ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И с тех пор вы сохранили теплое отношение к ней? Девушка, кажется, ревнует? Как ни странно, князю это понравилось.

— Она необыкновенная женщина — искренняя, без всякого притворства.

— Князь, вы все же не слишком высокого мнения о женщинах.

— Очень немногие женщины заслуживают высокого мнения, и это понятно. Большинству от меня что-то нужно, и они стараются добиться своего, не стесняясь в методах.

— Могу себе представить, — пробормотала она, краснея. Князь взглянул на ее поникшую головку. Девушка чертовски наивна! Она не может быть политическим агентом. Теперь он был уверен в этом. Затея с переодеванием, вероятно, вызвана какими-то другими причинами. Возможно, ее толкнуло на это непреодолимое любопытство. Большинство женщин не стремятся расширить свой кругозор и идут по проторенной дорожке: выходят замуж по расчету, рожают детей и, не зная забот, кружатся в вихре светских развлечений. В отличие от них Кэролайн, несомненно, интеллектуалка, она образованна, начитанна и, по молодости, легкомысленно пренебрегает условностями. Подумать только, читала Абеляра! Князь до сих пор не оправился от удивления.

— Говорят, — Кэролайн так и не поднимала глаз, — где бы вы ни появились, после вас остаются разбитые сердца.

У него дрогнуло сердце.

— Это вздор.

— Вот как?

— Если я и разбил чье-то сердце, мне об этом ничего не известно.

— Я так и думал, — безрадостно заметила Кэролайн.

И тут их глаза встретились. Девушка вдруг показалась ему такой хрупкой и уязвимой, такой невинной и наивной и вместе с тем такой женственной и соблазнительной, несмотря на безобразный маскарадный костюм! И так же неожиданно князя охватило страстное желание обладать ею, послав ко всем чертям возможные последствия. Он отвел взгляд, надеясь, что это мимолетное помрачение рассудка пройдет.

— Мы приехали.

Карета остановилась. Снаружи послышались шаги лакеев, спешащих распахнуть дверцу.

Она не сразу поднялась, и несколько мгновений они молча смотрели в глаза друг другу.

— Вечер был очень… интересный, — сказала Кэролайн. Князь промолчал.

— Доброй ночи, Северьянов. — Выходя из кареты, девушка оглянулась.

— Буду рад снова увидеться с вами, Чарльз, — сказал князь. И это была чистая правда.

Он подал знак кучеру, и карета тронулась. Князь не оглянулся, хотя это стоило ему больших усилий. Николасу стало грустно.

Несколько часов спустя Николас остановился возле лавки Брауна. Стояло солнечное утро. Не удержавшись от соблазна, он появился здесь, ибо догадывался, что после прошлой ночи Кэролайн едва ли ожидает его.

Князь толкнул дверь, и над ней звякнул колокольчик. За конторкой сидел коренастый седеющий мужчина и что-то писал. Кэролайн не было видно, но ведь еще не пробило и десяти, а прошлой ночью она вернулась домой почти в два часа.

Увидев князя, пожилой джентльмен улыбнулся. Николас решил, что это, наверное, и есть Джордж Браун, но не нашел особого сходства между отцом и дочерью. Он остановился перед конторкой.

— Доброе утро. Вы, полагаю, Джордж Браун? Джордж закрыл бухгалтерскую книгу и сунул ее в ящик под конторкой.

— Да, это я, — ответил он с несколько натянутой улыбкой. — Мы с вами знакомы, сэр?

— Разрешите представиться: я — князь Николай Северьянов. — Николас заметил, что в глазах хозяина лавки промелькнуло беспокойство. Интересно, что его встревожило?

— Ну как же, как же. На днях моя дочь получила от вас заказ. — Джордж отвернулся и, взяв в руки стопку листков, начал внимательно просматривать их.

Заметив, что у него слегка дрожат руки, Николас задумался. Что-то произошло, но что? Проще всего, конечно, предположить, что Джордж принимает участие в затеях дочери. Однако вчера князь пришел к выводу, что переодевание Кэролайн не имеет ничего общего с войной или слежкой. Так что Джорджу наверняка ничего не известно о недавнем приключении Николаса с его дочерью.

— Меня интересует «Так и не так» Абеляра в оригинале. — Николас украдкой взглянул на ведущую наверх лестницу. — А также энциклопедия Бартоломью.

— Да, теперь я вспомнил. — Джордж отложил листки. — Абеляра, боюсь, не удастся найти. Я связался со своими клиентами и на континенте, и здесь, в Англии. А Бартоломью я видел в Праге. Надеюсь, книгу можно будет купить, если заплатить за нее хорошую цену.

— Какую же? — спросил Николас.

— Возможно, тысячу фунтов. Князь кивнул.

— Сообщите вашему клиенту, что я согласен. Даже готов, если надо, увеличить сумму вдвое.

Джордж широко раскрыл глаза.

Скрипнула половица, и мужчины одновременно взглянули на лестницу. Держась за перила, к ним спускалась Кэролайн. Николас тотчас же забыл и о Джордже, и о заказе.

Он во все глаза смотрел на нее. Она была в светло-голубом муслиновом платье с длинными рукавами и высоким воротником, простеньком и очень женственном — в отличие от маскарадного костюма. Князь понимал, что она не просто хорошенькая, а красивая, очень красивая, и у него защемило сердце.

Девушка, заметив его напряженный взгляд, растерялась. На ее нежной, как тонкий английский фарфор, коже не осталось следов грима. Вместо Чарльза появилась прелестная молодая женщина с огромными зелеными глазами и белокурыми волосами.

— Доброе утро, Кэролайн, — сказал Джордж.

Девушка подошла к мужчинам и на мгновение встретилась взглядом с Николасом. Щечки ее вспыхнули. Может, ей вспомнилось все, что произошло прошлой ночью? Уж ему-то точно вспомнилось.

— Извини, папа, я проспала. — Кэролайн поцеловала отца в щеку. Потом взглянула на Николаса и слегка присела в реверансе. — Князь Северьянов, рада видеть вас. — Она была явно испугана и от этого показалась ему совершенно беззащитной.

Он склонился к ее руке.

— Разве я мог не прийти? Сегодня меня привело сюда не только желание заполучить редкие книги, — тихо сказал князь. Девушка покраснела еще сильнее.

— Мы обсуждали заказы князя, — вмешался Джордж, переводя встревоженный взгляд с Кэролайн на Николаса. — И только что заключили сделку. Я сказал князю, что он может заплатить за Бартоломью не вперед, а после получения книги. — Это был намек на то, что князю пора уходить.

Но Николас сделал вид, что не понял намека, и раскрыл бумажник.

— Позвольте мне внести аванс для оплаты наших будущих сделок. — Он обернулся к Кэролайн и больше не обращал внимания на Джорджа, как будто того и не было в комнате. — Мисс Браун, не поможете ли мне выбрать книгу для моей сестры?

Кэролайн удивленно улыбнулась. Николас ответил ей любезной улыбкой. Вчера он сказал Чарльзу, что у него нет сестер, но ведь предполагается, что Кэролайн об этом не знает.

— С удовольствием, — наконец ответила она. — Что любит читать ваша сестра? — Голос ее слегка дрожал, но тон был язвительным.

— Она весьма романтична. Может, что-нибудь из поэзии? Любовная лирика? Все женщины мечтают о любви.

Кэролайн закусила губку. Уж не вспомнила ли она их вчерашний разговор? Как и предполагал князь, девушка проглотила наживку.

— Любовь — важная часть жизни как для мужчин, так и для женщин, ваше сиятельство. Не согласны?

— Думаю, — возразил князь, забавляясь разговором, — для женщин любовь гораздо важнее, чем для мужчин. К примеру, женщины стремятся выйти замуж по любви. А по-моему, это нелепая фантазия.

— Я не считаю это стремление нелепым. Мои родители, например, вступили в брак по любви. — Кэролайн гордо вздернула подбородок.

— Вы защищаете женскую точку зрения, Кэролайн.

— Мой отец тоже женился по любви. — Она обратилась к Джорджу:

— Не так ли, папа?

— Конечно, я любил твою мать, Кэролайн.

Кэролайн взглянула на князя.

Джордж все-таки не сказал, что женился по любви, но Николас не стал заострять на этом внимание.

— А вы, мисс Браун? Вы тоже надеетесь выйти замуж по любви?

Не успела удивленная девушка ответить, вмешался Джордж:

— Кэролайн, у меня назначена встреча на одиннадцать тридцать.

24
{"b":"8081","o":1}