ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Норманн сидел на коне прямо и не улыбался. Кейдре не сразу сообразила, что так и ест его глазами, а затем подумала, что во всем виновата ее ненависть к этому человеку. Она ненавидела его и за то, что он, захватив Эльфгар, женится на ее сестре, и за то, что не дает ей покоя со своей похотью, и за то, что он так дьявольски красив.

Проезжая мимо, Рольф разыскал ее глазами в толпе. Кейдре очень надеялась, что всем своим видом ясно выражает скопившуюся в ней ненависть. Вот если бы еще сердце не разрывалось от тоски…

Как всегда в таких случаях, все закончилось до обидного быстро. Молодожены вышли из часовни рука об руку, и толпа ревела от восторга, кидая в них пригоршни риса. Теперь они были мужем и женой, лордом и леди Эльфгар.

Глава 23

В суматохе Кейдре без труда удалось скрыться. И теперь она затаилась на заднем дворе в ожидании своего часа. В роще ниже по склону холма уже была привязана смирная гнедая кобылка. Как только часовой опрометью метнулся в кусты, снимая на бегу штаны, Кейдре кинулась отодвигать засов на тяжелой каменной крышке люка.

Как и следовало ожидать, на заднем дворе никого не было — все торопились урвать свою долю угощения за праздничным столом, — поэтому девушка без помех откинула крышку и крикнула в темноту:

— Моркар, слышишь меня?

— Это ты, Кейдре? — Он неожиданно возник прямо под ней.

— Скорей, у нас мало времени.

Проведя в яме всего два дня, сакс еще не растерял своих сил, однако в первую минуту он, беспомощно замерев, пожаловался:

— Ничего не вижу!

— Это пройдет! — подбодрила его Кейдре и, поспешно захлопнув люк, задвинула на место засов, а затем бегом кинулась прочь, увлекая брата за собой. Они остановились перевести дух, только когда достигли рощи.

Моркар, уже привыкший к дневному свету, обнял Кейдре за плечи и прошептал:

— Благослови тебя Господь!

— Что у тебя с ногой?

— Пустяки. Норманн прислал служанку, чтобы перевязала раны, — Он уже отвязал кобылу и собирался вскочить ей на спину — седло раздобыть так и не удалось.

Кейдре неприятно удивила столь неожиданная заботливость, однако она отлично видела аккуратные повязки, наложенные на обе раны.

— Да поможет тебе Господь! — крикнула она на прощание.

— И тебе, сестричка! — Синие глаза ярко блеснули на бледном лице. — Я еще вернусь!

Он ударил кобылу каблуками в бока и быстро скрылся в лесной чаще. Только теперь Кейдре позволила себе рухнуть ничком на землю и вволю выплакаться.

С самого утра Рольф ни разу не улыбнулся. Он сидел возле своей невесты под сенью деревьев и смотрел на то, как угощаются его рыцари и обитатели Эльфгара, но сам не прикоснулся ни к вину, ни к еде. Его по-прежнему мучили тошнота и головная боль. Он вообще с трудом верил, что это происходит на самом деле.

Бледное личико Алис раскраснелось от возбуждения; она кокетливо отщипнула маленький кусочек пирога и оглянулась, почувствовав на себе взгляд норманна. Ее глаза вспыхнули от восторга.

Рольф так и не сумел заставить себя улыбнуться в ответ и поэтому отвернулся, с тоской мечтая о прогулке верхом. Возможно, бешеная скачка по окрестным пустошам облегчит его муки? Он чувствовал себя полумертвым от усталости, как будто не спал целые сутки. Проклятое похмелье!

— Вы не голодны, милорд? — уже в третий раз поинтересовалась Алис.

— Нет.

— Вам не нравится угощение?

— Оно мне нравится, черт побери!

— Не желаете ли вина? — Алис уже держала мех наготове.

— Нет! — Рольф едва успел перехватить ее руку. — Леди, будьте добры, успокойтесь — у меня ужасно болит голова. А вы, прошу, ни в чем себе не отказывайте, ешьте на здоровье!

Алис отложила в сторону мех с вином и постаралась не подать виду, что готова лопнуть от злости, в то время как Рольф, скрестив руки на груди, молча вперил взгляд в пространство.

Праздничный вечер шел своим чередом.

Казалось, застолье будет тянуться вечно — однако и оно в конце концов кончилось.

Рольф прохаживался по кабинету, ожидая приглашения войти в спальню, где Алис готовилась лечь на брачное ложе. У него ломило все тело от усталости, и больше всего ему хотелось просто лечь и выспаться. Это была их первая ночь, и все же… Вряд ли он найдет в себе силы овладеть тварью, доставшейся ему в жены.

Алис дрожала всем телом и ничего не могла с собой поделать. В этот день сбылась ее мечта — она стала женой норманна; но теперь, когда пришла пора платить за обретенные богатства и власть, ей стало страшно.

Она с ужасом вспоминала его огромное, до отвращения, тело. То ли дело ее покойный жених, Билл, такой стройный, такой изящный и галантный!

Только не поддаться отвращению и страху, только не закричать от боли! Нет, она ни за что не доставит проклятой Кейдре нечаянной радости!

Когда он вошел, то, как всегда, вел себя грубо, надменно и, даже не посмотрев на нее, стал раздеваться. Бесстыжий дикарь! Алис спрятала лицо под одеяло.

Кровать заскрипела под его тяжестью, и невеста затаилась ни жива ни мертва. Она терпеливо ждала, обливаясь холодным потом. Почему он не трогает ее? Он вообще не шевелится!

Наконец Алис не выдержала и выглянула из-под одеяла.

Норманн лежал на спине, прикрыв рукой глаза, и спал!

Алис не знала, что и подумать.

Облегчение, испытанное ею поначалу, сменил гнев. Он даже не захотел ее как женщину! Этот тип не дает прохода ее сестре — а на нее ему плевать. Но ведь она, а не Кейдре его невеста; и пока он не овладеет ею, их брак не может считаться действительным в глазах Всевышнего! Вспомнив об этом, Алис буквально закипела от злости.

Рольф не сразу пришел в себя, но уже в полусне почувствовал живое тепло, исходившее с другого края кровати. Распрямившись, его рука наткнулась на податливое женское тело.

Все еще до конца не очнувшись, он испытал вспышку восторга: вот она, Кейдре, наконец-то здесь, под боком, смирная и покорная!

Но беспощадная память тут же принесла ему откровенное разочарование.

Это была не Кейдре.

Повернув голову, он увидел леди Алис, свою невесту.

На этот раз окончательно проснувшись, Рольф тяжело вздохнул. Он чувствовал, как тяжело пульсирует переполненный кровью член. Прошлой ночью ему так и не хватило духа закрепить их брак, а теперь, по мере того как он понимал, что ему предстоит овладеть не Кейдре, а ее сестрой, желание утолить физический голод угасало с каждой секундой. Пожалуй, ему следует довести дело до конца как можно скорее, а то недолго и опозориться!

Почувствовав на себе его руку, Алис испуганно охнула. Рольф зажмурился и едва попытался представить на ее месте другую — рыжую пышнотелую ведьму, — как его снова охватило желание. Стараясь не обращать внимания на жалобные стоны, он ощупал сухое горячее лоно невесты… но тут во дворе запел рожок часового.

Тревога! Рольф замер. Он уже улегся на Алис, но все еще медлил; а тут уж ему стало совсем не до нее.

Рыцарь мгновенно вскочил с кровати и торопливо одевался.

Кто-то с топотом поднимался по лестнице, потом за дверью раздался громкий голос Гая.

— Входи! — рявкнул Рольф, перекрывая пронзительное пение рожка.

— Милорд, — Гай с трудом перевел дух, — простите, но…

— Что случилось? — нетерпеливо перебил его Рольф.

— Сакс сбежал!

Рольф на мгновение застыл: не может быть!

— Моркар сбежал! — повторил Гай. — Он скрылся!

Глава 24

— Как это произошло?

— Мы обнаружили, что его нет, милорд, когда слуга принес ему завтрак. Луи открыл люк, хотел опустить поднос — а там пусто!

Норманн был уже на полпути к двери.

— Милорд! — взмолилась Алис, натягивая одеяло до подбородка.

— Не время, миледи!

— Не забудьте, кто приложил к этому руку! — Новобрачная не скрывала своего злорадства. — Вы отлично знаете, что это моя сестра!

Рольф наградил ее презрительным взглядом и помчался вниз по лестнице; Гай последовал за ним.

26
{"b":"8082","o":1}