ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кейдре застыла на месте, вздрагивая от немых рыданий. Нет, это не может быть правдой! Неужели он притворялся, будто хочет ее, а сам издевался над ее наивностью? Для него ничего не стоит утолить похоть с первой попавшейся девкой — норманн распоряжается всем в этом замке и мог бы оставить Кейдре при себе, — но вместо этого он выдает ее за другого. Она не станет его любовницей и не сможет помочь своим братьям. Что же ей теперь делать? Смириться с судьбой? Составить новый план?

— Пожалуйста. — Она робко шагнула вперед и прикоснулась к его плечу. — Я умоляю вас, милорд!

Почувствовав на себе ее руку, он вздрогнул и резко обернулся.

Кейдре не отступила, ее рука, скользнув ему на грудь, почувствовала, как учащаются удары его сердца. Их взгляды встретились.

— Я… я готова на что угодно, — пролепетала она, смутно различая его лицо полными слез глазами, — но не заставляйте меня выходить за Гая!

— На что угодно?

— Д-да…

— Уж не предлагаешь ли ты мне себя, Кейдре?

— Да… — Она не опустила глаза.

Рольф накрыл ее руку ладонью, и на миг она поверила, что добилась своего, но сильные пальцы тут же сжали ее кисть так, что Кейдре охнула.

— Хватит морочить мне голову, ведьма! — рявкнул он. — И подбери сопли — это не поможет!

— Но я не морочу вам голову, — в замешательстве твердила она, пытаясь вырваться.

— Ты выйдешь замуж за Гая! — Рольф чуть не плевался словами. — Ничто не заставит меня передумать — даже если ты сама под меня ляжешь! А теперь пошла прочь, и не вздумай показываться мне на глаза до свадьбы. Вон отсюда! — Он пихнул ее так, что едва не сбил с ног, и Кейдре, спотыкаясь, опрометью выбежала в коридор.

Глава 38

Она еще могла бы сбежать в пустоши — с такой мыслью Кейдре заснула и с ней же проснулась на следующий день, последний день перед ее свадьбой.

Как только норманн сообщил ей о скором замужестве, все окружающее слилось для нее в некий невообразимый вихрь. Ее бросало то в жар, то в холод. Завтра она станет женой человека, с которым едва знакома, ее врага — и вскоре навсегда покинет Эльфгар. От осознания этого ей делалось тошно. Кейдре не была готова к такому резкому повороту судьбы, но больше всего ее терзала горечь поражения. Эд с Моркаром доверили ей жизненно важное дело и до сих пор уверены, что она выполнила свою задачу, став любовницей их заклятого врага. На самом деле она лишь удалилась от поставленной цели и вместо постели Рольфа де Варенна скоро окажется в постели его рыцаря.

Душевные муки казались Кейдре невыносимыми. Она старалась успокоиться и не поддаваться истерике, но отчаяние нарастало с каждой минутой. Он не захотел ее, и не она, а Алис согревает каждый вечер его постель. Кейдре была для него не более чем игрушкой: он доказал это, отдав ее в жены другому, несмотря на все попытки сблизиться, предпринятые ею в последние дни. Напрасно она твердила себе, что шла на это против воли, по приказу Эдвина, что она ненавидела норманна и никогда не стремилась заполучить его. Ее уже не раз отвергали до этого, но она так и не смогла привыкнуть к жестокости окружающего мира.

Но ведь еще не поздно. Она успеет сбежать. Вот только куда? К Эду — оплакивать свое поражение и до конца жизни скрываться среди лесов, как дикий зверь? Но Кейдре слишком хорошо знала норманна и не сомневалась: рано или поздно ее выследят и поймают, после чего все равно поведут к алтарю.

Ей оставалось одно: выйти замуж за Гая и шпионить возле него так же, как она шпионила бы возле Рольфа. По крайней мере так она сумеет принести хоть какую-то пользу Эльфгару. Однако это не слишком ее утешало.

У Кейдре было любимое нарядное ярко-желтое платье, но в этот день она возненавидела его.

Алис, явившаяся лично проследить за тем, как Мэри и Бет наряжают невесту, вдруг приказала им остановиться.

— Снимите это!

Кейдре едва повернула голову в ее сторону — ей было все равно. Через час священник обвенчает молодых в деревенской часовне, потом состоится скромный праздничный ужин. Конечно, он не идет ни в какое сравнение с тем пиром, что закатил Рольф на свою свадьбу. Для первой брачной ночи им приготовят хозяйскую спальню в старом доме, теперь оказавшемся во внутреннем дворе.

Тем временем Алис протянула служанкам какой-то сверток.

— Снимай с себя эти лохмотья! — приказала она сестре. — Тоже мне, невеста!

Нижняя сорочка Кейдре из простой шерсти давно износилась и была залатана во многих местах. Мэри помогла избавиться от нее, и Алис подала сорочку из своих запасов.

— Тебе следует сделать все, чтобы понравиться жениху! — проворчала она.

Алис не пожалела совсем новую белую сорочку из тонкой ткани; правда, ее пришлось распустить на груди и в бедрах. Настала очередь желтого платья и пурпурного кушака. Бет старательно расчесывала пышные золотистые локоны, приговаривая вслух, что никогда не видела такой красивой невесты.

— Одни волосы чего стоят — длинные да пышные! Мужикам только такие и подавай. Ты у нас ровно богиня…

— Заткнись, Бет! — не выдержала Алис.

Мэри украсила прическу невесты желтыми гвоздиками и красиво уложила пышные локоны на плечах, но Кейдре не потрудилась даже взглянуть на себя в услужливо подставленное зеркало.

Рольф ждал их на крыльце. С непроницаемым видом он взглянул на Кейдре и предложил ей сесть на белоснежную лошадь — ту самую, что везла под венец Алис.

Новую часовню выстроили совсем недавно, и там уже все было готово для венчания. Поглазеть на свадьбу Кейдре собралась вся округа.

Рольф взял белую кобылу под уздцы, и процессия медленно направилась к воротам и подъемному мосту, но Кейдре словно не замечала никого возле себя; она сидела, гордо выпрямившись, неподвижно уставившись на холку своей кобылы.

Гай нервно переминался с ноги на ногу у дверей часовни. Святой отец, преподобный Грин, если и успел пропустить рюмку-другую, внешне это пока не было заметно. Жених нарядился в зеленую бархатную накидку, дорогую тунику и алые панталоны. Он лишь один раз искоса глянул на Кейдре и густо покраснел.

Рольф молча помог Кейдре спуститься с седла, обращаясь с ней, как с манекеном, передал ее Гаю и отступил в сторону.

Преподобный Грин громко прокашлялся и обратился к жениху.

— Ты согласен взять в жены эту женщину?

— Да, святой отец.

— Скажи, Гай, ты согласен любить ее и заботиться о ней до той поры, пока смерть не разлучит вас?

— Да, — повторил рыцарь.

— Тогда возьми ее за руку и повторяй за мной: я, Гай Ле Шан, беру тебя, Кейдре, в жены и перед лицом нашей святой церкви клянусь быть вместе с тобой в горе и в радости, в богатстве и в нищете, в здоровье и в болезни и требовать от тебя послушания и верности до конца своих дней. Аминь.

Гай повторил слова клятвы, и обряд завершился. Так Кейдре стала женой Гая Ле Шана.

Девушка металась по комнате, как раненый зверь. Она в сотый раз с ненавистью глянула на пышно убранную постель и столик с вином и закусками. Все было приготовлено для их первой брачной ночи: ей оставалось лишь раздеться и ждать жениха. Но Кейдре вовсе не спешила расставаться со своим желтым платьем; зато изрядно надоевшие ей гвоздики полетели на пол.

Праздничный ужин растянулся на несколько долгих часов. Новобрачные сидели на почетном месте во главе стола, накрытого под ореховым деревом. Гай воздавал должное вину и закускам и не спешил покидать веселую компанию, а вот Кейдре едва смогла притронуться к еде. Поначалу Гай еще пытался вести себя учтиво и предлагал ей самые лакомые кусочки из тех блюд, что выбирал для себя, но она довольно бесцеремонно отвергала все подношения. Тогда он перестал ее угощать и попытался найти тему для застольной беседы, но и тут его старания ни к чему не привели — невеста по-прежнему сидела нахохлившись, и ничто не могло привлечь ее внимание.

Исключая Рольфа де Варенна. По традиции его место было по правую руку от невесты, и Кейдре не давала покоя его близость. Она заметила, что норманн тоже утратил аппетит и то и дело поглядывает на нее. Ну и пусть! Кейдре старательно делала вид, что ей все равно и что она его не замечает.

42
{"b":"8082","o":1}