ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Значит, тебе пора идти, — отозвалась она с явным облегчением. — А мне, очевидно, придется поискать что-нибудь из романтической поэзии для сестры князя.

Николас с нетерпением ожидал, когда же наконец уйдет Джордж.

— У меня есть еще несколько минут. — Джордж с опаской взглянул на князя.

— Не задерживайтесь из-за меня, — невозмутимо промолвил Николас.

Джордж промолчал, а Кэролайн нахмурила лобик.

— Отец задерживается вовсе не из-за вас. Не беспокойся, папа. Ступай.

Она подошла к полкам и взяла один из томов.

— Это Вордсворт. У нас богатый выбор поэтов. Есть Томас Мор, Байрон и множество других. Расскажите немного о своей сестре…

— А кого из поэтов любите вы? — спросил Николас. — Думаю, сестре понравится то, что вы посоветуете. — Он улыбнулся. — Но вы так и не ответили на мой вопрос: надеетесь ли выйти замуж по любви?

— Вообще-то я не уверена, что когда-нибудь выйду замуж.

— Вот как? — усомнился князь.

— Вы насмехаетесь, а я говорю искренне.

— Но вы красивая женщина. Умная и образованная… Хотя и слишком романтически настроены. Трудно представить, что вы останетесь старой девой.

— Как решу, так и будет.

— Но вы только что сказали, что любовь — важная часть жизни. Неужели вы намеренно лишите себя столь важной части?

— Любовь не возникает по мановению волшебной палочки. Не вижу необходимости связывать себя на всю жизнь с каким-нибудь болваном с низменными инстинктами, который навяжет мне роль, играть которую я не желаю. Я просвещенная женщина и обязана многое сделать в жизни. — Она улыбнулась так, будто считала, что дала исчерпывающее объяснение.

Может, девушка намекала на то, что его низменные инстинкты проявились вчера вечером? Вполне возможно.

— Вы убедили меня. Но что, если вас сразит наповал любовь с первого взгляда?

Она испуганно взглянула на князя.

— Не знаю.

— А я знаю, — усмехнулся он. — Вы броситесь в объятия этого героя с такой страстью, какую до сих пор отдавали своим книгам.

Князь ничуть не сомневался в этом, хотя уже немного ревновал Кэролайн к мужчине, который когда-нибудь завоюет ее сердце.

— Не понимаю, о чем вы говорите. — Девушка покраснела. — Мы, кажется, искали томик стихов для вашей сестры?

— Да. Так что же вы сами любите?

Она замялась.

— Вы что-то скрываете? — спросил Николас.

— Вы большой знаток человеческой природы, не так ли? Ну так вот: я больше всего люблю сонеты Шекспира.

— Шекспир? Мне не следует удивляться. Вы очень непредсказуемы, мисс Браун. Значит, Шекспир. — Он покачал головой. — И это говорит женщина, читавшая Абеляра и Бентама?

— Человеческая натура многогранна, ваше сиятельство, — язвительно заметила Кэролайн.

Николас прислонился к книжной полке. Эпизоды прошлой ночи вихрем пронеслись у него в голове. Он знал, что девушка вспоминает о том же.

— Найдите мне Шекспира, — попросил князь.

Она кивнула, поставила на место Вордсворта и взяла сонеты.

— Надеюсь, вашей сестре это понравится. — Кэролайн протянула ему книгу. Их взгляды встретились.

— По правде говоря, я собираюсь прочесть ее сам. — Николас не сводил с нее глаз.

Сзади раздалось покашливание. Кэролайн вздрогнула. Николас оглянулся. Джордж стоял в сюртуке и шляпе.

— Мне пора, — сказал он. Ему явно не хотелось оставлять их наедине. — Вам выписать счет за вашу покупку? — спросил Джордж у Николаса.

— Я еще не все купил. — Князь любезно улыбнулся.

— Я вернусь часа через полтора. — Джордж кивнул.

— Не беспокойся, папа. — Кэролайн поцеловала его в щеку. Она проводила отца взглядом и, едва за ним закрылась дверь, с улыбкой обратилась к Николасу:

— Что-нибудь еще?

— Признаться, то, о чем я хотел бы попросить, не имеет отношения ни к поэзии, ни к книгам. Она замерла.

— Я понимаю, сейчас вы заняты в лавке, но, возможно, позднее позволите мне пригласить вас прокатиться в парке? Скажем, завтра в три часа?

Кэролайн удивленно взглянула на него.

— Я… я не знаю.

— Прошу вас, не огорчайте меня отказом. — Князь приложил руку к сердцу.

Она судорожно глотнула воздух.

— Я не понимаю… ваших намерений.

— Все очень просто. Я надеюсь закрепить нашу дружбу — и только.

— А вдруг это не понравится вашей жене?

— Такое невинное знакомство? Едва ли. Но, может быть, вы боитесь?

Кэролайн вздернула подбородок:

— Не такая уж я кроткая овечка, ваше сиятельство.

Николас усмехнулся.

— Слава Богу, значит, вы мне не откажете?

— Вам когда-нибудь отказывали, ваше сиятельство?

— Нет.

— Я так и думала. Значит, это будет впервые.

— Но мы могли бы поговорить о Бентаме, если угодно.

Она рассмеялась.

— Как офицер и как джентльмен, клянусь вернуть вас домой в целости и сохранности. Если вы боитесь этого. Глаза ее сверкнули.

— Разве я сказала, что боюсь, ваше сиятельство?

— Мне так показалось.

— Ну что ж, я давненько не каталась по парку. Значит, в три часа? Тогда до завтра. Князь поклонился.

— Буду с нетерпением ждать нашей встречи.

Глава 11

«НОЧНЫЕ БАБОЧКИ»

Насколько популярен этот бордель среди самых модных на сегодняшний день заведений подобного рода? Ответ на этот вопрос таков: весьма популярен, потому что даже в будни, около полуночи, не менее дюжины джентльменов посетили один ничем не примечательный кирпичный дом неподалеку от Деланси-сквер, владелица которого старается всячески угодить своим клиентам. Женщины там подобраны со знанием дела и способны удовлетворить даже самые экстравагантные желания джентльменов. В данной статье речь идет только о тех джентльменах, которые развлекались в гостиных, и репортер не знает, сколько их находилось в это время за закрытыми дверями отдельных кабинетов в обществе жриц любви. Но как объяснить появление там члена палаты общин, сэра Т.В. ? Быть может, сэр В. расследовал вопрос о запретной любви, готовясь выступить в палате общин и обличить пороки, разъедающие общество? А не стоит ли вспомнить старую пословицу о тех, кто больше всех протестует?… Увы, этот достойный член парламента был не единственным там титулованным лицом и членом правительства. Один из членов кабинета Ливерпула тоже не слишком любит сидеть дома в полуночный час. Возможно, заведение мадам особенно притягательное место сбора наиболее знаменитых или, напротив, бесславных членов нашего общества. Так или иначе, в комнаты, расположенные наверху, проследовал один сановный иностранец, а он ни много ни мало имеет княжеский титул.

Николас в изумлении глянул на статью Коппервилла. Он вернулся домой переодеться после ленча, собираясь после этого заехать за Кэролайн. Князь лихорадочно обдумывал ситуацию. Возможно ли такое? Неужели эта девушка, выдававшая себя за Чарльза Брайтона, подписывается именем Чарльза Коппервилла?

Полный абсурд!

Но, с другой стороны, это объясняло многое.

Значит, она очень быстро написала статью и вчера отнесла ее в редакцию «Кроникл». Итак, Кэролайн сочинила свой сатирический опус после их визита к Клэр. Князь задумчиво уставился на письменный стол. Он не верил в совпадение. А что, если Коппервилл находился у Клэр в то же самое время, когда они с Кэролайн были там? Возможно, но маловероятно.

Скорее всего маленькая Кэролайн Браун и есть Чарльз

Коппервилл.

Князь расхохотался до слез.

Черт возьми! Ему следовало догадаться с самого начала, что Коппервилл — женщина, но он объяснил наивность и романтизм сатирика его молодостью, а не принадлежностью к слабому полу. Ну что ж, теперь Николас знал, причина и в том и в другом. Он покачал головой, все еще не оправившись от удивления. И вдруг ему стала понятна причина переодевания Кэролайн в мужскую одежду: да это же ее метод сбора материала для сатирической колонки! Разумеется, она не политический шпион. Как же ей добывать информацию, если она не пэр? Конечно, Кэролайн — это Коппервилл. У них совершенно одинаковые взгляды!

25
{"b":"8081","o":1}