ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чарльз, почему бы нам не поговорить откровенно, отбросив глупое притворство?

Князь знает. Он обо всем давно догадался. Ей не удалось провести его. Кэролайн, кивнула, метнув на него растерянный взгляд.

Северьянов потрепал ее по колену.

— Уверен, вы никогда еще не были близки с женщиной. И сомневаюсь, что вам восемнадцать лет. Но этого нечего стыдиться.

Кэролайн замерла. Его рука лежала на ее колене, взгляд князя потеплел. Ей стало трудно дышать.

Князь улыбнулся.

— Первый раз может быть страшновато. По крайней мере мне так говорили. Но у меня есть предложение.

— Какое? — прошептала она.

— Ничего не планируйте. Просто идемте со мной.

— С вами?

— Да. Так делают довольно часто. — Он распахнул дверцу кареты.

Что делают довольно часто? Неужели князь предлагает заняться любовью с ним? Знает он правду или нет?

— О чем вы?

— Все очень просто. Я буду заниматься любовью с женщиной, а вы — наблюдать. Кое-чему научитесь. Это я вам обещаю.

Глава 9

Кэролайн одолевали сомнения. Не слишком ли далеко она зашла? Князь предложил ей наблюдать, как он будет заниматься любовью с проституткой? Она не решалась выйти из кареты.

Северьянов подал Кэролайн руку.

— Идете?

Девушка, вздрогнув, последовала за ним. Бордель помещался в ничем не привлекательном кирпичном доме. Она быстро огляделась, пытаясь определить, где они находятся.

— Там, за церковью, Деланси-сквер, не так ли? — спросила Кэролайн дрожащим голосом. Она представила Северьянова в постели с какой-то женщиной и себя, наблюдающую за ними с близкого расстояния.

Нет, она никогда не согласится на это!

— Да, — ответил Северьянов и постучал. Дверь сразу же распахнулась. Кэролайн и сама не знала, что ожидала увидеть — может, обнаженную женщину? — но им открыл привратник вполне приличного вида.

— Что желаете, сэр? — обратился он к князю.

— Передайте мадам Рассел, что ее спрашивает князь Северьянов.

Привратник поклонился и исчез. Кэролайн взглянула на князя, и тот улыбнулся ей. Кэролайн подумала, что сделал бы Северьянов, если бы она сейчас повернулась и бросилась бежать. Но это было бы глупо! Ведь ей никогда уже не представится возможность попасть в бордель.

Вернулся портье и предложил Кэролайн и Северьянову следовать за ним. Их попросили подождать в холле, убранство которого не отличалось простотой: паркетные полы, красные ковры, стены, обтянутые цветастой тканью. Наверх вела лестница с красной ковровой дорожкой посередине, и Кэролайн с отвращением представила себе, что находится на втором этаже.

— Мадам сейчас выйдет. — К ним подошел слуга. — Не соблаговолите ли подождать в гостиной?

— Мы, пожалуй, подождем в другом месте. Моему юному другу надо выпить что-нибудь прохладительное.

Северьянов обнял Кэролайн за плечи и решительно повел ее по коридору. Проходя мимо гостиной, Кэролайн вытянула шею и заглянула туда. Там сидели джентльмены и очень привлекательные женщины. Кэролайн замедлила шаг, стараясь разглядеть все.

Северьянов удивленно приподнял брови.

— Вы предпочитаете гостиную?

Кэролайн не ответила, ибо в одном из мужчин узнала сэра Томаса Вудхэвена, известного члена парламента, горячего сторонника всяческих реформ, действующего в интересах малоимущей части населения. Недавно он выступил в защиту прав детей, труд которых использовался на шахтах. Кэролайн замерла от удивления. Вудхэвен — и вдруг в борделе! Разочарованная и рассерженная, она не верила своим глазам. Он всегда так восхищал ее! А оказался обманщиком!

Северьянов решительно взял девушку за предплечье, однако она успела увидеть и других джентльменов. Впрочем, никого из них она не знала. Женщины были в весьма откровенных нарядах, но выглядели не более вызывающе, чем дамы на балу у Шеффилдов.

— Идемте же! — сказал Северьянов.

Кэролайн кивнула, и он повел ее по коридору в самый дальний салон, ничем не отличавшийся от подобных салонов в любом мужском клубе. В комнате, обшитой деревянными панелями, стояло несколько небольших столиков, в мраморном камине ярко горел огонь, Кэролайн села за столик вместе с князем и окинула взглядом уютную комнату в надежде увидеть знакомые лица. Вдруг она оживилась.

— Это не лорд Дэвисон? Один из заместителей Каслеро? Северьянов откинулся на спинку стула.

— Он самый. — Князь пристально взглянул на Кэролайн.

Дэвисон заметил их и издали кивнул князю.

«Интересно, знает ли Энтони, что его отец — завсегдатай борделя?» — подумала девушка. А Северьянов еще считает женщин непостоянными и лицемерными!

— Я видел в гостиной сэра Томаса Вудхэвена, — заметила она.

— Вас, наверное, это шокировало?

— Он не раз говорил — причем с большой убежденностью! — о падении нравственных принципов в нашей стране. Вудхэвен публично призывал бороться с пороками, разъедающими общество, к числу которых, несомненно, относятся и утехи в борделе! — Ее глаза сверкнули. — Для меня он был своего рода героем.

— Сожалею, что вам пришлось снять розовые очки, — усмехнулся Северьянов. — Безгрешных людей нет, Чарльз. Боюсь, ваши иллюзии чреваты большими разочарованиями.

— А что здесь делает Стюарт Дэвисон?

Князь подозвал лакея и заказал два бокала портвейна.

— Полагаю, то же самое, что собираемся делать и мы, — ответил Северьянов.

Их взгляды встретились, и Кэролайн буквально утонула в его глазах. Запретные эротические сцены снова замелькали в ее воображении: Северьянов, страстно обнимающий женщину. Потом вдруг на месте незнакомой женщины оказалась она сама,

— Впечатлений, полученных здесь, вы не забудете никогда, — тихо проговорил князь.

Кэролайн, пораженная его словами, постаралась утихомирить свое разыгравшееся воображение. Она ни за что не станет наблюдательницей, как бы ни было велико искушение. — Князь, — пробормотала Кэролайн, — я понимаю ваши намерения, и мне это… интересно. Но я не желаю видеть, чем вы будете заниматься с одной из этих женщин. Это од грешно.

— Неужели вам не претит ханжеская мораль? Такому просвещенному молодому человеку, как вы?

— С моими моральными принципами все в порядке. Я придерживаюсь нормы, а вот вы — нет! Он рассмеялся.

— Князь, я говорю серьезно. То, что вы предлагаете мне, гадко.

— Ничуть, юный Чарльз, это практикуется постоянно. Здесь даже есть специальные комнаты с зеркалами, сквозь которые можно видеть все из смежной комнаты. Они-то и предназначены для созерцания эротических сцен.

— Неужели?!

— Да, — весьма удовлетворенно подтвердил он.

Кэролайн охватило смятение. Она не может, не должна соглашаться!

Северьянов внезапно поднялся и обнял несколько поблекшую, но все еще миловидную блондинку в элегантном шелковом платье лавандового цвета. В ушах и на груди у нее сверкали бриллианты.

— Как поживаешь, Клэр? — спросил он с улыбкой.

— Ники, ты? Какая приятная неожиданность! — воскликнула та и бросила взгляд на Кэролайн. — Мы не виделись несколько лет, дорогой мой, — сказала Клэр Рассел.

— Да, давненько. — Князь внимательно оглядел Клэр. — Ты прекрасна, как всегда. Она усмехнулась.

— Полно тебе, я стала на десять лет старше, а вот ты почти не изменился. Даже если бы мне не сказали, что ты здесь, я узнала бы тебя сразу.

— Позволь представить тебе моего юного друга Чарльза Брайтона. — Князь обернулся к Кэролайн. — Брайтон, это мадам Клэр Рассел.

Девушка вскочила, избегая встречаться с испытующим взглядом женщины.

— Рад познакомиться, — пробормотала она.

Глаза у Клэр были слишком умными, слишком проницательными, и Кэролайн испугалась, что мадам Рассел не обманет ее маскарадный костюм. И что означают столь теплые отношения между князем и этой женщиной? Может, у них когда-то была любовная связь? Кэролайн вполне допускала это. Она сразу заметила, что Клэр Рассел из тех женщин, чья красота не меркнет с годами. Кэролайн ощутила укол ревности.

21
{"b":"8081","o":1}