ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да ведь это ее вещь!

— Была. А теперь она моя, — невозмутимо буркнул рыцарь. Аккуратно сняв ладанку с шеи, он положил ее рядом с одеждой. Алис взялась за его подвязки, собираясь снять чулки. Глядя на склоненную перед ним темноволосую головку, Рольф пожалел о том, что на месте этой особы не оказалась ее сестра.

Наконец, когда с одеждой было покончено, он шагнул через край ванны. Алис, вздрагивая от возбуждения, стыдливо потупилась.

— Прикажете потереть вам спину, милорд?

— Пожалуй, лучше подайте мне вина, — ответил Рольф. Он был бы не прочь, чтобы женщина потерла ему спину — но не Алис, а та медноволосая ведьма… — У вас найдется приличное вино?

— Полагаю, найдется.

Алис быстро вышла, и Рольф мрачно выругался ей вслед. Настроение было — хуже некуда. Колдунья его обманула! И за каким чертом? Наверное, боялась, что иначе он ее изнасилует… Проклятие! Никому из своих людей он не позволил бы так открыто проявлять свой норов, а она только и делала, что перечила ему на каждом слове! Что ж, этот наглый обман ей даром не пройдет! Правда, он до сих пор не решил, какое наказание назначить…

Утомившись от мрачных мыслей, Рольф постарался на время выкинуть ведьму из головы и подумать о чем-нибудь более приятном. С наслаждением откинувшись на край ванны, он вспомнил о том, что до сумерек еще довольно много времени и вполне можно успеть во всех подробностях осмотреть окрестности замка, чтобы на рассвете, не тратя времени попусту, начать перестройку Эльфгара на новый лад. Норманн задумчиво улыбался, представляя себе мощную каменную цитадель, которую возведет на месте жалкой хибары.

Однако его радость быстро угасла, стоило ему вспомнить о предстоящей свадьбе. Когда он ее назначит? Пожалуй, две недели — самый подходящий срок; слишком многое предстоит сделать, и раньше никак не управиться.

Рольф не удержался и сердито фыркнул. Если бы его невестой была Кейдре, он завтра же повел бы ее к алтарю!

Внезапно он вздрогнул и, насторожившись, обернулся к распахнутой настежь двери.

Перед ним стояла Кейдре!

Рольф невольно залюбовался ее дивной, манящей фигурой. Наверное, она и правда ведьма — ему довольно разок взглянуть на нее, чтобы тело ответило самым недвусмысленным образом: в чреслах уже тяжело пульсировала горячая кровь.

— Ты искала меня?

— Прошу вас, верните мне мои травы, милорд!

— Их здесь нет, — небрежно ответил Рольф, стараясь не смотреть на сундук, куда положил ладанку с травами.

— Милорд, будьте снисходительны! — продолжала она. — Мне действительно очень нужно…

— Подойди ко мне!

Кейдре слегка замялась, но все же, набравшись отваги, шагнула в комнату. Рольф не отрывал глаз от плавно качнувшихся бедер. Он и не думал, что можно получать такое удовольствие, просто любуясь женской походкой!

Настороженная) чуткая, словно лань, она замерла возле ванны.

— Они нужны мне сейчас!

— Неужели? А как же расплата?

— Расплата?..

— За твой обман! — Его голос стал мягче бархата.

— Что я должна сделать?

— Иди сюда!

Фиалковые глаза испуганно распахнулись. Она не в силах была шелохнуться.

— Должен же кто-то помыть мне спину! У нее захватило дух.

— Я жду, Кейдре!

Ей не сразу удалось преодолеть скованность. Надо конец с отчаянной решимостью она взялась за мочалку и окунула ее в воду, а затем робко провела ею по его спине и тут же напомнила:

— Но вы сразу отдадите мне ладанку!

— Никогда — если это все, на что ты способна! — пробурчал Рольф. Он приподнялся и подставил ей мокрую спину.

Кейдре оцепенела при виде широких плеч и мощных бугристых мускулов. С трудом переведя дух, она провела мочалкой по гладкой коже.

Даже со спины было видно, как напряглось тело норманна под ее руками.

— Смелее! — потребовал Рольф.

— Да, милорд! — пролепетала Кейдре. — Может быть, лучше было бы поручить это леди Алис? — Она принялась изо всех сил драить широкую спину.

— Ее здесь нет, — возразил рыцарь, морщась под жесткой мочалкой. — А ты есть!

Кейдре терла все яростнее. С каким удовольствием она вообще спустила бы с него шкуру!

— Потише! — Он сердито охнул.

Она уже вспотела от усердия и тут вдруг заметила свою ладанку на сундуке. Моментально позабыв про мочалку, Кейдре ринулась к сундуку и схватила заветный мешочек, но не успела она сделать и двух шагов, как сильная рука поймала ее за талию, и она оказалась прижатой к мокрому мужскому телу.

— Хочешь поиграть с огнем, Кейдре?

Девушка в ужасе смотрела в синие глаза, сверкавшие торжеством. Ее платье моментально намокло. Но самое ужасное было то, что его огромный член снова успел затвердеть и теперь упирался ей в бедро. Кейдре постаралась вывернуться, но рыцарь прижал ее к себе еще сильнее, заставив охнуть от боли.

— С огнем! — повторил он. — Ну вот, а теперь я получу свою плату. — Тут Рольф впился в ее губы.

Его поцелуй был жадным и безжалостным, но он не причинил ей боли. Не соображая, что делает, она снова принялась вырываться, и Рольф возбудился настолько, что их зубы со стуком столкнулись.

— Нет! — вскрикнула Кейдре.

— Да, да! — настаивал он, не сводя с нее пронзительного, колдовского взора…

— А как же Алис? — Кейдре продолжала сопротивляться. — Ведь она ваша невеста!

— Моей невестой будешь ты! — прорычал норманн с жуткой, безобразной гримасой.

Кейдре собралась возразить, но лишь беспомощно охнула: он заглушил ее крик поцелуем. Ей стало страшно: ее тело не желало повиноваться, оно дрожало и таяло под его ласками! Внезапно Рольф наклонился и взял в рот сосок, приподнявший ткань платья. Она застонала, не понимая, что происходит, — и в этот миг он резко оттолкнул ее. Оба стояли, тяжело дыша, пытаясь прийти в себя, Рольф даже не сразу догадался прикрыть свой налитый кровью член нижней сорочкой, когда в коридоре послышался шум — это явилась его невеста в сопровождении целой толпы слуг.

Алис замерла на пороге, и Кейдре подумала, что ее выдает все: красное лицо, припухшие губы, мокрое платье… От стыда она готова была провалиться сквозь землю.

— Благодарю вас, миледи, — как ни в чем не бывало произнес Рольф, держа перед собой сорочку, перекинутую через руку. Другую руку он протянул за кубком, и тут стало видно, что кубок дрожит в его руке.

Алис наградила сестру убийственным взглядом, затем ангельским голоском спросила:

— Прикажете еще вина, милорд?

— Нет, достаточно.

— Вы уже приняли ванну?

— Да.

Алис отдала слуге поднос с кувшином, а сама взялась за полотенце. При виде ее суетливой угодливости Кейдре чуть не стошнило. Она возненавидела норманна с еще большей силой. Не желая ни минуты оставаться с Рольфом в одной комнате, она выскочила вон, позабыв про свои травы, а он и не подумал ее окликнуть.

Глава 10

Кейдре брела по каменистой пустоши, подобрав как можно выше подол платья, то и дело наклоняясь над купами ярко-желтых цветов: их свежие зеленые листья она аккуратно собирала в небольшую корзинку. То и дело оступаясь на скрытых в траве валунах, девушка снова и снова думала о том, что это все из-за него. Если бы он не затеял свою дурацкую игру и вернул ладанку, ей не пришлось бы на ночь глядя тащиться за тридевять земель. От усталости и голода у нее темнело в глазах, все, о чем она мечтала, — лечь и как следует выспаться!

Однако тревога за Тора гнала ее все дальше и дальше в поисках нужной травы. Любимый пес Эдвина стал уже совсем дряхлым, и ему крепко досталось в драке с другими кобелями. Раны причиняли сильную боль, зато то самое сонное зелье, которое Кейдре подмешала в эль Гаю, позволит Тору как следует отдохнуть и набраться сил.

Уже скоро станет совсем темно, а она не раздобыла и половины того, что нужно! При мысли о том, сколько лекарства лежит сейчас без дела у него в комнате, Кейдре скрипнула зубами. Будь он проклят! Надо же — придумал расплату! С какой стати она должна подставлять свои губы всякий раз, как у него засвербит в паху? Пусть целует Алис — ведь она его невеста! От воспоминания о предстоящей свадьбе у Кейдре упало сердце. Почему ее это так волнует? Впрочем, как не волноваться, если в твой дом вторгся наглый, самонадеянный захватчик! Перед ее глазами встала Алис, заботливо вытиравшая норманну спину, и Кейдре поморщилась, словно от боли.

10
{"b":"8082","o":1}