ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кейдре зажмурилась, не в силах скрыть облегчение.

— Ни в коем случае! — вскричала Алис. — Ты что, забыл, как она околдовала часового? Эта ведьма в два счета напустит морок и на тебя!

— Это все ты подстроила, верно? — Кейдре обратила яростный взгляд на младшую сестру. — Но ведь ты не умеешь писать! Хотела бы я знать, кого ты заставила нацарапать эту фальшивку?

— Смотри, я тебя предупредила! — Алис не обращала никакого внимания на Кейдре. — Бельтайн, вспомни, как удрал Моркар!

— Мне очень жаль, но леди Алис права. Отведите ее в подземелье! — приказал Бельтайн.

— Погодите! — в отчаянии вскричала Кейдре. — Позвольте мне хотя бы взглянуть на это письмо!

Бельтайн с безразличным видом подал ей свиток. Кейдре было достаточно одного взгляда, чтобы обнаружить подделку.

— Писал не Эд! Это не его почерк!

— Для меня не имеет значения, кто написал письмо, — важно заявил Бельтайн. — Он мог продиктовать его какому-нибудь монаху. Хватит болтать, ведите ее вниз!

— Нет, умоляю! — Кейдре, вне себя от ужаса, вцепилась в Бельтайна. — Ради Бога, только не в подземелье!

Но ее никто не слушал. Бельтайн брезгливо сбросил с себя ее руки, и солдаты потащили Кейдре к выходу, но она все же успела оглянуться:

— Не делай этого, Алис! Чего ты добиваешься? Когда норманн вернется…

— Он сам прикажет вздернуть тебя! — взвизгнула Алис.

С гробовым стуком за ней захлопнулась тяжелая крышка люка, и в подземелье воцарилась кромешная тьма.

Кейдре стояла, едва дыша, посреди темноты, и сердце билось так неистово, что, казалось, могло вот-вот вырваться из груди. Она попыталась вдохнуть полной грудью, но поперхнулась и закашлялась, так как спертый воздух был полон вони от человеческих экскрементов. Летом Кейдре ходила босиком, и теперь холодная липкая жижа, скопившаяся на полу, просачивалась у нее между пальцами.

Она знала, что, кроме нее, в камере никого не могло быть, однако ясно слышала легкий суетливый шорох. Крысы. Глаза Кейдре наполнились слезами. Несмотря на свою ненависть к проклятому норманну, в эту минуту она молила Бога, чтобы он поскорее вернулся в замок. Кейдре не сомневалась, что эрл отменит несправедливое наказание, как только узнает о ее заточении в темницу. Но все равно он не сможет вернуться в Эльфгар раньше чем через два дня. Целых два дня в этой преисподней… Вряд ли она их выдержит!

Из ее груди вырвался глухой безнадежный стон. Кейдре дышала тяжело и часто, она не могла избавиться от ощущения удушья.

Паника становилась все сильнее. Ей уже казалось, что стены подземелья сдвигаются, грозя раздавить ее. Еще минута — и она задохнется, ее похоронят здесь заживо!

С беспомощным воплем Кейдре ринулась к крышке люка, но он находился слишком высоко. Звать кого-то было бесполезно.

Рванувшись в сторону, узница налетела на стену. Не понимая, что делает, она царапала каменную кладку, обдирая до крови ногти, и с рыданием молила:

— Выпустите меня! Выпустите!

Наконец силы ее иссякли, и она рухнула на пол. Что-то теплое и живое коснулось ее босой ноги. Кейдре вскочила с пронзительным визгом.

Глава 45

Неясная тревога, снедавшая Рольфа всю ночь, к утру стала еще сильнее. Он проснулся в полной уверенности, что в замке стряслось что-то ужасное, и приказал отряду немедленно возвращаться в Эльфгар.

Всю дорогу он не находил себе места и без конца понукал своих людей, в результате они добрались до Эльфгара в небывало короткий срок, и Рольф смог лично убедиться, что замок и деревня целехоньки. Тем мучительнее было упорное ощущение непоправимой беды. Алис, как всегда, встретила его во дворе и доложила, что слуги уже готовят ванну.

Кивком отпустив ее в дом, Рольф обернулся к Бель-тайну. Ему сразу бросилось в глаза необычное поведение рыцаря.

— В чем дело? Что здесь случилось, пока меня не было?

— В общем-то ничего, — неуверенно начал Бельтайн, — разве вот письмо, которое мы нашли в спальне у леди Гай, стоявший неподалеку, моментально насторожился.

— Какое письмо? — сурово спросил Рольф.

— Письмо от ее брата!

— Эта тварь никогда не уймется! — буркнул Рольф, чувствуя, как в груди у него закипает гнев. — Приведите ее сюда и покажите мне это письмо, — приказал он, стараясь скрыть свою злость.

— Живо отправляйся в подземелье! — приказал Бельтайн своему оруженосцу.

— Ты запер ее в подземелье? — Рольф чуть не подскочил на месте.

— Как верно указала ваша жена, это был единственно надежный способ не дать ей бежать, — опасливо сообщил Бельтайн. — Я не сразу решился на такую суровую меру, но подумал, что лучше уж действовать наверняка.

Больше Рольф не в силах был ждать — он бегом помчался на задний двор, где оруженосец едва успел отодвинуть запор на крышке люка. Нетерпеливо отпихнув его в сторону, рыцарь встал на колени и заглянул в душную тьму.

— Кейдре, ты жива? — Он беспомощно моргал, не в силах ничего рассмотреть.

В ответ не раздалось ни звука — как будто в темнице вообще никого не было. Наконец его уши различили едва слышный стон, а привыкшие к темноте глаза — какую-то бесформенную груду на грязном полу.

— Кейдре!

Он кинулся к ней на помощь, но его остановил дикий звериный вопль. Кейдре пыталась драться, но даже на это у нее не оставалось сил.

Не обращая внимания на пальцы, старавшиеся расцарапать ему лицо, Рольф подхватил несчастную на руки. На миг Кейдре затихла, но стоило ему сделать шаг к выходу, как она принялась вырываться с новой силой.

— Перестань! Это же я, Рольф! — Посмотрев вверх, он крикнул оруженосцу, чтобы подали лестницу.

Кейдре все не прекращала по-детски беспомощных попыток вырваться: при этом она выла, как дикая кошка, и Рольф не на шутку испугался за ее рассудок.

— Успокойся, это я, Рольф! — как можно увереннее и спокойнее повторял он.

— Выпустите меня! — едва слышно пробормотала она. — Выпустите!

— Сейчас, сейчас! Потерпи, я вынесу тебя наружу, — убеждал он, содрогаясь от жалости.

Понимая, что у нее не хватит сил, чтобы подняться по лестнице, Рольф перекинул ее через плечо и быстро поднялся вверх. Оказавшись на поверхности, он осторожно положил свою трепещущую ношу на землю, одновременно пытаясь получше разглядеть ее… и не поверил своим глазам. Из его груди невольно вырвался крик ужаса.

Кейдре корчилась в пыли, задыхаясь и дрожа, ее лицо и руки были покрыты спекшейся коркой из грязи и крови. Рольф не сразу заметил, что на половине пальцев не хватает ногтей. Но страшнее всего был ее безумный затравленный взгляд: она щурилась и мигала, словно раненый зверь.

Рольф рухнул перед Кейдре на колени, но она с визгом отшатнулась от него. Никогда прежде он не испытывал такой щемящей жалости и нежности к человеческому существу.

— Не бойся, это я, Рольф. Ты свободна… Все будет хорошо…

Она недоверчиво смотрела на него, готовая в любую минуту ринуться наутек — ни дать ни взять лисица, попавшая в капкан.

— Кейдре… — Не смея прикоснуться к ней, Рольф осторожно протянул руку.

В фиалковых глазах мелькнуло подобие мысли. Кажется, она его узнала! Кейдре зарыдала и опустила голову. Рольф прикоснулся к ней и почувствовал мелкую дрожь, сотрясавшую все ее тело. Она все еще задыхалась и хрипела, как загнанный зверь, но больше не пыталась убегать или драться. Рыцарь осторожно прижал ее к себе, и она затихла, обхватив его за шею.

Рольф поднялся на ноги, стараясь не дать волю душившей его ярости. Кейдре спрятала лицо у него на груди и молча плакала. Окровавленные руки стиснули его шею так, что ему стало трудно дышать.

Синие яростные глаза не спеша прошлись по рыцарям, собравшимся на заднем дворе. Одного взгляда на Бель-тайна было достаточно, чтобы душа у бравого вояки ушла в пятки.

— Простите, — прошептал он, — я и понятия не имел… Бельтайн повернулся к Гаю, ища у него поддержки.

— Поверь, мне правда жаль! Гай кивнул:

— Она просто сошла с ума. Ты не мог знать, что такое случится; а вот мне приходилось видеть, как самые отчаянные рубаки теряли рассудок, стоило их запереть под землей. — Затем он почтительно обратился к Рольфу: — Прикажете мне забрать ее, милорд?

50
{"b":"8082","o":1}