джейн едва верила собственным ушам, ее ошарашила дерзость Грэйс.

– Ох, видела бы ты его в тот момент! – со смехом сказала Грэйс.

А потом Грэйс ласково взяла Джейн за руку.

– Джон знает? – спросила она, имея в виду беременность Джейн.

Джейн посмотрела на нее. Ясно было, что Грэйс считает отцом ребенка Линдлея.

– Это не от него, – с трудом произнесла она. Глаза Грэйс расширились.

Джейн готова была разрыдаться.

– Ох, прости, как это бестактно с моей стороны! – воскликнула Грэйс, обнимая подругу. – Джейн, не подумай только, что я тебя осуждаю!

Джейн пожала руку Грэйс, не в силах говорить, и вытерла глаза салфеткой.

– Видишь ли, Грэйс, вы с Ретом ошибались все это время. Мы с Линдлеем не любовники. – Грэйс снова вовсю раскрыла глаза – они ведь никогда не говорили об этом прямо. – Мы с ним просто друзья. – И Джейн призналась: – Он любит меня, он меня хочет. Сегодня он просил меня выйти за него замуж. Но, видишь ли, я-то люблю другого человека.

– Понимаю, – сказала Грэйс.

Джейн с трудом справилась с подступившим к горлу рыданием.

– Я люблю отца Николь, – мягко сказала она. – Он живет в Лондоне. И он женат, – добавила она.

– Ох, чтоб ему! – воскликнула Грэйс. – Он, похоже, настоящий ублюдок! Типичный развратный, эгоистичный тип! Это просто…

– Грэйс! – перебила ее Джейн. – Он брат Рета, лорд Шелтон, граф Драгморский.

Грэйс разинула рот.

Женщины долго молча смотрели друг на друга. Грэйс побелела от ярости, а Джейн с трудом сдерживала слезы, но ее глаза светились.

– Мы думали, что его жена умерла, – с отчаянием в голосе заговорила Джейн. – И он женился на мне. Но не по любви, а потому, что очень беспокоился о Николь. Но я так его люблю… А когда вдруг вернулась его первая жена, я не смогла этого вынести, просто не смогла. Он хотел, чтобы я стала его любовницей, но после того, как я была его женой… я просто сбежала! – И Джейн расплакалась. Она пыталась сдержаться, но ей это не удалось.

66
{"b":"8080","o":1}