ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну все, довольно! — Рольфу стало даже интересно: надолго ли еще ей хватит смелости ему перечить. — Тебе нельзя переутомляться, не то ты снова заболеешь.

— Можно подумать, вам не все равно.

— Я в ответе за каждого, кто живет в Эльфгаре, поэтому хочу знать, где ты спишь.

— Леди Алис позволила мне перебраться в хижину к бабке.

— Отныне ты вернешься под эту крышу.

— Чтобы было удобнее тискать меня в темных углах?

— Чтобы было удобнее тебя охранять! — сурово пояснил он. — Не забывай: ты уличена в измене, я отвечаю за тебя перед королем, и я ни на грош тебе не доверяю!

Когда по его приказу из зала вышли все, кроме Гая, в открытую дверь Рольф видел, как суетятся слуги на заднем дворе. Это был первый день июля, и все предвещало чудесную солнечную погоду.

Рольф только что рассказал Гаю о своем визите к королю, и молодой рыцарь кипел от возмущения.

— Так нечестно, — восклицал он, — вы не заслуживаете такого обращения! Вы его лучший командир, что ему отлично известно!

— Вильгельм никогда не осыпал своих фаворитов чрезмерными милостями, — возразил Рольф, нетерпеливо оглядываясь на дверь. Он ждал, что по его приказу вот-вот должна явиться Кейдре. — Теперь я хочу лично услышать от тебя, что с ней ничего не случилось.

Гаю не требовалось объяснять, кто такая «она», и он смущенно переминался с ноги на ногу.

— Ну же, не томи, выкладывай! — приказал Рольф.

— Не верю я ей, милорд! Может, лучше все-таки посадить ее под замок?

— Больше она не осмелится строить мне козни. — В голосе норманна звучала убежденность, хотя на самом деле он ее не чувствовал. Однако при одной мысли о том, чтобы заточить Кейдре в темницу, его передернуло. — Лучше пусть остается на виду. Как ты думаешь, с кем первым делом попытаются связаться ее предатели-братья?

По тому, как блеснули его глаза, Гай мгновенно все понял.

Дверь отворилась, и Кейдре замерла на пороге. Мучаясь от очередной вспышки неутоленной страсти, Рольф только сейчас вспомнил, что напрочь позабыл о вчерашнем свидании с Бет. Ему стало совсем тошно: ну вот, ведьма окончательно посадила его на поводок!

Гай хотел выйти, но Рольф приказал ему остаться.

— Садись, — показал он Кейдре на кресло. — Я хочу знать, где твои братья.

— Не знаю, — растерялась она.

— Не смей врать! Я, твой лорд, желаю знать правду! Где они скрываются?

— Я в самом деле не знаю! — Она упрямо поджала губы.

— Из-за твоего предательства у меня отобрали Йорк. — Рольф мрачно посмотрел на нее. — Но ты поможешь мне его вернуть. Никто и ничто не помешает мне снова отыскать Моркара и отдать его королю. Тебе ясно?

— Вот и ищите на здоровье, только я вам в этом деле не помощница! — вспылила Кейдре.

— Я подумываю о том, чтобы выдать тебя замуж, — как бы невзначай заметил рыцарь.

Девушка вздрогнула. Разумеется, она не знала, что Рольф солгал, решив сыграть на ее слабости и выудить из нее нужные сведения.

— Но я могу и не спешить с этим, если ты постараешься не огорчать меня; в противном случае я мигом найду тебе жениха, который не постесняется выколотить из тебя все, что прикажут. Ты рабыня, и муж твой тоже будет рабом — а значит, он будет готов на все, лишь бы услужить своему хозяину.

— Вы не посмеете…

— Еще как посмею, — вкрадчиво возразил он. Кейдре долго разглядывала свои руки и наконец решилась:

— Я на самом деле ничего не знаю — кроме того, что их лагерь где-то в пустошах на границе с Уэльсом. — На ее пушистых ресницах заблестели слезы.

— Хорошо. — На этот раз Рольф не сомневался, что слышит правду, и на миг ему даже стало неловко за столь грубый нажим. Но ведь она не сообщила ему ничего нового.

— Пожалуйста, милорд! — В ее голосе звучал неподдельный испуг. Рольф выжидательно молчал. — Не выдавайте меня замуж!

— Поживем — увидим. — Он подозвал Гая, и вдвоем они вышли из зала.

Глава 32

Кейдре во все глаза смотрела на королевского гонца.

Прошла уже неделя с того памятного разговора, и каждое утро она просыпалась в страхе, что Рольф снова призовет ее к себе, чтобы познакомить с женихом и сообщить день свадьбы.

Однако время шло, а ее так никто и не позвал. Жизнь мало-помалу входила в новую колею. Большинство обитателей Эльфгара — в том числе и сама Кейдре — перебрались на житье в новую цитадель, а старое здание, оказавшееся теперь во внешнем дворе, Рольф отвел под казарму для своих солдат. В выстроенном норманном доме Кейдре постоянно не хватало света и воздуха; она терпеть не могла новую цитадель. На первом этаже здесь располагались кладовые, на втором — общий зал, на третьем — хозяйские кабинет и спальня. Кейдре спала под хозяйской спальней, в зале, под бдительным оком неподкупного Гая.

Днем она старалась как можно больше времени проводить в деревне, помогая бабушке собирать и готовить травы — лишь бы не оставаться под крышей своего нового ненавистного дома. Она вполне оправилась после болезни и все реже вспоминала жуткую встречу со смертью.

В это утро она замешкалась в зале, надевая чистую тунику и собирая постель. Здесь было полно сумрачных углов, куда даже днем почти не проникал солнечный свет, и Кейдре находилась как раз в таком месте, когда в зал вошли Рольф и незнакомый мужчина в дорожном плаще. Девушка застыла как вкопанная, сразу признав в нем королевского гонца.

Крикнув, чтобы им подали вино и закуску, норманн усадил гонца за общий стол, а сам удобно устроился в своем кресле. Явилась Мэри с хлебом, сыром, пирогами, вином и элем. Гонец тут же набросился на еду, обильно сдабривая каждый кусок глотком вина.

Кейдре ни жива ни мертва затаилась в своем углу.

— Тебя никто не гонит, — заметил Рольф. — Можешь есть спокойно, а не давиться, как голодный волк.

— Я всю дорогу скакал во весь опор, милорд, — с полным ртом отвечал гонец. — Срочный приказ короля.

Кое-как вытерев руку о штаны, он вынул из-за пазухи свиток и перебросил его эрлу, но тот не спешил ломать печать.

— Что нового в Йорке? — спросил он, играя алым шнурком.

— На побережье замечены два датских корабля! — невнятно пробурчал гонец. — Мы уже приготовились к новому вторжению, но датчане прошли мимо. Все это очень странно.

Рольф молча слушал.

— Король доволен тем, как быстро был восстановлен замок, и назначил наместником Жана, незаконнорожденного сына Одо. Скотты совершили набег на Лареби и сожгли там все дотла. Одо с отрядом королевской гвардии гнал их до самой Камбрии. Пожалуй, это все. — Гонец потянулся за новым куском пирога.

У Кейдре от нетерпения звенело в ушах. Интересно, почему он до сих пор не взломал печать на письме? Ах, если бы удалось подслушать его содержание! Она понимала, что и так торчит здесь слишком долго и ей не поздоровится, если Рольф заметит ее в душном темном углу.

— Где, по-твоему, сейчас могут быть датчане? — обстоятельно расспрашивал эрл.

— Скорее всего где-то на юге.

Де Варенн не спеша налил себе вина и стал смаковать его маленькими глотками.

— Вильгельм поклялся, что с наступлением холодов непременно сломит мятежникам хребет. Он не намерен торчать в Йорке до самого Рождества и хочет вернуться на праздник в Вестминстер.

Рольф едва заметно улыбнулся.

В этот миг по босым ногам Кейдре пробежало что-то живое и пушистое. Она не боялась крыс, хотя чаще других сталкивалась с последствиями их укусов: в раны часто проникала зараза, и ей приходилось лечить гнойные воспаления; но в этот миг появление крысы застало ее врасплох, и Кейдре невольно ойкнула.

Рольф тут же вскочил на ноги.

Кейдре выступила из своего угла, прижимая к груди злополучную тунику.

— Подойди ко мне, — на удивление спокойно позвал рыцарь и даже слегка улыбнулся.

— Я… я просто хотела поменять тунику, — пролепетала она. — И… я не смела вам мешать!

— Иди же сюда, иди!

Кейдре заставила себя приблизиться на расстояние вытянутой руки и снова застыла на месте.

35
{"b":"8082","o":1}