ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кейдре, держась за Гая, едва передвигала ноги. Алис хотела ее убить. Малыш чуть не погиб.

Как только они оказались в комнате, ставшей ее тюрьмой, она без сил опустилась на подстилку. Гай присел рядом.

— Успокойся, больше тебе ничто не угрожает. Прости, но я даже сейчас не имею права забрать тебя отсюда!

— Ох, Гай, — заплакала Кейдре, — она чуть не убила моего ребенка!

Гай насторожился.

Кейдре зарыдала во весь голос.

— Ты носишь его ребенка? — осторожно уточнил Гай. Кейдре кивнула. — А он знает?

Кейдре отрицательно качнула головой и тут же всполошилась:

— Обещай, что ничего ему не скажешь!

— Но…

— Обещай! Гай, я люблю его! Я люблю его, а он меня ненавидит! Я сама скажу о ребенке, когда придет время! Ты ведь понимаешь, что это все равно не утаишь!

— А вдруг он решит, что это мой ребенок?

— Нет, я рассказала ему о нашей сделке! — В ответ на его укоризненный взгляд Кейдре добавила: — Иногда мне начинало казаться, что он тоже любит меня — совсем чуть-чуть. Но он слишком гордый и не привык делиться тем. что любит.

— Это верно… — Гай немного подумал, потом озабоченно спросил: — Тебе хватает еды? Может, мне распорядиться на кухне?

— Нет, уже не надо. Мэри приносит вполне достаточно, благослови ее Господь!

— Да, теперь я это вижу, — заметил Гай. — Ты выглядишь не так, как всегда. Все-таки мне стоит самому потолковать с поварихой.

— Ради Бога! — взмолилась Кейдре. — Я знаю, что он меня ненавидит, и не хочу его жалости! Я пока сама толком не знаю, чего хочу — но только не жалости!

— Ты напрасно морочишь себе голову — Рольф не из тех, кто способен влюбиться по уши. Он настоящий мужчина с твердыми понятиями о чести и никогда не простит тебе предательства.

— Да, я понимаю… — Если до сей минуты где-то в сокровенном уголке ее души еще и жила надежда на прощение, то сейчас она погасла навсегда.

— Тебе не стоит скрывать свою беременность — хотя бы ради ребенка. Пойми, — Гай с тяжелым вздохом поднялся, — я не хочу быть жестоким, но тебе следует знать, что у него уже есть незаконнорожденные дети.

— Чего и следовало ожидать. — Кейдре охватило странное равнодушие. Этот удар оказался совершенно неожиданным. — А где… где они сейчас?

— Трое в Нормандии, один в Анжу и два в Суссексе, насколько мне известно. Конечно, их воспитывают матери. Все шестеро — мальчики.

Все шестеро — мальчики. Кейдре душил горький смех. Стало быть, она сподобится родить ему седьмого!

— Мне очень жаль, — сказал Гай, — но это чистая правда. Он, конечно, будет заботиться о тебе как о матери своего незаконнорожденного сына, но на большее рассчитывать не приходится.

Глава 56

— Мы выступим в последний день сентября!

— Это слишком скоро, Эд! — воскликнул Моркар. — На подготовку остается каких-то две недели!

— Мои люди все еще не пришли в себя после Кавлидокка! — подхватил Хереуард. Этот невысокий темноволосый сакс был немного старше братьев. Разговор происходил на некотором удалении от лагеря и велся чуть ли не шепотом — опасались лазутчиков.

— Сколько у тебя людей? — невозмутимо осведомился Эдвин.

— Две дюжины.

— Хорошо. — Впервые за долгое время Эдвин позволил себе улыбнуться. — Потому что у меня — три. Значит, мы превосходим де Варенна численностью. Благодаря Кейдре под Кавлидокком он потерял двенадцать самых отборных воинов!

— Ты надеешься застать его врасплох? — поинтересовался Хереуард.

— Да. А кроме того, я не хочу больше откладывать из-за шпионов. В наши дни скоро перестанешь доверять сам себе. Пока де Варенн не нашел замену тем, кого потерял в пустошах, у нас есть преимущество.

— Значит ли это, милорд, что мы будем атаковать не Йорк, а Эльфгар? — подал голос Альби. Как всегда, он предпочитал держаться в тени, немного в стороне от остальных.

— Точно, Эльфгар! — подтвердил Эдвин. — После перестройки он не менее силен, чем Йорк. Когда мы займем его, Вильгельму волей-неволей придется вступить в переговоры.

— Но как же ты собираешься занять его, если он так силен? — удивился Хереуард.

— Нам поможет неожиданность и предательство. Одна из горничных откроет потайную дверцу, устроенную на случай срочной нужды во время осады. — Эдвин с улыбкой покосился на Моркара: — Слабость норманна к женскому полу неожиданно оказалась полезной! Бет достаточно надежна?

— Безусловно! — самодовольно ухмыльнулся Моркар.

— Значит, выступаем тридцатого сентября. — С этими словами Эдвин отвернулся от костра и рассеянно уставился в усыпанное звездами небо.

Альби с Хереуардом вернулись в лагерь, а Моркар подошел к брату:

— Эд, я места себе не нахожу с тех пор, как Хереуард рассказал про Кейдре. Я не доверяю де Варенну и боюсь за нее.

— С ней ничего не случится. Ее приговорили не к казни, а к пожизненному заключению. Она спаслась от веревки палача только потому, что стала женой Гая Ле Шана. Так что в каком-то смысле мы перед де Варенном в долгу.

— А вдруг он решит выместить на ней свою злобу?

— Вот возьмем Эльфгар — и все твои страхи останутся позади.

Рольфу доложили о покушении сразу же по возвращении в замок.

— Кейдре пострадала? — резко спросил он.

— Нет, милорд, — заверил его Гай. — Конечно, испугалась до смерти, но скоро пришла в себя.

— А что вы сделали с Алис? — При мысли о том, что его жена чуть не выкинула Кейдре из окна, у Рольфа все сжалось внутри от тревоги и боли.

— Мы посадили ее под замок в вашей спальне и приставили часового, милорд, — сказал Гай вполголоса. — В данный момент она выглядит вполне нормально, но только сумасшедшая могла додуматься до такого. Я видел происходящее собственными глазами: Алис выла и билась как бешеная и кричала, что хочет убить Кейдре. Бельтайн и Ательстан могут это подтвердить.

Рольф приказал Гаю оставаться в зале, а сам отправился наверх, стараясь обуздать бушевавший в груди гнев. Алис окончательно распоясалась и должна получить по заслугам.

Войдя в спальню, он кивком отпустил часового. Алис тут же вскочила и хрипло воскликнула, заламывая руки.

— Они нарочно возводят на меня напраслину! Я сама не знаю, что на меня нашло! Клянусь вам, милорд, у меня и в мыслях не было выбрасывать ее из окна!

— Завтра утром ты покинешь Эльфгар, — отчеканил Рольф. — Я разрешаю тебе взять с собой все, что пожелаешь.

— Куда вы меня отправляете? — в ужасе вскричала Алис.

— Во Францию, миледи, в монастырь Святого Джона.

— Это… это надолго?

— В монастыре у тебя будет достаточно времени, чтобы раскаяться в своих поступках — если, конечно, возникнет такое желание. Если же нет… — Он равнодушно повел плечом. — По крайней мере там ты не сможешь больше пакостить ни своей сестре, ни кому-либо еще.

— Но все-таки… как долго я там пробуду?

— Пока не состаришься!

— Нет, не может быть! Вы не посмеете так со мной поступить!

— Еще как посмею! Никто не помешает мне проучить строптивую жену, отправив ее в монастырь! Я предупреждал тебя, но ты не пожелала воспринимать мои слова всерьез. Окажись на твоем месте кто-то из моих людей — он давно был бы с позором изгнан. Уложи свои вещи, Алис, и приготовься к отъезду.

Рольф остался в своей спальне один, а Алис под конвоем перевели в старый дом. Судя по тому, что его гнев все еще не утих, он не сумел вырвать продажную шлюху из своего сердца и теперь снова и снова проклинал свою слабость. Ему нужна была женщина, и мысль о том, что пышнотелая рыжеволосая красотка находится совсем близко, за стеной, буквально сводила его с ума.

Наконец, не выдержав, он ворвался к ней в комнату.

Кейдре спала, уютно свернувшись калачиком. Эта знакомая поза — сколько раз он любовался ею — заставила его замереть на месте. И все же он сумел подавить в себе вспышку непрошеной нежности, после чего ярость разгорелась в нем с новой силой.

— Проснулась, ведьма? — Он рывком повернул ее к себе лицом.

63
{"b":"8082","o":1}