ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы заснули, — сказал князь, поднимаясь на ноги. Она села, зевнув и прикрыв рот рукой.

— Я… читала.

Князь взглянул на лежавшую возле кушетки книгу и усмехнулся.

— Я и не знал, что вы читаете по-русски. Девушка бросила взгляд на книгу и очаровательно покраснела.

— Похоже, я ничего не соображала, когда брала книгу. Встреча прошла удачно?

Он кивнул.

— Как вы оказались здесь?

— Благодаря Алексу. Он привез мне письмо от Кати, я поняла, что она нуждается во мне, и отправилась сюда с вашим братом.

— У меня отлегло от сердца. Было бы небезопасно пускаться в путь одной, — сказал он.

Кэролайн, не поднимая глаз, смотрела на свои руки, сложенные на коленях, а князь жадно обводил ее взглядом. Ему хотелось обнять девушку, прикоснуться к ней, поцеловать… и сказать о своих чувствах. Но ничего подобного он не позволил себе.

— Я беспокоилась.

— Обо мне? — не удержавшись, спросил Николас, хотя твердо решил придерживаться официального тона.

— Да, — кивнула она. — Не тревожьтесь за Катю, Николас. Я позабочусь о ней как о собственной дочери.

У него защемило сердце. Если бы князь не был уже влюблен в нее, то влюбился бы в этот момент.

— Я это знаю.

Кэролайн вдруг заплакала.

— Я так тосковала о вас.

Его сдержанность мгновенно улетучилась.

— Я тоже тосковал о вас, — напряженно сказал князь. — Очень.

— Но мы должны быть только друзьями, — дрожащим от слез голосом проговорила она. — Как несправедлива жизнь!

— Да, жизнь бывает мучительно несправедливой. — Князь притянул ее к себе, обнял и гладил по волосам, пока она плакала у него на груди. Одно дело — проявлять сдержанность и совсем другое — видеть, как девушка страдает. Ее легкое дыхание коснулось его шеи. Он напрягся. Пора выпустить ее из объятий. Но Николас даже не двинулся.

Кэролайн тоже не двигалась. Ее щечка лежала на его плече, грудь прижималась к его груди, а бедра — к его бедрам. Он закрыл глаза, почувствовав удары собственного сердца, такие оглушительные, что девушка, наверное, тоже их слышала.

— Кэролайн!

— Николас! — эхом отозвалась она. Их взгляды встретились. Пропади они пропадом, все его благие намерения! Он наклонился и прижался к ее губам.

Глава 28

Губы Николаса стали требовательными, настойчивыми. Кэролайн, ухватившись за его плечи, отвечала ему с той же страстью и с какой-то отчаянной решимостью. Разуму она приказала молчать. Только одна мысль завладела ею: все так и должно быть. Это правильно.

Он оторвался от ее губ, пытливо вглядываясь в Кэролайн своими золотистыми глазами.

— Никаких сожалений я не испытываю, — сказала девушка, понимая его без слов, хотя сама не знала, лукавит или нет.

Князь встал и поднял ее.

— В прошлый раз я овладел тобой на полу в библиотеке. Теперь я хочу, чтобы это произошло в моей постели.

Николас обнял ее за талию. Тесно прижавшись друг к другу, они поднялись по лестнице и прошли по полутемному коридору под настороженными и, как показалось Кэролайн, озадаченными взглядами предков Северьянова, глядевших на них с многочисленных портретов. Дверь в комнату князя была открыта и освещена свечами. Девушка не обратила внимания ни на тяжелые красные с золотом драпировки, ни на великолепную мебель. Ее взгляд был прикован к огромной кровати резного черного дерева под балдахином. Николас запер дверь.

Кэролайн, увидев, как он приближается, вдруг растерялась. Ей хотелось сказать ему о своих чувствах, сказать, что любит его так сильно, что даже не представляла себе ничего подобного. Однако она молча стояла посередине великолепной комнаты, крепко сжимая на груди полы своего светло-голубого халата.

Николас подошел совсем близко и, нежно улыбнувшись, взял ее руки в свои.

— Приехав сегодня сюда, я знал, что найду тебя здесь. — Он осыпал ее лицо нежными поцелуями.

Сердце у Кэролайн затрепетало. Напрягшиеся соски приподняли на груди сорочку и халат.

— Неудивительно, — пробормотала она, — ведь вы так уверены в себе.

Князь усмехнулся, проведя кончиками пальцев по ее груди. У Кэролайн перехватило дыхание. Он начал расстегивать пуговицы ее халата.

— Едва ли можно назвать меня самоуверенным, любовь моя.

Николас спустил халат с ее плеч, обнажив девушку до талии. Сорочка под халатом была совсем прозрачная. Кэролайн видела, как он смотрит на ее грудь. Потом халат упал к ее ногам, и она переступила через него.

Ловкие пальцы сняли с нее сорочку, губы легонько провели по напрягшимся соскам. Кэролайн едва не вскрикнула, когда Николас как бы невзначай прикоснулся к самому чувствительному месту.

Она запустила пальцы в его волосы.

Лаская языком ее грудь, князь снял с ног Кэролайн туфельки. Ее тело словно обдало горячей волной. Краешком глаза она видела кровать и хотела было сама лечь туда.

Но Николас, стянув с нее панталоны и чулки, выпрямился и посмотрел на девушку.

Кэролайн еще никогда в жизни не чувствовала себя более беззащитной и вместе с тем более соблазнительной и красивой. Его взгляд — мужской, дерзкий, обещающий — ласкал ее.

Сильная рука Николаса скользнула вверх по ее бедру, помедлила, потом поднялась выше. Не отрывая от нее горячего, манящего взгляда, он стал ласкать внутреннюю сторону бедра, мимолетно прикоснувшись при этом к треугольничку волос между бедрами.

Кэролайн судорожно глотнула воздух и замерла. В комнате почему-то стало безумно жарко.

— Доверься мне, — попросил он. Наверное, так мог бы говорить дьявол, искушая святого.

Кэролайн не ответила — не могла, потому что Николас целовал ее колени, бедра, и его губы неуклонно продвигались все выше и выше. Она закрыла глаза. Кэролайн угадала его намерения, но не могла заставить себя воспротивиться, растворившись в сладостных ощущениях, охвативших все ее тело. Его язык прикоснулся к самому чувствительному, самому сокровенному месту — еще, еще и еще. Она вскрикнула и содрогнулась в экстазе.

Несколько мгновений спустя, вернувшись бог весть с каких заоблачных высот, Кэролайн открыла глаза. Николас, стоя на коленях, поднял голову, и взгляд его напоминал вулкан перед извержением.

Он встал на ноги и, подняв Кэролайн, опустил ее на середину огромной кровати. Один за другим упали на пол его сапоги. Девушка приподнялась, опираясь на локти, и увидела, как Николас яростно сорвал с себя мундир и отшвырнул в сторону. Заметив, что она наблюдает за ним, он улыбнулся.

— Ты нужен мне, Николас, — прошептала Кэролайн — Я так люблю тебя

— Ты мне тоже нужна. Я очень хочу тебя.

Не эти слова она ожидала услышать от него. Кэролайн надеялась, что он скажет: «Я тоже люблю тебя». И все же она подумала, что Николас имел в виду именно это. Он шагнул к кровати — великолепный в своей наготе и возбужденный так, что от одного его вида дух захватывало. Девушка покраснела.

Николас рассмеялся, потом, завладев губами Кэролайн, стал горячо, крепко, ненасытно целовать ее.

— Я не могу ждать. Боже, как же я по тебе соскучился!

— Не жди. Я тоже по тебе соскучилась. — Она крепко прижалась к нему и судорожно глотнула воздух, почувствовав, как Николас входит в нее.

Кэролайн поняла, что значит стать единым целым с любимым. Слиться с ним полностью.

Она проснулась, ощутив на своем лице яркие лучи солнца, удивленно поморгала глазами, обвела взглядом малиновую подушку, которую обнимала обеими руками, и огромную кровать под темно-красным балдахином. Потом ей вспомнилась ночь. Она — в постели Николаса. Они любили друг друга — и не один, а много раз.

Ее лицо озарилось улыбкой. Тело Кэролайн ликовало, а вместе с ним сердце и душа. Но едва она вернулась к реальности, улыбка ее исчезла. Девушка села в постели и натянула простыню на обнаженную грудь. Где же Николас? Судя по солнцу, пробивающемуся сквозь неплотно задернутые шторы, уже раннее утро. А она проснулась одна в постели Николаса в такой час! Отбросив простыню, Кэролайн вскочила.

66
{"b":"8081","o":1}