ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кейдре охнула от неожиданности.

— Вот и хорошо. — Рольф выпрямился и расстегнул штаны. Кейдре снова охнула при виде его огромного, переполненного кровью копья. — Мне нужна шлюха. Давай заголяйся!

Она не шелохнулась. Тогда Рольф сам опрокинул ее на спину и рывком раздвинул ей ноги, стараясь действовать жестоко и грубо. Он был совершенно не готов к тому, что ласковые руки обвили его за шею, а в ушах зазвучал страстный шепот:

— Возьми меня, возьми! Я никогда ни в чем тебе не откажу!

— Попробовала бы ты мне отказать, шлюха! — рявкнул он, стараясь не поддаваться на ее колдовские уловки.

Кейдре всхлипнула, почувствовав его в себе. Она была совершенно не готова к этой близости, но ведь Рольф нарочно хотел причинить ей боль. И все же он замер на миг, позволяя ей опомниться от первого шока.

Она погладила его по спине и поцеловала в щеку.

— Не надейся меня одурачить! — Он снова и снова вонзал свое копье, и Кейдре отвечала ему так же неистово, всхлипывая и задыхаясь от наслаждения. О, как хорошо помнил Рольф эти звуки! Но ведь он вовсе не собирался делать ей приятное — просто хотел ею воспользоваться. Ему требовалось срочно выплеснуть куда-то избыток семени, и Кейдре была первой подвернувшейся под руку. Прежде он нарочно сдерживался, чтобы доставить ей как можно больше удовольствия, но теперь старательно подогревал себя, чтобы кончить как можно быстрее. Ему это удалось.

Рольф моментально поднялся и с холодной улыбкой застегнул штаны. По ее замутненному взору он отлично видел, что Кейдре была лишь на полпути к блаженной разрядке. Значит, он преуспел вдвойне: получил от нее то, что хотел, а ее оставил с носом.

— Отныне ты будешь не просто моей пленницей, — заявил он, не спеша разглядывая ее откровенную позу. Она лежала неподвижно и даже не пыталась опустить задранный до пояса подол. — Ты будешь моей подстилкой, моей шлюхой, и я буду пользоваться тобой всякий раз, как только почувствую в том нужду. По-моему, это именно то, что ты заслужила!

— Тебе все равно не удастся разбудить во мне ненависть! — прошептала Кейдре, обратив на него широко распахнутые, полные слез глаза.

— Ну что ж, тогда мне придется копить ненависть за двоих! — С этими словами он повернулся и быстро вышел.

С тех пор прошло четыре дня.

Рольф ехал шагом по лесной тропинке, то и дело тревожно оглядываясь. Вот и ручей с огромным деревом, поваленным поперек него вместо моста. Здесь у него была назначена встреча.

Норманн ехал один, без охраны. По крайней мере так это выглядело. На самом деле его тайно сопровождали конники — на случай, если это ловушка, да и сам рыцарь держался начеку, не снимая руки с рукояти меча.

Гонец услышал его приближение еще прежде, чем различил всадника, пробиравшегося сквозь чащу на другом берегу. Оба спешились и сошлись на поваленном дереве. Говорливый ручей заглушал все звуки, так что при всем желании их беседу никто не смог бы подслушать.

— Первый удар предполагается нанести по Эльфгару. Отряд из пяти дюжин мечей. Горничная по имени Бет отворит потайную дверь. Штурм возглавят Эдвин, Моркар и Хереуард.

— Когда?

— Тридцатого, через десять дней.

— Отличная работа, — сдержанно похвалил Рольф. — Если ты сказал правду, то Вильгельм пожалует тебе земли Линдли в Суссексе, как и обещал. Это чистая правда, милорд! — заверил Альби.

Глава 57

Саксы встали лагерем в укромной долине в двух десятках километров от Эльфгара. Было двадцать девятое сентября. Холодная безлунная ночь предвещала промозглое серое утро. На стоянке царила мертвая тишина — ни шепота, ни разговоров. Костры давно прогорели, и все же накануне боя многим было не до сна.

— Даже погода на нашей стороне! — негромко заметил Моркар.

Эдвин промолчал. Братья сидели бок о бок на толстом бревне, вслушиваясь в знакомые ночные звуки: стрекот насекомых, уханье совы, вой голодного волка.

— Мы непременно победим, Эд! — Судя по его звонкому голосу, Моркар так и рвался в бой. — На этот раз мы вернем себе то, что по праву должно быть нашим! Я нутром это чую!

Эд едва заметно улыбнулся.

— Бет знает, что ей следует сделать, она не подведет, — шепотом продолжал Моркар, — отопрет дверь перед самым рассветом. Норманны даже не успеют сообразить, кто отправил их на тот свет! Мы захватим цитадель в два счета, еще до того, как они поднимут тревогу.

— Сегодня, — отвечал Эд, положив руку брату на плечо. — Небо на нашей стороне!

Вся жизнь Кейдре превратилась в ожидание. Она ждала и не теряла надежды, хотя Рольф ни разу не пришел к ней с той ночи, когда овладел ею безжалостно и грубо. Кейдре простила ему эту жестокость и надеялась на то, что рано или поздно сумеет доказать свою любовь.

Обострившееся чутье подсказывало ей, что нынче ночью в замке что-то происходит; она всей кожей ощущала странное напряжение, повисшее в воздухе. Отчего ночная тишина кажется ей такой зловещей и тревожной?

Кейдре скорчилась на своей подстилке, мысленно умоляя Рольфа прийти к ней хотя бы сегодня, и когда он действительно вошел в комнату, ее охватили и радость, и страх. Быстро вскочив, она воскликнула:

— Я рада, что вы вспомнили обо мне, милорд!

— По-твоему, мне это интересно? — Он презрительно рассмеялся и рывком привлек ее к себе. — Ну, шлюха, развлекай меня. Мне надоела эта возня на подстилке.

— Как прикажете вас развлекать?

— Как угодно.

Кейдре потупилась, стараясь скрыть горькие слезы. Какая же она дура — вообразила, будто покорностью и нежностью сумеет разбудить в нем человеческие чувства! Но ей не так-то просто было расстаться с последней надеждой.

Рольф нетерпеливо фыркнул и сам положил ее руку к себе в пах. Кейдре ласкала его, повторяя, как в забытьи:

— Рольф! Рольф! Рольф!

Прислонившись к стене, она закинула ногу ему на пояс, и он, приподняв, вошел в нее с первого же рывка. Впервые за столько дней Рольф поцеловал ее — жадно, грубо, — и она отвечала на поцелуй с восторженным стоном, содрогаясь от долгожданной вспышки блаженства. Вскоре все было кончено.

Рольф опустил ее на пол, и на этот раз в его взгляде не было ни ненависти, ни презрения. Внезапно он подхватил ее на руки, отнес на подстилку и приказал:

— Покажи мне свое тело, шлюха!

— Зачем? — встревожилась Кейдре. Но он уже расстегнул ее платье и теперь внимательно разглядывал грудь и живот. — Что случилось?

Он молча провел рукой по слегка округлившемуся животу. Кейдре замерла, ни жива ни мертва. Норманн ни разу не видел ее обнаженной после той роковой ночи перед Кавлидокком и наверняка поймет, что она беременна!

Наконец Рольф со стоном опустил голову и жадно припал к набухшему соску, словно голодный младенец. Он больше не был ее тюремщиком, ее палачом и снова превратился в пылкого, чуткого любовника, готового дарить Кейдре неземное блаженство. Она молча плакала от счастья. Неужели еще не все потеряно?

Прошло немало времени, прежде чем Рольф устало откатился от нее и вытянулся на подстилке, прикрыв рукой глаза.

Кейдре караулила каждое его движение, и ей снова стало не по себе. Терзавшая ее тревога вспыхнула с новой силой, когда он, встав, даже не посмотрел в ее сторону.

— Милорд! — робко окликнула она. Ответом ей был холодный, презрительный взгляд, поразивший ее в самое сердце. — Милорд! — Ее голос предательски задрожал.

— Ну, говори, я слушаю.

— В Эльфгаре что-то случилось? — спросила Кейдре, стараясь не поддаваться отчаянию. — Почему в замке так тихо?

— Ты до сих пор не угомонилась? Опять хочешь выманить у меня какую-то тайну? — От его улыбки у Кейдре в жилах застыла кровь. — По-твоему, тебе достаточно пошире развести ноги, и я вывернусь перед тобой наизнанку? Не много ли ты на себя берешь, шлюха?

Кейдре зажмурилась, чтобы не дать волю слезам.

— Завтра я нарочно разрешу тебе выйти из камеры. То что ты увидишь, надолго отобьет у тебя охоту к расспросам!

64
{"b":"8082","o":1}