ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэролайн покачала головой и отвела взгляд. Раффальди опустил глаза.

— Немедленно ступайте за врачом, — велел князь кучеру. — А вы пойдете со мной в библиотеку, — обратился он к Кэролайн.

В библиотеке горел огонь в камине и было тепло и уютно. Князь подошел к сервировочному столику и налил стакан водки.

— Этого мне не надо, я уже вполне оправилась, — тихо сказала девушка.

Князь достал из кармана носовой платок и смочил его водкой.

— Немного пощиплет, зато вы избежите заражения, и шрамов не останется.

— Я могу сделать это сама.

Не ответив, князь осторожно обработал ссадины на щеке и на плече.

— А теперь расскажите, что произошло на самом деле.

— Ладно. Возможно, меня толкнули. Но я не уверена.

— Вас толкнул вор? Случайно?

— Полагаю, да.

— Рад, что вы легко отделались. Но вас что-то встревожило?

— Немного. Я очень испугалась, когда груженая телега чуть не переехала меня… Он замер от ужаса.

— О Господи! — Князь взял в ладони ее лицо и тут же понял, что его чувства к Кэролайн стало не так-то просто контролировать. Ему вспомнилось, как выглядела Кэролайн в ситцевой ночной сорочке прошлой ночью и что он чувствовал, держа ее в объятиях. — В следующий раз, когда куда-нибудь пойдете, вас будут сопровождать два сильных грума.

— Но большинство людей не пользуется охраной, ваше сиятельство.

— Николас, — тихо поправил ее он.

Сегодня его миссия в Лондоне завершилась. Между двумя странами был подписан договор. Князь оказался прав. Заключению договора препятствовал Дэвисон. В ближайшее время на родину вернется не только Мари-Элен, но и он сам с дочерью.

— Кэролайн, мне нужно кое о чем поговорить с вами. Сегодня мы подписали договор. Она молча смотрела на него.

— Я уже отправил домой курьера с доброй вестью.

Кэролайн побледнела. Князь не успел спросить, поедет ли она с ним, потому что в библиотеку стремительно вошла его жена. Увидев их, она замерла. Несмотря на все, что натворила Мари-Элен, Николас почувствовал себя виноватым. Ведь не жить с женой — одно, но испытывать сильное чувство к другой женщине — совсем другое.

— Надеюсь, не помешала? — насмешливо спросила Мари-Элен.

— Если бы я хотел, чтобы меня не беспокоили, я закрыл бы дверь. — Николас встретился с женой взглядом.

— Ах Боже мой! — воскликнула она, посмотрев на Кэролайн. — Что с вами случилось, мисс Браун?

— Со мной… произошел несчастный случай. — Девушку охватило смятение.

— Вот как? Какого рода несчастный случай? — с притворным беспокойством спросила Мари-Элен.

— Ничего особенного. На меня напал уличный воришка. А теперь, если позволите, я пойду к себе. Я очень устала.

— Но я хочу знать подробности, — заявила Мари-Элен. — Вы, наверное, расстроились. Вы не ранены?

— Ну, довольно! — прервал ее Николас. — Если не можешь даже изобразить сочувствие, лучше уйди отсюда.

— Но меня действительно встревожил несчастный случай с мисс Браун. Я пришла узнать, как это произошло. К тому же я слышала, что подписан договор. Это правда, Ники?

— Да, правда. Наши страны уже не находятся в состоянии войны.

— Чудесно! — воскликнула Мари-Элен. — Теперь мы вернемся в Россию вместе, Ники! — У нее заблестели глаза. — Когда мы отправимся?

Князь смотрел на Кэролайн.

— Как можно скорее.

Мари-Элен рассмеялась и прижала руку к сердцу.

— Жду не дождусь, когда мы уедем. Я так скучаю по родине! Кэролайн, почувствовав, что вот-вот расплачется, быстро вышла из комнаты.

— Кэролайн! — крикнул князь. Мари-Элен взяла его за локоть.

— Пусть идет. Она не для тебя, Ники, и ты это знаешь.

Он промолчал.

— Садитесь, пожалуйста, синьор Раффальди. — Николас пригласил итальянца для разговора. — Я очень обеспокоен тем, что произошло сегодня.

Раффальди сидел в напряженной позе, глядя в глаза князю.

— Клянусь, ваше сиятельство, мы никогда больше не позволим никаким хулиганам и близко подойти к княжне!

— Ни вы, ни мисс Браун не могли предвидеть, что замышляет этот вор. Но я хочу знать все точно. Мисс Браун чего-то недоговаривает.

Раффальди кивнул.

— У мисс Браун выхватил сумочку мальчишка лет тринадцати.

— А дальше?

— А дальше произошло нечто ужасное. Воришка убежал, мисс Браун, упавшая на колени, начала подниматься с помощью мужчины, одетого как джентльмен. Я думал, этот человек хочет ей помочь, а он толкнул мисс Браун на проезжую часть, прямо под колеса мчавшейся телеги.

Николас насторожился.

— Значит, это он толкнул ее? А не воришка?

— Нет, ваше сиятельство. Джентльмен.

— Может, случайно?

— Нет, я все видел своими глазами!

Николас побледнел. Кто мог толкнуть Кэролайн под колеса телеги? Он предполагал, что это связано со шпионской деятельностью ее отца. А вдруг кто-то хочет воздействовать на него через Кэролайн? Однако князь не исключал причастности к этому своей жены. Особа безрассудная и крайне испорченная, она, несомненно, заметила его отношение к Кэролайн. Неужели Мари-Элен зашла так далеко? Едва ли. Но этого нельзя исключать.

— Слава Богу, что она не ранена. И не погибла, — сказал учитель.

— Да, слава Богу.

Кэролайн лежала в постели, но спать не могла. Вернувшись в свою комнату, она дала волю слезам и теперь чувствовала себя раздавленной, опустошенной. Договор подписан, и Северьянов уедет в ближайшее время. Он вернется в Россию, и она никогда больше не увидит его. Если не поедет с ним.

Закрыв глаза, девушка представила себе поле боя: солдаты, кони, бряцание сабель, ружейная пальба, гром пушек. Князь, несомненно, сразу же отправится в действующую армию. А вдруг его убьют?

Ей очень хотелось уехать с ним, и при этом она совсем не думала о том, что нужна Кате. Кэролайн влюбилась в него, хотя он входил в высший свет, ненавистный ей своими наследуемыми привилегиями. При этом князь не отличался ни пресыщенностью, ни самодовольством, как прочие аристократы. Он любящий отец, человек благородный и настоящий патриот. Князь — истинный джентльмен и, видит Бог, не раз доказал это с тех пор, как они встретились. В своих поступках он руководствуется чувствами чести и долга. Разве могла она не полюбить его?

Но князь женат и уезжает на родину. Кэролайн вытерла слезы. Было бы безумием поехать с ним и со всеми его домочадцами. Находиться рядом с ним в роли Катиной компаньонки было бы слишком больно. Нет, надо взять себя в руки, провести с Катей оставшееся до отъезда время, а потом вернуться к себе, в книжную лавку, и забыть о существовании Николаса Северьянова.

В комнате было темно. Свеча давным-давно догорела. Кэролайн вспомнила, с каким выражением смотрел князь на жену, когда та болтала об их возвращении домой. Он был явно чем-то расстроен. Вот если бы поговорить с ним об этом…

Кэролайн села в кровати, обхватив руками колени, представила себе его отъезд… и бесконечную вереницу дней, недель, месяцев после этого. Она никогда больше не увидит его и останется с разбитым сердцем. Говорят, время лечит все раны. Но только не разбитое сердце.

Князь ждет ее ответа. Она еще не сказала, что не поедет с ним в Россию. Девушка встала и затянула пояс халата. Беда в том, что на самом деле ей очень хотелось отправиться с князем.

Она вышла из комнаты в темный коридор и на цыпочках спустилась по лестнице.

Дверь в библиотеку была открыта. Кэролайн видела, что в камине пылает огонь. Она прокралась поближе и заглянула в комнату. Сердце у нее затрепетало.

Северьянов лежал на диване, мрачно уставившись на танцующие языки пламени.

— Николас?

Он вздрогнул, быстро спустил ноги с дивана и встал. Их взгляды встретились.

— Понимаю, что сейчас поздно, но мне хотелось поговорить с вами, — пробормотала Кэролайн.

— Вы угадали мое желание. Я надеялся, что вы придете.

Она растерялась. Князь говорил не то, что ожидала услышать девушка. Теперь гораздо труднее сказать то, что она собиралась.

Северьянов закрыл дверь.

58
{"b":"8081","o":1}