ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Каждое слово Алис разило Кейдре в самое сердце, причиняя нестерпимую боль.

— Глаза бы мои на него не глядели! Рольф де Варенн — норманн, наш заклятый враг; он отнял землю у наших братьев! Окажись я на твоем месте — ни за что не пошла бы с ним под венец, как бы он этого ни хотел!

— Вот и не забывай об этом!

— Алис, ты в своем уме? Да как ты вообще можешь думать о свадьбе с врагом? Это он лишил Эдвина отцовского наследства!

— Вильгельм — наш король! — отрезала Алис. — А на остальное мне наплевать! И мне все равно, останется Эдвин эрлом или нет! В конце концов, так даже лучше — пусть норманн станет лордом Эльфгара, а я буду править вместе с ним! — Она злорадно улыбнулась.

— Я могла бы тебе помочь, — не сдавалась Кейдре. — Мы сбежим отсюда и отыщем Эдвина, а уж он не даст нас в обиду!

— Нет, нет и нет! Ты что, оглохла? Я непременно выйду за Рольфа — и буду с ним счастлива! А вот ты… не суйся в мои дела, понятно? И не смей трясти перед ним своими дьявольскими прелестями так, что он начинает пыхтеть, как лось во время гона! Или ты надеешься затащить его к себе в постель, как твоя мать затащила нашего отца? Запомни: этому не бывать!

— Ни за что на свете я не стану его любовницей! — возмутилась Кейдре.

— Ладно уж, верю. — Алис перевела дух и продолжила: — Теперь нам надо договориться еще об одном. О твоем месте в замке.

— Что ты хочешь сказать?

— Я — леди Эльфгара, и мне надоела твоя наглость. Отец умер, братья мотаются неизвестно где, и каждому пришло время подумать о том, чтобы оправдать свое существование!

— Оправдать?

— Да. С завтрашнего дня ты отправишься в поварню, — отчеканила Алис, — и будешь работать подручной у повара — вместо Джесс! Кормить тебя тоже будут в людской, вместе со слугами.

У Кейдре сжалось горло. Алис действительно стала леди Эльфгара с тех пор, как Джейн нашла себе нового супруга, но до сих пор она не смела посягать на свободу сводной сестры, хотя имела такое право. Попробовала бы она намекнуть на что-то подобное при Эдвине!

— Ты шутишь?

— Мне не до шуток, и норманн согласился со мной. Его волнует нехватка рабочих рук.

— Он с тобой согласился? — Она не могла в это поверить.

— А почему бы и нет? Чем ты лучше других рабов?

— Но я свободная женщина, — Кейдре покраснела от возмущения, — или ты забыла? Ты же знаешь, что отец дал вольную и мне, и матери!

— И чем ты докажешь? — Алис осклабилась. — Может, у тебя даже есть бумаги?

— Отец никогда не думал, что для этого нужны бумаги…

— А значит, и доказательств нет!

— Но слуги знают правду! — Кейдре все еще не верила, что Алис способна на такую подлость.

— Хотелось бы мне посмотреть, кто из них рискнет присягнуть в этом на Библии, тем более у мирового судьи. Может, твоя ведьма-бабуля? Для всего света ты была и остаешься шлюхиным отродьем — не более того! Кому поверит судья: тебе, твоим рабам или мне — благородной леди?

— Но наши братья тоже знают правду!

— Ах как трогательно! Вот только они куда-то запропали…

— Послушай, чего ты добиваешься? — Кейдре чувствовала себя совершенно растерянной.

— Не твое дело! Ты должна знать свое место и помнить, кто здесь хозяин! Попробуй скрыться из замка — и я объявлю тебя беглой рабыней! А пока ты здесь — изволь выполнять то, что тебе приказывают! Надеюсь, я ясно выразилась?

— Куда уж яснее.

Кейдре понимала, что Алис играет на ее преданности Эльфгару, — тем тяжелее ей было сносить новое унижение, посланное судьбой.

— Вот и договорились! — Алис слащаво улыбнулась и, повернувшись, направилась к дому, оставив Кейдре размышлять в одиночестве.

Наутро одна группа рабов отправилась в лес, добывать бревна для палисада, а другая заложила оборонительный ров. Рольф не мог нарадоваться на то, что естественная возвышенность как будто нарочно создана для укрепленного форта. К несчастью, деревня оказалась на том месте, где, по его расчетам, расположится внутренний двор: ее придется перенести на другую сторону холма. Зато там она будет прикрыта от возможного штурма выступом палисада. Убедившись, что все идет по плану, рыцарь не преминул и сам размять мускулы, помогая землекопам.

К полудню решили сделать перерыв. Крестьяне устроились прямо на земле, подкрепляясь прихваченными из дома хлебом и сыром, а солдаты под командой Рольфа вернулись в замок, где их ждали горячие пироги с мясом.

Рольф долго медлил, прежде чем занял свое место возле Алис, но и тогда его взгляд продолжал искать за столом Кейдре.

— Почему с нами нет вашей сестры?

— Ей приходится все время присматривать за поварами, милорд. — Алис сладко улыбнулась. — Вы же видите, насколько лучше они стали готовить!

На самом деле эта трапеза мало чем отличалась от предыдущих, но Рольф решил удовлетвориться хотя бы тем, что Кейдре выполнила его приказ не покидать пределов замка.

Обычно поварня всегда строилась в стороне от господского дома — на случай пожара. Огромные очаги из дикого камня так и дышали жаром — в них круглые сутки не угасал огонь, в небольших пристройках находились маслобойня и пивоварня. Ни в одном из помещений не было окон, и дым от очагов выходил через распахнутые настежь двери, а также через дыру в потолке. Из-за ужасной духоты здесь работали в одном исподнем и босиком, лишь с косынкой на голове.

Отправляя в духовку очередной каравай хлеба, Кейдре в который уже раз позавидовала Тедди — поваренку, поворачивавшему огромный вертел, на котором готовилось жаркое. Мальчишка мог пока не стесняться и ходил совсем нагишом.

Ах, если бы пошел дождь! Кейдре живо представила себе холодные тугие струи. С какой радостью она выбежала бы прямо во двор, чтобы насладиться прохладой летнего ливня!

Она больше не сердилась на Алис. В конце концов, ее сестру можно было понять: она старалась устранить угрозу своему счастью. Норманн действительно хотел Кейдре — ее до сих пор передергивало от воспоминаний, будивших какие-то странные ощущения во всем теле. Но ведь она ясно сказала Алис, что никогда в жизни не согласится принадлежать заклятому врагу! Обидно, конечно, когда тебе не верит твоя сестра — пусть и сводная, но на этот раз Кейдре решила простить Алис все оскорбления.

А вот норманн — совсем иное дело!

Кейдре по-прежнему была полна решимости не признавать хозяина в этом захватчике. Пусть он даже забьет ее до смерти — она не покорится! И она не слабее Тильди и Тедди — а ведь они трудятся в поварне всю жизнь! И если уж на то пошло — чем она лучше остальных рабов? Тот же Тедди приходился ей двоюродным братом по матери. Энни тоже трудилась в поварне после того, как родилась Кейдре, — до самой смерти.

Кейдре поклялась себе, что будет работать еще больше, чем остальные, и ни за что не попросит пощады. Пусть этот норманн видит, что не у него одного есть гордость. Она умрет — но не покорится!

Глава 13

От жары и дыма у нее мутилось в глазах. Задыхаясь и кашляя, Кейдре с трудом ворочала огромный котел с картошкой.

— Эй, пошевеливайся! — прикрикнула на нее Тильди. — Что ты ползаешь, как улитка? Лорд вот-вот явится из деревни!

Котел выскользнул из потных рук и грохнулся об пол. Картошка полетела во все стороны.

— Дура! — взорвалась Тильди. — Растяпа! Из чего теперь готовить начинку для пирогов?

Кейдре пришла в себя в тот самый миг, когда разъяренная повариха отвесила ей звонкую оплеуху. Она охнула и пошатнулась. Но и Тильди, сообразившая наконец, что она сделала, была потрясена не меньше. Ее пышная грудь вздымалась над выпиравшим животом — повариха донашивала пятого ребенка.

— Ничего страшного. — Кейдре первая нашла в себе силы заговорить, хотя сердце тоскливо ныло от обиды. — Я знаю — ты не нарочно!

— Конечно, конечно! — Тильди попятилась. Казалось, она вот-вот разрыдается. — Ох, Кейдре, ты же испортила всю начинку! Что мы теперь будем делать? А вдруг он прикажет нас выдрать, а я на сносях!

13
{"b":"8082","o":1}