ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Придется потрудиться, чтобы укротить эту красотку, иначе она станет настоящей занозой в заднице. При мысли об этом Рольф снова почувствовал, что возбуждается. Пожалуй, ему предстоит немало приятных часов, пока эта женщина не усвоит, что ее место — возле мужа, которого она обязана почитать как своего хозяина. Как она вскинулась, едва узнала, что король отдает ее Рольфу в жены… И то ли еще будет, когда ей станет известно, что де Варенн — новый владелец Эльфгара! Нареченная невеста не скрывала, что считает его самым заклятым врагом, и ему придется помнить об этом постоянно.

Глава 4

Кейдре в отчаянии металась по тесному походному шатру. Алис отдают замуж за норманна! Что означает эта новость и как такое могло случиться? Оставалось предположить самое худшее. Если Вильгельм отдает Алис одному из своих солдат… От ужаса все внутри у нее похолодело. Хоть бы братья дали о себе знать! Увы, от них не было ни слуху ни духу уже целую неделю — с того дня, как пал Йорк.

Она не хотела думать о самом плохом — ведь может быть и так, что они снова помирились с королем, как это случилось год назад. Тогда Вильгельм простил Моркара и Эдвина, и они принесли ему вассальную клятву, а теперь Эдвин мог отдать норманну Алис в обмен на невесту из норманнов, на которой женится сам. Ах, если бы это было правдой! В противном случае предстоящая свадьба означает самое ужасное: опалу, лишение наследства и даже казнь…

Перед глазами Кейдре встала жуткая картина: ее сводная сестра стоит перед алтарем возле норманна. Он такой огромный, златокудрый и белокожий, а она — смуглая и маленькая. Сердце тоскливо сжалось у нее в груди. К несчастью, сводные сестры никогда не любили друг друга, но даже это не имело теперь значения. При воспоминании о том, как рыцарь шарил у нее между ног, Кейдре чуть не взорвалась от отчаяния и гнева.

Снаружи все еще было достаточно светло, и на фоне тонкого полотна можно было различить неподвижный мужской силуэт Гая — доблестного защитника благородных дам. Кейдре захотелось расхохотаться. Да будь она хоть трижды невестой — никто не может помешать норманну сделать ее своей пленницей! Но она убежит отсюда, убежит во что бы то ни стало, чтобы вернуться в Эльфгар и предупредить Алис о новой угрозе. Теперь им обеим придется отправиться на поиски братьев. Если Эдвин устроил этот брак — он же его и расторгнет, и уж, во всяком случае, не даст сестер в обиду.

Тут Кейдре вспомнила о непосильном грузе ответственности за людей и земли, лежавшем на плечах Эдвина, и у нее упало сердце. Нет, она не станет добавлять ему забот и сама справится с угрозой, а заодно поможет Алис. Она займется этим прямо сейчас, пока есть возможность.

Ей уже принесли в шатер еду и нитку с иголкой, чтобы привести в порядок платье. Кейдре посмотрела на поднос с хлебом, сыром и элем, а потом решительным движением извлекла из-за пазухи ладанку и всыпала в эль какую-то траву. Заботливо спрятав ладанку, она пригладила волосы и выглянула наружу.

Гай Ле Шан был тут как тут: вскочил на ноги и учтиво осведомился:

— Миледи?

От Кейдре не укрылось, что доблестный рыцарь чувствует себя весьма неловко в обществе ужасной колдуньи. Судя по всему, юноше едва минуло двадцать лет, как и самой Кейдре.

Она постаралась успокоить его любезной улыбкой.

— Разве вам не трудно стоять на посту после такого утомительного дня?

— Нет, миледи, я совсем не устал!

— Я собираюсь подкрепиться, — сообщила она светским тоном, стараясь вести себя, как самая заправская герцогиня. — Вас не затруднит составить мне компанию?

— Право, не знаю… — Гай растерянно захлопал глазами.

— Вам жаль потратить на меня несколько минут? Или этот упырь отнял у вас даже право побеседовать с дамой? — многозначительно добавила она.

— Милорд никакой не упырь, миледи! — вскинулся Гай. — Он прекрасный человек и доблестный воин. Король считает его лучшим в своем войске, и об этом все знают!

— Так, значит, мне можно съесть свой ужин в вашем присутствии? — тут же воспользовалась его горячностью Кейдре.

— Конечно!

Она вынесла поднос с едой и уселась у входа в шатер, предоставив Гаю переминаться с ноги на ногу, следя за ее трапезой. Судя по тому, что вокруг никого не было, солдатам отдали приказ не приближаться к шатру. В отдалении на большом костре готовили еду для всего отряда. Рольф де Варенн сидел на валуне, сжимая в руках какие-то бумаги и не спуская с Кейдре подозрительного взгляда.

Заметив это, она покраснела и поспешила отвернуться. — Пожалуйста, присядьте! — Кейдре старалась не подавать вида, что от этого взгляда у нее захватило дух. Ей не раз приходилось видеть распаленных похотью мужчин, но так откровенно на нее еще не смотрел никто. Ее отец умер пять лет назад, так и не успев выдать Кейдре замуж. Впервые он попытался найти ей жениха в пятнадцать лет, а когда ей исполнилось семнадцать — его не стало. Поначалу старый и могущественный эрл остановил свой выбор на втором сыне своего северного соседа, Джоне Лэндауэре. Кейдре встречалась с ним прежде на рыцарском турнире: высокий, стройный юноша запомнился ей своей привлекательностью и умным, выразительным взглядом. От радости, что отцовский выбор пал на него, она не находила себе места и без конца грезила о свадьбе…

Но Джон отказался жениться. Его не соблазнили ни земли, ни деньги. Ни за какие сокровища он не возьмет в жены колдунью!

Разумеется, отец уверял ее, будто это он сам решил, что Джон не достоин ее руки, но Кейдре прекрасно слышала, о чем сплетничает челядь в их замке. При отце и братьях она вела себя по-прежнему непринужденно, но когда оставалась одна, ее слезам и горю не было конца. Почему Создателю было угодно сделать так, что ее принимают за ведьму?

Эрл одного за другим предлагал ей женихов, но теперь уже сама Кейдре отвергала их с надменным видом, потому что боялась снова пережить унижение, которому ее подверг Джон. Отец любил ее и не стал бы выдавать замуж насильно — да такую все равно никто бы не взял. Кейдре делала вид, что ее это совершенно не волнует, и мало-помалу избавилась от ненужных мечтаний и грез.

Но он… он смотрит на нее совершенно откровенно, не скрывая страсти!

Он ее хочет!

— Миледи… — бормотал Гай, захваченный врасплох ее приглашением. Кейдре налила эль в кружку и протянула Ле Шану. На миг ее укололо чувство вины.

— Надеюсь, это вам не запрещено?

— Конечно, нет. Благодарю вас! — Гай выпил все до дна. Кейдре знала, что ее мучитель идет к шатру, для этого ей не требовалось оборачиваться: она всей кожей ощущала его жгучий взгляд, обладавший какой-то притягательной силой. В конце концов Кейдре не выдержала и посмотрела на его неподвижное, словно маска, лицо. Только взгляд выдавал бушевавшую в нем страсть, и Кейдре стоило большого труда не выказать свой страх — ведь она была его пленницей.

— Дышим свежим воздухом, миледи? — учтиво поинтересовался Рольф, пожирая ее глазами. Кейдре тут же вскочила на ноги, и оба кавалера поспешили подать ей руку, чтобы помочь. Демонстративно опершись на руку Гая, девушка холодно ответила:

— Дышала, пока здесь не стало слишком душно! — С этими словами она удалилась обратно в шатер, а Рольф застыл на месте, чуть не лопаясь от ярости.

— Да не дрожи ты! — рявкнул он, заметив, как старательно Гай избегает его взгляда. — Никто не собирается тебя убивать!

— Она просто предложила мне поужинать вместе! — оправдывался Гай.

— Вижу. — Рольф повернулся и отошел от шатра. Кейдре нетерпеливо ждала, когда подействует ее зелье.

Через четверть часа она незаметно выглянула наружу и убедилась, что у Гая слипаются глаза, а остальные норманны слишком заняты ужином и не обращают на них внимания. Ее мучитель вообще куда-то исчез, и она испытала облегчение и тревогу. Интересно, чем он занят? Впрочем, какая ей разница? Она ни за что не упустит возможность сбежать!

Задняя стенка шатра была прикреплена к земле, и Кейдре не сразу удалось выбраться наружу. Ползком она добралась до лесной опушки и затаилась там, вслушиваясь в шум военного лагеря и дожидаясь сумерек.

4
{"b":"8082","o":1}