ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они снова устроили свидание на сеновале. Кейдре не могла налюбоваться его мужественным, благородным лицом, и ей казалось, что сердце вот-вот лопнет от переполнявших его чувств.

— Тебе не надоело на меня глазеть? — шутливо поинтересовался он.

— Мне никогда не надоест смотреть на тебя, и ты это отлично знаешь! При виде таких, как ты, у женщин сладко замирает сердце и захватывает дух!

— Значит, ты считаешь меня красивым? — улыбнулся он.

— Мог бы не спрашивать!

— Вот и отлично. Теперь мы квиты — ведь я давно уже околдован твоей красотой!

Чтобы не выдать торжествующую улыбку, Кейдре спрятала лицо у него на груди. С каждым днем ей становилось все труднее помнить о том, что она соблазнила Рольфа исключительно ради братьев.

В конце концов Кейдре решила выбросить из головы то, что стояло между ними, и хотя бы эту ночь вести себя так, словно они были просто любовниками.

— Милорд! — Она провела рукой по его лицу и заставила взглянуть на себя. — Вы не устали?

— Устал? — Он ухмыльнулся. — Разве я показался тебе усталым? Только скажи — и мы все исправим! — Его рука скользнула у нее между ног, заставив Кейдре игриво хихикнуть.

— Нет, милорд, я очень довольна! — Она осторожно перехватила его руку. — Я хочу поговорить о серьезных вещах!

— О серьезных вещах? — Рольф ласково укусил ее за ухо. — До сих пор ты только и делала, что заставляла меня играть в свои игры!

— Сейчас мне не до игр! Скажи честно: ты не устал?

— К чему эти вопросы? — Он уселся, потянув ее за собой.

— Ты не хотел бы, — продолжала Кейдре, обмирая от страха и старательно подбирая слова, — чтобы я прислала к тебе кого-то еще? Например, Летти или Бет? — Она нерешительно посмотрела ему в глаза.

— Тебе захотелось покувыркаться втроем?

— Ты же знаешь, что нет! — Она сердито ущипнула его за руку. — Ну пожалуйста… — ее голос дрогнул от волнения, — пожалуйста, скажи мне правду!

— Кейдре, я нисколько не устал — с тобой мне неведома усталость! — твердо ответил он. — Мне не нужна ни Летти, ни Бет, ни кто-то другой! Для меня важна ты и только ты!

У Кейдре сладко защемило сердце. Она не в силах была скрыть свою радость, ее лицо сияло от счастья.

— Ты довольна? — ласково спросил он, проведя рукой по ее нежной щеке.

— Да. — Она смущенно потупилась.

— Я очень рад, Кейдре. — Он усадил ее к себе на колени. — Мне приятно видеть, как светится от радости твое лицо!

— Как, уже? — растерянно пролепетала она, чувствуя, что его ожившее копье шевелится где-то между ног.

— Я все-таки должен доказать тебе, что не устал!

Глава 50

— Милорд! Умоляю, позвольте мне сказать вам хоть слово! — Алис подкарауливала мужа в коридоре у порога кабинета, ставшего местом ее заключения.

— Что это с вами, миледи? — с напускной вежливостью спросил Рольф. Алис захватила его врасплох: он как раз возвращался с сеновала и не ожидал встретить кого-то в этот глухой предрассветный час. — Что могло поднять вас в такую рань?

Алис не спускала с него вопрошающих глаз. Он так и светился самодовольством после очередной ночи в объятиях ее проклятой сестрицы. Неужели он вообразил, будто Алис ничего не знает? Или ему все равно? Челядь в замке без конца перемывает косточки ему и Кейдре — а заодно и ей, Алис, законной жене эрла! Бесстыдство этой пары дошло до того, что они набросились друг на друга прямо среди бела дня, на земле под яблоней! Деверь Мэри видел своими глазами, как они совокуплялись! Алис ничего не могла с собой поделать. Никогда в жизни она не утруждала себя попытками скрыть свои чувства и теперь не в силах была держать обуревавшую ее ярость даже под угрозой смерти. Однако этот болван так погружен в свои сластолюбивые воспоминания, что ничего не заметил; напротив, он с необычайным благодушием прислонился плечом к стене, собираясь выслушать все, что скажет ему Алис. И все же на миг ей показалось, что его губы скривились в ехидной ухмылке.

— Милорд, скажите ради Бога, как долго я еще буду наказана?

— Ты чуть не убила свою сестру! — Рольф резко выпрямился. От былого благодушия не осталось и следа. — Разве это можно сравнить с тем, что ты называешь наказанием? Ты заперта не в темнице, а в просторной и чистой комнате, и не выйдешь из нее до тех пор, пока не осознаешь свою вину! — Он мрачно взглянул на нее.

— Увы, я не знала, что она ваша любовница, — без обиняков заявила Алис. — Не то обошлась бы с ней по-другому! Поверьте, милорд, я всего лишь защищала свои интересы — вернее, наши с вами интересы!

— За кого ты меня принимаешь, за круглого болвана? Ненависть и зависть к сестре написаны у тебя на лице, они сделали тебя просто опасной! Будь ты мужчиной — не отделалась бы домашним арестом! Хватит испытывать мое терпение!

— Гай тоже знает, что вы наставили ему рога? — ехидно поинтересовалась Алис.

— Ах вот как, в нас заговорила уязвленная гордость! Что-то я не припомню, чтобы когда-то клялся тебе в верности! Ты слишком многое о себе вообразила, если поверила, что тебе окажут подобную честь!

— Но из всех женщин в замке вы выбрали именно ее, эту ведьму, мою сводную сестру!

— Я не обязан перед тобой отчитываться и возьму любую, стоит мне только захотеть! Спокойной ночи, миледи!

Алис повернулась и, скрывшись в кабинете, с треском захлопнула за собой дверь, но тут же пожалела о своей несдержанности. Она затаилась, ожидая, что норманн ворвется в кабинет, начнет бить ее, может быть, даже изнасилует…

Но он так и не пришел.

Итак, она окончательно утратила свое влияние на этого человека, а значит, и власть в замке, превратившись в ничтожество, в бесправную заключенную, о которой заботятся две жалкие горничные. Из-за Кейдре Алис угодила в столь плачевное положение, и сестра наверняка постарается занять ее место возле Рольфа, если ей не помешать.

— Ну почему она не подохла там же, в темнице? — прошипела Алис, яростно сжимая кулаки. — Надо во что бы то ни было избавиться от нее раз и навсегда!

Кейдре уловила перемену в обстановке, как только переступила порог главного зала. Она избегала смотреть на Рольфа — так же как он избегал смотреть в ее сторону. Тем не менее рыцари почтительно примолкли и расступились при ее появлении, а один из них — она даже не знала его по имени — поддержал под локоть, помогая устроиться за столом. Бельтайн, оказавшийся от нее по правую руку, любезно улыбнулся и предложил вина. Кейдре невольно покраснела: судя по всему, ни для кого не было секретом, что она спит с Рольфом де Варенном.

Единственным приятным обстоятельством оказалось то, что кресло Алис пустовало по-прежнему.

Теперь, когда Гай уехал в Дамстенборо, она занимала его место по правую руку от Рольфа. Эта близость лишала Кейдре самообладания. Ей было не до еды: все силы уходили на то, чтобы сидеть спокойно и не смотреть на него. Он отрезал ломоть хлеба и вежливо предложил ей.

Она так же вежливо поблагодарила, но от стыда у нее запылали щеки. Кейдре понимала, что, если об их отношениях с норманном знает весь замок, новость наверняка уже достигла ушей ее сестры.

Чувство вины не давало ей покоя. Алис так хотела выйти замуж! Она наверняка была бы верна своему мужу и родила бы ему наследников. Они уже были близки. Норманн оказался непревзойденным любовником, и Кейдре с горечью подумала о том, что Алис не оценила его в этом качестве. Ей хотелось по меньшей мере оправдаться перед сестрой, вымолить ее прощение — но ей было страшно. Алис не из тех, кто легко прощает. Кейдре на ее месте просто убила бы любую, посягнувшую на ее мужа.

Погрузившись в задумчивость, она не заметила, как ужин подошел к концу и зал опустел.

Наконец Кейдре решилась: нужно не откладывая пойти к Алис и объясниться. Не стоило просить дозволения у Рольфа — вдруг он запретит это свидание…

Пока она прикидывала, как бы ей незаметно пробраться наверх, часовые доложили о прибытии королевского гонца.

Рольф вернулся за стол вдвоем с гонцом и приказал всем очистить зал. Кейдре нарочно задержалась в дверях, с трепетом ожидая, что ей снова предложат прочесть письмо. Правда, она не заметила, чтобы у гонца был свиток с королевской печатью.

56
{"b":"8082","o":1}