ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец стало достаточно темно, чтобы без опаски встать в полный рост и напрямую через лес направиться к деревне.

Ей пришлось преодолеть страх открытого пространства на выжженном поле. Среди обгорелых хижин не было видно ни души — наверное, крестьяне подались в соседнюю деревню или вообще предпочли укрыться в замке.

Она уже прошла всю деревню, когда до нее долетел чей-то стон.

Кейдре не задумываясь помчалась туда, откуда слышался звук. Не важно, кто там стонет от боли — пусть даже это окажется животное, — она целительница, и кто-то нуждается в ее помощи.

Уже заворачивая за угол хижины, девушка снова услышала стон — но слишком поздно осознала свою ошибку. Стон был вызван не болью, а удовольствием, и она сразу узнала в женщине Бет — не в меру любвеобильную юную вдовушку из сожженной деревни: широко разведя пышные бедра, она что было сил обнимала за плечи навалившегося сверху мужчину, и ее дебелое тело ритмично ходило вверх и вниз.

Кейдре застыла на месте, захваченная врасплох. Полуодетый норманн со спущенными штанами двигался мощными рывками, как настоящий жеребец, раз за разом погружая в женское лоно свое огромное, скользкое, налитое алой кровью копье. Бет стонала и повизгивала от удовольствия. Наконец он охнул и рухнул на нее без сил. У Кейдре зашумело в ушах. Она едва сообразила, что, как только эти двое очухаются, они непременно заметят ее, и попятилась обратно за хижину.

Рыцарь поднял голову и обернулся. Их взгляды встретились.

Кейдре с большим трудом удалось сбросить с себя оцепенение, и она тут же пустилась наутек.

Он настиг ее за каких-то десять шагов, неотвратимый, как удар молнии, и налетел сзади с такой силой, что девушка со всего размаху грянулась оземь и вскрикнула от боли. Норманн обхватил ее руками, тиская пышные груди, и приник губами к шее, все еще дыша тяжело и часто после своих упражнений с Бет.

— Снова шпионишь? — пробормотал он.

У Кейдре из груди вырвался отчаянный вопль. Она готова была разорвать его голыми руками и билась, как дикая кошка. Немного ослабив хватку, рыцарь позволил ей перевернуться на спину, а сам уселся верхом. Она чуть не выцарапала ему глаза, но норманн перехватил ее руки…

Кейдре извернулась и укусила его за запястье. На этот раз ей удалось добраться до его плоти, и он, чертыхаясь от досады, грубо завел ей руки за спину, притиснув к себе еще сильнее. Кейдре взвизгнула от ярости. Она чувствовала, как упирается ей в живот вновь наполнившийся кровью член, и снова попыталась увернуться, но он схватил ее за волосы и рванул так, что в глазах у нее потемнело. Деваться было некуда.

— Перестань елозить, — прорычал он, — или, Богом клянусь, я возьму тебя не сходя с этого места! Говори, как ты пробралась мимо Гая?

— Он заснул!

— Гай заснул? — Синие глаза полыхнули недоверием. — Он никогда не спит на посту.

— А я говорю, заснул! — выпалила Кейдре, так же яростно сверкая глазами.

Норманн подозрительно посмотрел на нее, потом его взгляд остановился на ее губах, и она напряглась всем телом.

— Нет! — вырвалось у нее. Слишком свежи были воспоминания о том, как его горячий влажный язык ворвался к ней в рот и шарил там — жадно, грубо…

— Ты намерена говорить «нет» даже после того, как станешь моей женой? — с издевкой спросил Рольф.

— Всю жизнь!

Язвительно рассмеявшись, он встал на ноги, снова поразив ее своим огромным ростом.

— Не думаю, что у тебя это получится!

— А это мы еще посмотрим.

— У тебя язык как у настоящей колдуньи — вернее, как у ядовитой гадины!

— А мне говорили, что моими устами можно мед пить!

— Говорили? — в его глазах снова полыхнуло синее пламя.

— Да. Те, кого я почитаю… и люблю!

— Кто эти люди?

— Не твое дело! — дерзко заявила Кейдре.

— Очень скоро это станет моим делом, и я сумею положить конец твоему своеволию!

Судя по его виду, норманн непременно решил добиться своего, и Кейдре предпочла промолчать, но когда он грубым рывком заставил ее подняться на ноги, она чертыхнулась и вывернулась из его рук.

— Гадюка! — буркнул он.

— Убирайся к своей шлюхе! — прошипела она.

— Я больше в ней не нуждаюсь!

— Вот как? — проворковала Кейдре с язвительной улыбкой и скрестила руки на груди. Как это ни странно, он улыбнулся ей в ответ и произнес совершенно иным тоном:

— Лучше я поберегу силы для вас. Подойдите ко мне, леди Алис!

Кейдре не верила своим ушам — он что, пытается ее обольстить?

— Наша свадьба — дело решенное, и у вас нет возможности это изменить. Чем раньше вы смиритесь с неизбежным — тем лучше. Ну же!

Его низкий голос ласкал ее слух, словно драгоценный бархат кожу.

— Нет!

— Проявите наконец добрую волю! — еще ласковее промурлыкал он.

— У меня нет для вас доброй воли!

— Стало быть, вы намерены упираться до самого конца?

— Да! — выпалила Кейдре с отчаянным упрямством.

— Что ж, посмотрим! — Глаза рыцаря грозно сверкнули, и он решительно шагнул к ней.

Глава 5

— Что ты с ним сделала?

Кейдре стояла за спиной Рольфа, озабоченно склонившегося над Гаем.

— Отвечай, мерзавка!

Она отшатнулась, обмирая от страха. Он угрожающе нагнул голову.

— Ничего! — вырвалось у нее.

— Ты подмешала что-то ему в эль! — Рыцарь схватил ее и хорошенько встряхнул. — Что это за зелье?

А он отнюдь не дурак. Придется учесть это на будущее.

— Всего лишь снотворное! — призналась Кейдре. — Он скоро проснется.

— И это все, что случится?

— Ну, какое-то время его еще будет клонить в сон…

— Где ты взяла снотворное? — Рольф отпустил ее, и она невольно попятилась, стараясь держаться от него подальше. Оказывается, вокруг них уже давно собрался весь отряд. По толпе тревожно пронеслось: «Колдунья!».

Девушка вспыхнула от негодования.

— Ну, я жду, Алис! Где остальное зелье?

— У меня было совсем немного! — солгала Кейдре. Некоторое время рыцарь молча смотрел на нее, потом схватил за руку и поволок в шатер.

Войдя, Кейдре с облегчением подумала, что дешево отделалась, но он приказал своим людям разойтись и, шагнув следом, аккуратно опустил за собой полог.

— Что вы намерены делать? — Она в ужасе отскочила к дальней стене.

Не отвечая, Рольф зажег факел, воткнул его в землю и лишь после этого вперил в пленницу тяжелый взгляд.

— Мне повторить вопрос?

— Это были чары! Вы слишком сурово со мной обошлись… Смотрите, как бы я не наложила заклятье и на вас!

В ответ он лишь улыбнулся. Впервые она видела, как Рольф улыбается по-настоящему. Он ей не поверил! Он вообще не верит в то, что она колдунья! Кейдре почувствовала разочарование — и странный восторг.

— А что, если ты уже наложила чары? — Его глаза загадочно поблескивали. — Или это можно считать благословением?

— Не понимаю…

— Разве не ты внушила мне такое неистовое желание?

— Нет! — Прижимаясь спиной к шаткой стене, Кейдре в ужасе следила за тем, как искры в его глазах разгораются в жаркое пламя. — Нет, клянусь!

— Я тебе не верю! — Он прижал ее к себе так, что она почувствовала жар, исходивший от мощного мужского тела, и прошептал: — Зелье! Отдай его мне!

— У меня ничего не осталось, — пролепетала она. Сильные уверенные руки у нее на талии обжигали, как раскаленные угли. Стараясь отдалиться от него хотя бы на дюйм, Кейдре уперлась ладонями ему в грудь. Твердая, как скала, она в то же время была живой и горячей под ее руками!

— Какая у тебя узкая талия! — хрипло прошептал он. Кейдре невольно подняла взгляд — и уже не в силах была его отвести. — Я могу обхватить ее пальцами!

У нее захватило дух.

— Ты слишком прекрасна для простой смертной!

Его руки сжимались все теснее. Тело Кейдре немедленно откликнулось — кровь струилась по жилам все быстрее, горячая, нетерпеливая…

— Отпустите меня… — еле слышно взмолилась она.

— А вдруг, — продолжал шептать норманн, наклоняясь все ближе, — ты и правда колдунья?

5
{"b":"8082","o":1}