ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под конец все происходящее стало казаться ей сном, а душевная боль, терзавшая ее в последние дни, притупилась.

В дверь комнаты постучали.

— Да! — Кейдре стиснула кулаки.

Войдя, Гай плотно прикрыл за собой дубовую дверь и с удивлением посмотрел на молодую жену: он явно не ожидал увидеть ее полностью одетой.

— Прости, я, кажется, поторопился, но могу и подождать. — Он повернулся, собираясь выйти.

— Нет! Я не собираюсь готовиться к брачной ночи, потому что вышла замуж не по своей воле! — яростно выкрикнула Кейдре.

— Но я-то женился по своей воле! — Лицо рыцаря моментально ожесточилось, напоминая Кейдре о том, что перед ней стоит не мальчик, а один из лучших солдат Рольфа, ветеран нормандской армии.

— Тебе нужно было Дамстенборо, а не я!

— Это правда. — Гай покраснел. — Но без тебя мне не получить его — ведь это твое приданое! Я не собираюсь отказываться ни от него, ни от тебя!

— Только попробуй меня тронуть, — прошипела Кейдре, — и я тебя прикончу!

Гай растерянно попятился.

— Можешь не сомневаться: я прокляну тебя самым страшным проклятием! Ты лишишься своей мужской силы! У тебя выпадут все зубы, волосы, и ты станешь лысым! Думаешь, я не могу напустить на тебя порчу? — Ее голос поднялся до истерического визга. — Я умею составлять яды! Ты состаришься прежде времени! Хочешь проверить, говорю ли я правду?

— Да что ты так кипятишься? — пробормотал Гай, суеверно осеняя себя крестным знамением. — Я же не собираюсь брать тебя силой!

— Послушай, — продолжала Кейдре, немного успокоившись, — мне велели стать твоей женой — и я ею стала. Ты даже и думать обо мне не хотел, пока тебе не предложили приданое, и ни разу не смотрел на меня так, как смотришь на других женщин. — Ее голос дрогнул. — Никто на меня так не смотрит — как только замечает мой глаз, и я к этому привыкла. Кому какое дело до того, что происходит между нами? Если ты не хотел меня, если ты меня боялся — зачем спать со мной только потому, что нас обручили? Развлекайся со своими любовницами, как прежде, — меня это не волнует. Могли бы мы на этом столковаться?

— Но как же быть с детьми? Мне нужны наследники!

— Обзаведись постоянной любовницей, — без стеснения предложила Кейдре. — Удостоверься, что, кроме тебя, у нее никого не было, и усынови своего ребенка от нее. Нет ничего проще!

— Честно говоря, я правда тебя не хотел, — признался Гай.

Его слова задели Кейдре за живое, и она невольно вспомнила о Рольфе.

— Но вовсе не потому, что я тебя боялся. И все-таки как-то не по-людски быть женатыми, не становясь мужем и женой в постели!

— Об этом никто не узнает. К тому же ты женился не на женщине. Неужели тебе так хочется переспать с ведьмой?

— Нет, вовсе нет! — Гай испуганно попятился. — Мне вполне хватает обычных шлюх! Просто я привык все делать на совесть…

— Гай, побойся Бога!

— Вот именно! — вдруг улыбнулся он. — Как же я забыл? Раз ты не нормальная женщина — значит, наш союз нельзя считать угодным Господу; а ведь каждый человек должен прежде всего помнить о своем долге перед Всевышним! Значит, я могу заключить с тобой сделку, Кейдре; но помни: об этом не должна знать ни одна живая душа!

— Можешь на меня положиться! — с облегчением заверила девушка. — Я никому ни о чем не скажу!

Они ненадолго замолкли, внимательно глядя друг на друга.

Наконец Гай встряхнулся, подошел к столу и налил себе вина.

— Ты не проголодалась?

Кейдре благодарно улыбнулась — она вдруг обнаружила, что умирает от голода, но так и не успела в этом сознаться: в дверь забарабанили со страшной силой.

Кейдре застыла на месте, а Гай с мечом наголо кинулся к двери.

— Кто там?

— Это твой господин, открывай! — грубо приказал Рольф.

— Что случилось? На замок напали?

— Я явился сюда потребовать то, что принадлежит мне по праву! — отчеканил Рольф, бешено сверкая глазами.

— Конечно! — Гай совсем растерялся. — Что вам угодно, милорд?

— Право первой ночи! — Де Варенн грозно взглянул на своего вассала, а затем перевел свой пылающий взор на Кейдре.

Глава 39

В комнате воцарилась мертвая тишина.

Кейдре и Рольф не спускали друг с друга глаз. Кейдре была потрясена: он явился, чтобы потребовать у своего вассала невинность его невесты! Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Она прочла в его глазах яростную решимость, гнев, и, судя по всему, то же самое увидел Гай.

Молодой рыцарь первым пришел в себя.

— Конечно, милорд! — пробормотал он и попятился к выходу. Тяжелая дверь захлопнулась за ним со стуком, представившимся Кейдре поступью судьбы.

Рольф расстегнул пряжку на плаще, и тяжелый бархат с шелестом упал на пол; за плащом последовала перевязь с мечом. Его намерения не вызывали сомнений. Он возьмет ее прямо сейчас, когда это стало угодно ему, а не ей.

— Это невозможно! — вырвалось у нее.

Норманн рывком стянул с себя тунику. В свете свечей его загорелый торс отливал бронзой.

Кейдре все еще не могла прийти в себя, захваченная врасплох его жестокой, самоуверенной выходкой.

— Ты же только что сам отдал меня Гаю!

— По-твоему, я этого не знаю?

— Но как же она? Алис — моя сестра… и твоя жена!

— Я — лорд Эльфгар! — Громовые раскаты его голоса ошеломляли подобно гласу богов. — И я здесь хозяин!

Кейдре охватила паника. Она помчалась вокруг кровати, Рольф за ней. Ей некуда бежать, некуда!

— Нет! — Она, крича, забилась в конвульсиях.

В конце концов норманн опрокинул ее на пол, а сам навалился сверху и одним рывком располосовал платье и сорочку до самого пояса. Кейдре все же успела извернуться и вонзить ногти в ненавистное лицо, но тут же ее руки оказались схваченными и прижатыми к полу.

— Не смей со мной бороться! — рявкнул Рольф. — Это бесполезно!

— Не надейся! Я буду бороться с тобой до самой смерти! — визжала она.

Не обращая внимания на ее возню, он раздвинул ей ноги и задрал подол. Время остановилось, словно во сне, когда Кейдре вдруг почувствовала у себя между ног влажную гладкую головку его члена. Она хотела сдвинуть ноги, но было поздно: он уже вошел внутрь.

Она охнула от острой боли, зажмурилась и отвернулась, а он задвигался внутри ее: все глубже и чаще… Она отчетливо ощущала каждый дюйм его неумолимого, грозного оружия — пока он не вздрогнул и не рухнул поверх нее с хриплым стоном.

Вот, значит, как было суждено этому случиться. По ее щеке заскользила одна-единственная слезинка. Не было ни соблазнения, ни любовных игр — ее просто изнасиловали. Ну что ж, по крайней мере он управился достаточно быстро. Она затаилась, едва дыша и мечтая лишь о том, чтобы он как можно скорее пришел в себя и оставил ее в покое.

Однако норманн явно не спешил подниматься, и Кейдре ничего не могла тут поделать. Она почувствовала его теплое дыхание и колючую щетину, пока он лежал неподвижно, уткнувшись лицом ей в грудь; волосы у него на груди щекотали ее напряженные соски, и то, что так неистово пульсировало и билось в ее лоне, все еще оставалось там…

Кейдре почувствовала, как напряглись его руки, и решила, что наконец-то он решил подняться. Это породило во всем ее теле волну непонятной и нежеланной, но тем не менее довольно приятной истомы.

Внезапно она ощутила его губы у себя на шее и попыталась вырваться, но Рольф с легкостью удержал ее, продолжая щекотать шею. Ласковые пальцы осторожно потеребили сосок. А там, внутри… Кейдре почувствовала, как наливается кровью его копье и как ее тело с предательской готовностью отвечает на это, охватывая его все сильнее, все жарче — пока он не застонал от удовольствия и не заглянул ей в лицо.

Она отвечала ему рассеянным взором, целиком сосредоточившись на той вспышке острого желания, что подбросило навстречу Рольфу ее тело. Он, едва заметно улыбнувшись, припал к ее губам, и она отдалась ему вся, без остатка. Позабыв обо всем, кроме их близости, Кейдре отвечала на его рывки с той же безумной страстью, пока окружающий мир не взорвался миллиардом цветных осколков.

43
{"b":"8082","o":1}