ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сию минуту освобожусь! — крикнула Кэролайн, не отрывая глаз от бумаги.

— И это все, на что я могу рассчитывать, вернувшись домой? — воскликнул Джордж Браун.

Кэролайн оглянулась и, увидев отца, просияла:

— Папа! Ты вернулся? Цел и невредим? Какая радость! — Стрелой промчавшись мимо Энтони, она бросилась в объятия отца. — Все прошло благополучно?

— Вполне. Кажется, я помешал. — Джордж опустил на пол саквояж.

Энтони Дэвисон покраснел.

— Рад познакомиться с вами, сэр. Вы, должно быть, мистер Браун, владелец этой лавки?

— Верно. Я и владелец и отец Кэролайн. — Джордж доброжелательно взглянул на юношу и протянул ему руку. — Вижу, вы увлекаетесь беллетристикой?

Энтони посмотрел на два томика, которые дала ему Кэролайн. Один роман назывался «Любовь утраченная, любовь обретенная».

— Нет-нет, — с усмешкой возразил он. — Эти книги предназначены для моей сестры.

Джордж с трудом удержался от улыбки.

— Понятно. — Он посмотрел на дочь любящим взглядом. — Уж не навязываешь ли ты покупателям свои вкусы? Кэролайн вспыхнула.

— Не удержалась. Лорд Энтони читает сейчас Гамильтона. Возможно, он захочет потом почитать Бентама?

— Не исключено.

— Вчера по рекомендации вашей дочери я купил здесь Гамильтона, — пробормотал Дэвисон.

— Вот как? А сегодня, случайно проходя мимо, решили сделать еще одну покупку — для сестры? — Джордж усмехнулся. Ситуация явно забавляла его.

— Именно так, — признался Энтони.

— Так я выпишу вам счет? — спросила Кэролайн.

— Да, прошу вас. — Энтони последовал за ней к кассе.

Когда он расплатился, Кэролайн упаковала его книги и перевязала розовой ленточкой. Потом проводила покупателя до двери и пожелала ему всего хорошего. После его ухода в лавке воцарилось молчание.

— Похоже, что ты покорила еще одно сердце, — заметил Джордж.

— Ну, папа… — смутилась Кэролайн. — Он просто покупал подарок для своей сестры.

— Думаю, у него и сестры-то нет, дорогая.

— Папа, ты снова все не так понимаешь…

— Неужели? И сколько же раз за время моего отсутствия этот юноша покупал здесь книги?

— Не знаю. Не считала. Наверное, раз пять или шесть за последнюю неделю. Джордж рассмеялся:

— Вот ты и попалась! Не бывать тебе никогда адвокатом. Кэролайн присела на стремянку.

— Да разве женщине кто-нибудь позволит стать адвокатом? — удрученно проговорила она.

— Если на свете будет больше таких женщин, как ты, все может измениться. — Джордж с обожанием посмотрел на дочь. — С каких это пор правила, установленные мужчинами, мешают тебе идти к цели?

Отец и дочь переглянулись.

— Как хорошо ты меня понимаешь, — вздохнула девушка.

— А как поживает Чарльз Коппервилл ? — спросил Джордж.

— Отлично, — усмехнулась Кэролайн и вдруг серьезно попросила:

— А теперь расскажи мне, что нового на континенте. — Великая армия овладела Вильно, судя по всему, без единого выстрела, — сказал Джордж так небрежно, словно они говорили о погоде.

— Что же случилось? — насторожилась Кэролайн.

— Похоже, русские бросили город на произвол судьбы. — Отец похлопал ее по плечу. — Царь Александр не справляется с ролью командующего действующей армией. Он глубоко заблуждается по поводу своих способностей.

— Можно было надеяться, что он извлечет урок из сражения под Аустерлицем, не говоря уже об Эйлау и Фридленде, — проговорила Кэролайн. — Его трудно назвать хорошим командующим. Как по-твоему, что произойдет, папа?

— Не знаю. А как дела у нас в стране?

— Как обычно. На севере восстание луддитов. Цены на пшеницу продолжают расти. Люди страдают от голода и страха.

— Неужели ты оправдываешь уничтожение частной собственности неуправляемой толпой? — спросил Джордж.

— Конечно же, нет, папа, но я сочувствую тем, кому нечем кормить голодные семьи, потому что труд их слишком низко оплачивается.

Джордж одобрительно улыбнулся дочери.

— Принц-регент устроил вчера грандиозное празднество. Возможно, через полгода мы узнаем, что оно обошлось казне в десять тысяч фунтов. Присутствовали Бурбоны. Он пригласил гостей к девяти, а сам появился с опозданием на полчаса. Бальный зал переполнен. Полдюжины дам упали в обморок, и их пришлось вынести на воздух. — Кэролайн презрительно усмехнулась. — Однако нашлось немало молодых повес, вызвавшихся не только вынести дам на воздух, но и распустить шнуровки на их корсетах — в порядке оказания первой медицинской помощи.

Джордж покачал головой.

— Там был и русский князь, специальный посланник царя Северьянов. Что ты о нем думаешь, отец?

— По правде говоря, я о нем совсем не думал. Говорят, он отличный боевой командир. Князь из богатой и очень родовитой семьи. У него есть брат, кажется, младший. И это почти все, что я знаю о нем. Говорят, он пытается содействовать заключению союза между нашими странами.

— Он безнравственный человек. Джордж внимательно взглянул на нее.

— Ты знаешь его? Кэролайн покраснела.

— Папа, это безнравственный, пресыщенный человек! Он провел в Лондоне не более двух недель, но, по слухам, уже завел интрижки с несколькими весьма известными дамами, притом замужними!

— Полагаешь, его поведение отличается от образа жизни других распутников?

— Дарнелли и Шедоу, наши соотечественники, столь же аморальны, — решительно заявила Кэролайн. — Я никого из них не оправдываю!

— Кажется, твое перо нашло новую цель, — серьезно заметил Джордж. — Но будь очень осторожна, дорогая. Играя с огнем, рискуешь обжечься.

Кэролайн встала, почувствовав, как по телу пробежала будоражащая волна предвкушения.

— Советуешь мне не метить так высоко? Выбрать что-нибудь попроще?

— Судя по всему, князь — человек опытный, ветеран многих сражений. Я слышал, что он очень умен и столь же бессердечен. Северьянов может оказаться серьезным противником, дорогая.

Кэролайн тряхнула головой.

— Меня в нем интересует одно — и это не имеет отношения к переговорам с Каслеро! Подозреваю — нет, даже уверена! — что он еще один из никчемных приятелей царя и находится здесь с единственной целью — отдохнуть от пребывания в действующей армии… Возможно, князь просто трус! Меня это не удивило бы. Наверное, он относится к своей миссии как к увеселительной прогулке. Подумай сам, разве не приятнее посетить прием в Карлтон-Хаус, чем быть под артиллерийским обстрелом? Убеждена, теперь мы ни за что не подпишем договор с Россией. Да и зачем? Только потому, что мы им нужны? Неужели нам недостаточно Тильзита?

— С каких это пор тебя так волнуют наши отношения с Россией? — задумчиво осведомился Джордж. Кэролайн вспыхнула.

— Если бы я считала, что ему можно доверять, то не стала бы возражать с такой горячностью. — Кэролайн направилась к лестнице, ведущей в жилую часть дома.

Джордж задумчиво проводил ее взглядом.

— Дорогая, ты, наверное, хотела сказать «им можно доверять»?

Девушка остановилась, положив руку на гладкие деревянные перила.

— Да, именно это я и хотела сказать.

Кэролайн ушла, а Джордж еще долго смотрел ей вслед.

— Хотел бы я знать, — вслух проговорил он, — что происходило здесь в мое отсутствие…

Поднявшись к себе, Кэролайн села за массивный письменный стол, взяла в руки перо и возбужденно начала рисовать. Несколько точных штрихов — и на бумаге появилась карикатура: два молодых щеголя, выносящие двух потерявших сознание дам, которые в театральных позах расположились в их объятиях. Возле других двух дам, лежащих на полу, суетились двое повес с похотливыми глазами. С одной из дам уже сняли туфельки, юбка, задранная выше колен, обнажала округлые икры и щиколотки. У другой дамы были расстегнуты все пуговки на лифе, и груди почти вываливались из декольте.

Кэролайн подула на рисунок, чтобы поскорее высохли чернила, и быстро написала несколько слов от лица одного из светских повес: «Блеск! Вот это веселье так веселье! Старичку принцу следовало бы почаще опаздывать!»

6
{"b":"8081","o":1}