ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У нее защемило сердце. Наконец-то она узнала, как слабы чувства к ней князя, если он с такой легкостью отказывается от нее.

— Вы, кажется, огорчены? Чем? Кэролайн покачала головой.

— Мне нужно время на размышления.

— Я предполагал, что вы это скажете. — Князь схватил ее за руки. — Вы нужны Кате, Кэролайн. Вы слишком умны, чтобы не понимать этого.

Кэролайн знала, что не должна соглашаться. Но князь прав, она нужна девочке. Что же делать? Ведь даже сейчас, когда он держал ее за руки, она невероятно остро ощущала его близость.

— Я не могу, — прошептала она. Инстинкт подсказывал ей, к чему приведет такая близость.

— Кэролайн, советую вам принять мое предложение не откладывая. А потом у вас будет время решить, поедете ли вы в Россию вместе с Катей. — Он пристально поглядел на нее. — А я сделаю все, чтобы вы решили этот вопрос положительно.

Она понимала, что позволить князю вовлечь себя в его жизнь еще глубже было бы величайшей ошибкой.

— Если угодно, считайте эту работу временной, пока не рассеются сомнения в правильности принятого решения.

— Ну хорошо. Я согласна. Временно. — Ничего страшного в этом нет.

Князь удовлетворенно улыбнулся.

А вдруг она делает ошибку?

Мари-Элен изменила свои планы на вечер. Она внимательно разглядывала свое отражение в зеркале. Княгиня никогда еще не выглядела лучше, чем сейчас, и хорошо это знала. Тело ее всегда было прекрасно, даже во время беременности, а недавно, когда она почувствовала дыхание смерти, ее талия стала тоньше на один дюйм. Это подчеркнуло полноту бюста и соблазнительный изгиб бедер. Платье из шифона цвета слоновой кости красиво обрисовывало контуры стройной фигуры. Николас не останется равнодушным к тому, что увидит, да и какой мужчина устоит перед такой красотой?

«Слава Богу, что удалось подслушать „деловое предложение“ Николаса», — в гневе подумала она. Княгиня оказалась права, подозревая, что муж питает интерес к этой тощей простолюдинке. Хотелось бы знать, как далеко зашли его отношения с дочерью книготорговца. Что именно произошло в парке? Что случилось прошлой ночью? И как он посмел сказать этой плебейке, что ссылает ее, свою жену, в Тверь?

Мари-Элен спускалась в холл, пытаясь подавить гнев и страх. Немыслимо! Трудно поверить, что, Николас влюбился в эту деревенщину, когда к его услугам самые красивые женщины в мире. Когда он может владеть ею, Мари-Элен!

Правда, муж не прикасался к ней уже пять с половиной лет.

На лестничной площадке княгиня остановилась, глубоко вздохнула, поправила декольте, напряженно размышляя о том, что Кэролайн Браун, видимо, примет предложение Николаса. Нет, этого нельзя допустить! Конечно, Николас вправе заводить интрижки, что он и делал все эти годы, но только не с этой сверхобразованной, самоуверенной мегерой. Ничего не выйдет! Она этого не допустит, хотя и убеждена, что Кэролайн Браун ей не соперница.

Однако княгиня встревожилась. Интрижки Ники всегда были коротки, и дело не доходило до глубокой привязанности. Обычно он скучал в обществе женщин, даже самых красивых. Раза два Мари-Элен видела мужа с дамой, как говорили, близкой ему, однако и с ней он явно скучал. А вот с мисс Браун князь и сегодня, и на днях в опере был весьма оживлен.

Мари-Элен не понимала, что именно происходит, но тверда решила положить этому конец. Нет уж, она не допустит, чтобы Кэролайн Браун отправилась вместе с ними в Россию!

Княгиня вошла в гостиную. Николас и Катя наблюдали за котенком, играющим с клубком шерсти. Они улыбались.

— Добрый вечер, — весело сказала княгиня. С лица Кати исчезла улыбка, она не отрываясь смотрела на мать. Мари-Элен подошла к ней и обняла за плечи.

— Ты показала папе этот чудесный кошачий ошейник? — спросила она и взглянула на мужа.

Он небрежно развалился на диване, скрестив длинные ноги, но смотрел на жену настороженно. Мари-Элен хорошо знала, что Николас не из тех мужчин, которых можно обвести вокруг пальца. Даже если он и заметил, как соблазнительна сегодня жена, то не подал виду.

— Полагаешь, ошейник с сапфирами — подходящая вещь для котенка шестилетней девочки? — спросил он.

— Раньше ты никогда не ограничивал мои расходы.

— Не отнесешь ли ты котенка на место, чтобы мы могли сесть за стол? — обратился князь к дочери.

— Хорошо, папа.

Девочка соскользнула с дивана и взяла на руки котенка. Она подождала, пока отец кивнул ей, разрешая уйти, и торопливо вышла из гостиной.

— Я говорю не о твоих расходах, — решительно сказал князь, как только дочь удалилась. Он поднялся, но не успел сделать и шага, как Мари-Элен подошла к нему сзади.

— Извини меня за излишнюю экстравагантность. Прошу тебя, Ники, не сердись на меня. Мы с Катей так хорошо провели время, занимаясь покупками.

— Вот как? — воскликнул он, удивленно вскинув русую бровь. — Надеюсь, что так оно и было.

Князь хотел уйти, но Мари-Элен схватила его за руку.

— А как ты провел послеобеденное время?

Он холодно взглянул на нее.

— С каких это пор тебя интересует, как я провожу время? Княгиня лукаво улыбнулась:

— Надеюсь, твоя маленькая подружка из книжной лавки вернулась домой благополучно?

— Да.

— Дорогой, тебе изменяет вкус. Едва ли она заслуживает твоего внимания.

— Твоя злобная натура проявляется во всей полноте, Мари-Элен. Я не намерен говорить с тобой о мисс Браун. Кстати, я предложил ей место компаньонки дочери.

Мари-Элен не изобразила удивления.

— Категорически возражаю!

— Что?! — В глазах князя сверкнула ярость. Мари-Элен тут же сменила тактику.

— Я не хочу, чтобы эта простолюдинка находилась рядом с моей дочерью. У Кати есть Тэйчили, ей не нужна компаньонка. — Она улыбнулась.

— Моя драгоценная супруга, я не спрашиваю ни твоего мнения, ни твоего совета. Это моя жизнь, а ты в ней всего-навсего одна из деталей. Я нанял мисс Браун — вот и все.

Мари-Элен не верила своим ушам. Хотя у них время от времени возникали ссоры из-за Кати, она давно научилась пользоваться своей материнской властью и выходить победительницей из подобных баталий. Заведенный порядок в доме существовал уже много лет. Княгине и в голову не приходило, что Николас вдруг пожелает сменить гувернантку и нарушить порядок, весьма устраивающий Мари-Элен.

— Вопреки моему желанию? — воскликнула она.

— Да.

— Но почему тебя не устраивает теперешняя гувернантка?

— Я не хочу, чтобы всем руководила Тэйчили, когда ты будешь в Твери.

Мари-Элен встревожилась еще больше.

— Как заставить тебя изменить решение? Я ненавижу деревню, Ники!

Не ответив на вопрос, он презрительно взглянул на жену и подошел к письменному столу.

Мари-Элен облизнула пересохшие губы.

— Мы чудесно провели время, спроси у Кати. — Это была ложь.

Княгиня едва выдержала те два часа. Катя говорила только тогда, когда мать обращалась к ней с вопросом. Потом Мари-Элен вышла из себя, и девочка вовсе перестала разговаривать. Княгине вдруг показалось, что дочь вот-вот расплачется — и тут уж она действительно разозлилась. И все из-за какого-то проклятого котенка!

— А завтра, — продолжала с воодушевлением Мари-Элен, внезапно решив принять приглашение, полученное раньше, — я возьму Катю с собой на чай к герцогине Хартфорд. Ей там будет очень весело!

— Неужели? Ты можешь хоть каждую минуту проводить с дочерью, пока не уедешь в Тверь, но это не повлияет на мое решение. Оно окончательно.

— Сегодня я отправила письмо царю. И еще одно — своему отцу,

— Ну что ж, — улыбнулся князь. — Если только они не направят в Тверь освободительную армию, ты останешься в тверском поместье.

Мари-Элен разразилась слезами.

— Ники, почему мы ссоримся? — прошептала она. Подойдя совсем близко к нему, княгиня взяла его руку и приложила к своей груди. — Умоляю, прости меня!

Он с отвращением отпрянул от нее.

— Прошу тебя, прибереги свои актерские таланты для кого-нибудь другого.

45
{"b":"8081","o":1}