ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все валилось у нее из рук; она двигалась словно во сне и не знала, как переживет эти семь дней. Рольф обещал вернуться примерно через неделю; за это время она вполне может умереть от страха — за Рольфа, за Хереуарда, за своих братьев и всех остальных саксов, отважившихся примкнуть к мятежу.

Господи, разве это возможно? Она умирает от страха за норманна! Но ведь он — враг, силой захвативший Эльфгар, он женился на ее сестре; она же — не более чем пешка в этой игре и стала его любовницей только по просьбе братьев!

Гонимая отчаянием, не в силах усидеть на месте, Кейдре вышла из замка и побрела, не разбирая дороги, мимо деревни, пока не оказалась в густом старом саду. Здесь, вдали от любопытных глаз, она выплакалась, и ей немного полегчало.

Она едва успела вытереть слезы, когда ее нашла девушка, чье лицо было ей немного знакомо. Юная крестьянка приблизилась и прошептала, краснея от смущения:

— Простите, леди, мне нужно вам кое-что сказать… но лучше в другой раз!

— Нет, погоди, я просто дала волю собственной глупости! — Кейдре улыбнулась дрожащими губами. — Кажется, тебя зовут Мод?

— Да. — Девушка тревожно оглянулась. — Ваш брат Моркар хотел бы вас видеть!

— Моркар?! — Кейдре опешила.

— Они назвали меня своей подружкой, — похвасталась крестьянка, — но я и без того стала бы им помогать — пусть только разделаются с этими нормандскими свиньями! Я послала им весточку в тот же день, как вы приехали в замок! Мне было велено сообщать обо всем, что творится у нас в Йорке, и решать самой, что нужно знать в первую очередь, а что может подождать. — Мод явно льстило такое доверие со стороны высокородного лорда. — А сегодня от них пришел ответ. Их человек, Альби, будет ждать вас в десяти километрах к северу от крепости, возле брода через реку Уэйд. Он отведет вас к братьям.

— Ах ты, моя хорошая! — Кейдре с чувством обняла Мод. — Сколько тебе лет?

— Скоро будет четырнадцать! — гордо сообщила Мод.

Кейдре решила непременно устроить Моркару хорошую выволочку. Ему что, не хватает в замке взрослых женщин? Хотя, конечно, эта малышка хороша собой и выглядит вполне зрелой…

— Спасибо тебе, Мод. Я никогда не забуду твоей преданности.

— Передайте лорду Моркару мою любовь! — со смущенной улыбкой попросила Мод.

— Эд, пожалуйста, подумай еще раз!

— Я все равно не в силах что-то изменить, Кейдре, — угрюмо возразил Эдвин.

— На этот раз вас наверняка перебьют! Норманн сам говорил, что у него повсюду полно соглядатаев, им уже известно, где скрывается Хереуард! А вдруг они успели выследить и вас?

— Не забывай сестренка, я тоже рассылаю своих лазутчиков!

— И все равно ты действуешь слишком поспешно — с такими неравными силами вам не на что надеяться! А вдруг вас убьют?

— Да что с тобой, Кейдре? — Столь непривычная настойчивость младшей сестры насторожила Моркара. — С каких пор ты стала такой трусихой? Или это он велел тебе нас уговорить?

— Нет!

— Пойми, у него на уме только одно: вздернуть нас на крепостной стене при первой же возможности, чтобы никто не посмел отнять у него Эльфгар!

— Но ведь это не он меня сюда послал! — возмутилась Кейдре. — Вы сами меня вызвали!

— Он тебя не обижает? — Эд не сводил с сестры проницательного взгляда.

— Нет, что ты… — Кейдре потупилась и покраснела.

— Ты на славу потрудилась, сестричка! — похвалил ее Эдвин. — Он ни за что не проболтался бы о Хереуарде, если бы не стал тебе доверять!

— Так он… он не солгал? Хереуард и правда остановился под Кавлидокком?

До самой последней минуты Кейдре не покидало опасение, что Рольф проговорился нарочно, чтобы подкинуть ей ложные сведения, но теперь ей стало еще хуже. Будь проклята эта война!

— Ты в него влюбилась? — тихо спросил Эдвин, положив руки ей на плечи и заглядывая в глаза.

Она лишь молча тряхнула головой. Из глаз брызнули слезы.

— Только не говори мне, что она запала на эту нормандскую свинью! — взревел Моркар, бешено сверкая глазами.

— Во время войны, — рассудительно продолжал Эд, не обращая внимания на ярость брата, — приходится делать то, что должен, а не то, что нравится. Часто это бывают тяжелые и отвратительные вещи.

— Да, Эд! — Рыдая, Кейдре спрятала лицо у него на груди.

— Хотя я не знаю, что может быть тяжелее любви к своему врагу! — веско произнес Эдвин.

— Но я вовсе его не люблю! — вскричала Кейдре.

— Ты не видела в крепости Изольду?

Кейдре вздрогнула. Изольда была дочерью Вильгельма Завоевателя. Он обещал ее в жены Эдвину, но передумал и выдал за одного из своих вассалов.

— Нет!

— Я слышал, что муж привез ее в Йорк. Она снова беременна…

Кейдре знала, что Эдвин до сих пор считает себя оскорбленным из-за несостоявшегося брака, но и думать не смела о том, что здесь могли быть замешаны личные интересы. Эдвин хотел жениться на Изольде исключительно из политических соображений. Впрочем, по слухам, Изольда была настоящей красавицей и могла разбудить пылкие чувства в груди любого рыцаря.

— Я непременно все разузнаю! — пообещала Кейдре.

— Это необязательно. — Эд отвернулся. — Когда-то это могло меня заинтересовать, но те времена давно миновали. — Он поднял на сестру суровый взгляд. — Сейчас для нас самое главное — это Эльфгар. Я ни за что не смирюсь, пока не верну то, что принадлежит мне по праву, и мне не обойтись без твоей помощи.

— Не бойся, — заверила Кейдре, чувствуя, что сердце в ее груди готово разорваться. — Я тебя не подведу!

— Знаю… — Он поколебался, затем продолжил: — Кейдре… тебе следует удвоить осторожность. Этот норманн слишком умен и коварен. Не позволяй ему заманить себя в ловушку!

— А что, если… — От страха у Кейдре потемнело в глазах, горло свело судорогой. Она была не в силах выразить словами посетившую ее жуткую догадку. Что, если Рольф почует некую связь между ней и Хереуардом, когда станет ясно, что сакс вырвался из ловушки? Правда, на этот раз у него нет никаких доказательств, и все же… И все же Кейдре решила, что не стоит поднимать тревогу раньше времени, а тем более делиться ею с Эдвином — вдруг брат прикажет ей остаться с ним, чтобы не подвергать ее лишней опасности? Как тогда она вернется в Йорк? Теперь это был уже не просто вопрос долга — Кейдре желала попасть туда всем сердцем.

Сотня норманнов растянулась в длинную цепочку по двое, пробираясь по узкой тропе, извивавшейся между холмами и пустошами в десяти километрах южнее Кавлидокка. Рольф со своим отрядом ехал в авангарде, Вильгельм в середине, а Роджер был замыкающим. До сих пор передовые разъезды не обнаружили ни единого следа затаившихся мятежников. Через час отряд сделает остановку, дождется возвращения разведчиков, скрытно окружит лагерь Уэйка и нанесет смертельный удар. Рольф зловеще улыбнулся. У него чесались руки разорить еще одно змеиное гнездо!

В воздухе повис чей-то предсмертный крик.

Моментально уловив, что отряд угодил в засаду, Рольф приказал своим рыцарям занять круговую оборону. Укрывшиеся в кронах деревьев лучники засыпали их градом стрел, и вот уже Бельтайн охнул и схватился за бок. Рольф одним взмахом меча отсек толстый сук, на котором затаился вражеский лучник. Еще один взмах — и сакс был развален надвое от плеча до пояса.

Вокруг кипела яростная схватка. Рольф методично работал мечом и успел прикончить не меньше шести саксов, пока бой не затих так же неожиданно, как начался.

Оставшиеся в живых саксы скрылись в лесу, и Рольф приказал своим людям собраться на поляне.

С содроганием оглядев залитую кровью землю, он убедился, что здесь полегли не только мятежники — двенадцать рыцарей, ехавших в авангарде, были убиты на месте, угодив под самую первую предательскую атаку.

— Измена! — кричал Вильгельм, галопом выехавший на поляну. — Я только что видел Хереуарда, я даже обменялся с ним парой ударов! У меня погибло трое, у Роджера один. Что у тебя, Рольф?

— Худо… хуже некуда! — Он снова посмотрел на изувеченные тела двенадцати лучших солдат во всем войске, а затем перевел взгляд на Бельтайна, зажимавшего залитый кровью бок. — Тебя сильно ранили?

59
{"b":"8082","o":1}