ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Иди сюда и проверь рану. — Все еще улыбаясь, он кое-как добрался до кровати и сел.

Кейдре подчинилась, хотя и не скрывала своего недовольства. Стремясь покончить с неприятной обязанностью как можно скорее, она решительно подняла край его туники. На Рольфе больше ничего не было, и ей открылось несомненное доказательство того, что он чувствует себя совсем неплохо — раз способен так откровенно возбудиться от одного ее присутствия.

— Что за глупые шутки! — Она отскочила от него.

— А я ничего не могу с собой поделать!

— Я не собираюсь наставлять рога своему мужу!

— Так ты вообразила, что я за этим приказал тебе явиться? — Рольф расхохотался. — Чтобы наставить рога своему лучшему рыцарю?

— Вообразила? — Ей стоило большого труда выдержать его леденящий взор. — О нет, милорд! Я это знаю наверняка!

— Ты сама выдала свои мысли, Кейдре! — Он схватил ее за руку и повалил на кровать — прямо на свою больную ногу.

— Скотина!

— Я не имею привычки наставлять рога своим солдатам!

— Тогда отпусти и оставь меня в покое!

— Ах, какая преданность! — Рыцарь усмехнулась. — Неужели ты его любишь?

— Что?

— Ты уже успела в него влюбиться? Не прошло и недели, как ты стала преданной женой. Ну же, отвечай?!

Она дрожала всем телом, не в силах вымолвить ни слова. Рольф увидел, как фиалковые глаза повлажнели от слез.

— Скажи, тебе было хорошо с ним? — Он не в силах был остановить свой допрос.

— Это вас не касается!

— Отвечай!

— Да, да! — выкрикнула Кейдре в отчаянии и разрыдалась. Никогда, ни за что в жизни она не откроет ему правду. Зачем ему знать, что даже собственный муж считает ее отвратительной уродиной, дьявольским отродьем и предпочитает находить облегчение в объятиях таких, как Летти или Бет.

— Нечего реветь, тебя еще никто не насилует! — Норманн оттолкнул ее с такой силой, что Кейдре чуть не грохнулась на пол. — Пошла вон! Я передумал. Мне не нужны услуги знахарки!

Вытерев слезы, Кейдре выпрямилась. Она как заколдованная смотрела в его потемневшие от необъяснимой ярости глаза.

— Ступай к своему мужу, — прорычал Рольф с отвратительной ухмылкой. — Можешь морочить ему голову сколько угодно! И не смей показываться мне на глаза!

Однако Кейдре словно приросла к месту: у нее возникло странное желание подойти к нему и утешить, чтобы из голоса и из глаз ушел навсегда этот мучительный, яростный гнев.

— Ну, чего ты ждешь — опять решила строить мне глазки? Если думаешь, что одного твоего вида довольно, чтобы я потерял голову, то не на того напала! Таких, как ты, на свете пруд пруди, и ты ничуть не лучше любой деревенской бабы!

Эта грубая отповедь подействовала на Кейдре как пощечина — она резко повернулась и метнулась к двери.

— Да пришли ко мне Алис! — крикнул норманн ей вслед. — Скажи, путь явится сию же минуту!

Глава 44

Миновала еще неделя, прежде чем рыцари нашли время для поездки в Дамстенборо. Рана уже почти зажила, и Рольф надеялся, что верховая езда поможет ему восстановить былую силу в мышцах. Норманн взял с собой всего десять человек, зато оставил Эльфгар под надежной охраной большого отряда во главе с Бельтайном.

К середине второго дня Рольф оказался на самой границе своих владений, и уже к вечеру они начали объезд дарованного Гаю участка.

Заночевать решили в поле. В деревне по соседству давно затихла суматоха, вызванная их приездом, и солдаты спокойно отдыхали у походного костра. Судя по всему, простых людей на самом севере владений мало интересовала смена хозяев в Эльфгаре. Сакс или норманн — какая разница, на кого гнуть спину? Тем не менее крестьяне не пожалели для своих новых хозяев ни простой, сытной еды, ни дурно сваренного эля. Гай уже прикинул, где будет строить новую крепость, и его эрл не сомневался, что молодой рыцарь при первой же возможности вернется сюда, чтобы заложить фундамент собственного дома. Рано или поздно следом за ним сюда переберется Кейдре, чтобы занять место леди Дамстенборо.

Ну и черт с ней! Он будет только рад, если Гай перевезет ее в эту дыру прямо сейчас и останется здесь с небольшим гарнизоном охранять северную границу.

Мысли о Кейдре не давали Рольфу покоя. Он и сам не заметил, как дошел почти до околицы, и резко повернулся, чтобы вернуться в лагерь, как вдруг какой-то шорох привлек его внимание. Он долго всматривался в ночную тьму, пока не сообразил, что видит любовную парочку, укрывшуюся под кроной огромного вяза. Кажется, он узнал Гая — или ему почудилось?

Затаив дыхание, Рольф подобрался совсем близко. Сомнений быть не могло: он застукал Гая, вовсю охаживавшего какую-то молодку из деревни.

Норманн с трудом сдерживал вспышку ярости. Тем временем Гай получил то, что хотел, и крестьянка, весело вскочив, принялась поправлять платье. Любовники не сразу поняли, что они не одни, и когда Гай заметил Рольфа, то обмер от неожиданности. Крестьянка наградила нового лорда довольно откровенным взглядом, но Рольфу было не до нее, и она ушла, не скрывая своего разочарования.

— Вы искали меня, милорд? — спросил Гай, когда они не спеша шагали к лагерю.

— Нет, я наткнулся на тебя случайно, а заодно узнал, что ты изменяешь своей жене, — наконец произнес Рольф.

— Ну что вы! Какая это измена! — Несмотря на темноту, Рольф по голосу догадался, что Гай покраснел. — Просто я слишком молод, чтобы держаться за подол одной-единственной женщины — будь она хоть трижды ведьма!

— Она не ведьма, Гай.

— Простите, я совсем забыл, что вы в это не верите! — Судя по растерянному тону, Гай нервничал все больше.

— У меня не укладывается в голове, — продолжал Рольф, старательно подбирая слова, — как после близости с ней у тебя остаются силы и желание искать добавки на стороне.

Он искоса следил за Гаем и терялся в догадках: объясняется ли его растерянность упреком в неверности — или дело в чем-то ином?

— По молодости чего не бывает! — наконец пробормотал Ле Шан.

Рольф знал одно: если бы Кейдре была его женой, он и думать не захотел бы о других женщинах. Интересно, что она почувствует, когда узнает, что Гай ей изменил?

— Взять ее! — приказала Алис.

Кейдре застыла в сумрачном зале старой крепости, едва освещенном двумя слабыми свечками. Норманны двинулись вперед, и один из солдат грубо схватил ее за руку. Бельтайн стоял рядом с Алис, и его мрачный вид не предвещал ничего хорошего.

— В чем дело? — возмутилась Кейдре.

Бледное личико сестры исказила злорадная гримаса:

— Ты слишком далеко зашла в своих предательских действиях, сестра, и в отсутствие моего лорда я считаю своей обязанностью встать на защиту его достояния! Взять ее!

— Предательские действия? — Кейдре опешила. — Но я не…

— Горничная нашла в вашей комнате вот это, миледи. — Бельтайн взмахнул в воздухе свернутым листком.

— Я понятия не имею, что это может быть!

— Это письмо к вам от вашего брата Эдвина.

— Не может быть! — У нее все оборвалось внутри. — Я ничего не получала от Эдвина, ничего!

— Однако оно адресовано вам, — сурово возразил Бельтайн, и подписано вашим братом. Кто-то доставил его в замок. Нам хотелось бы знать, кто именно.

— Я же сказала, что не получала никакого письма! — Столь откровенная подлость вызвала у Кейдре вспышку гнева. — Это ложь, ловушка!

— Вы уже не в первый раз уличены в предательстве, — уверенно заявил Бельтайн. — До самой свадьбы милорд держал вас под круглосуточным надзором, потому что не доверял вашим словам. Не доверяю и я — тем более что доказательства говорят сами за себя. — Рыцарь замолк, переводя дух после столь долгой речи.

— Она хитра как черт, Бельтайн, — заторопилась Алис, — и не забывай — она ведьма! Есть единственный способ не дать ей бежать — запереть в подземелье. Если милорд не застанет ее в замке — не сносить тебе головы!

Кейдре онемела от ужаса.

— Никуда она не денется, — сурово пообещал Бельтайн. — Теперь она жена Гая, и у меня нет права сажать ее в подземелье, но я лично буду ее охранять!

49
{"b":"8082","o":1}