ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пленнице было так плохо, что она едва уловила последнюю фразу и совсем не расслышала, как Рольф тихо добавил:

— Но я позабочусь, чтобы с тобой ничего не случилось, Кейдре!

Она оцепенела от горя на своей жалкой подстилке. Сколько раз человек может испытать полное крушение надежд — и не сойти с ума?

Глава 58

Саксы затаились на лесной опушке. Перед ними был крепостной ров, а над ним — заветная потайная дверь в стене. Отряд в пятьдесят с лишним человек подобрался к Эльфгару скрытно и бесшумно.

Моркар подполз к Эдвину.

— Пора, — прошептал старший брат.

Моркар улыбнулся, раздувая ноздри от нетерпения, и горячо прижал Эда к груди.

— Наконец-то! А где Альби?

— Я здесь. — Молодой сакс выступил из густого подлеска.

— Ну, с Богом! — Эдвин с силой похлопал своих соратников по спинам.

Моркар пожал Эду руку и рысцой побежал к крепости, моментально растворившись в глухой предрассветной тьме; Альби следовал за ним по пятам.

Надо рвом Альби остановился и помог Моркару обвязать вокруг пояса веревку для канатной переправы. Тот бесшабашно улыбнулся и нырнул в ледяную воду, а затем, быстро переплыв ров, закрепил веревку на крепостной стене и махнул рукой. Переправа была налажена, и когда в небе появились первые признаки рассвета, под стеной возле двери затаилась уже добрая половина саксов. Моркар окинул взглядом своих удальцов и спросил:

— А где Альби?

Странное исчезновение его помощника внушило Моркару неясную тревогу, однако мешкать было нельзя — с рассветом норманны легко перестреляют отряд с высоты крепостных стен.

— Вперед! — Он решительно взмахнул мечом. Секретная дверь была предусмотрительно приотворена, и Моркар с довольной улыбкой поклялся отблагодарить Бет на свой манер, не жалея сил. Он уже был во внутреннем дворе, когда различил хищный блеск стали, увы — слишком поздно.

Рыцарь даже не успел замахнуться: вражеский меч вошел ему в грудь. Вместе с болью от раны в мозгу его вспыхнула последняя мысль: измена! Их предали!

Эдвин рубился из последних сил вместе с остальными саксами, захваченными врасплох во внутреннем дворе. Он едва успел прикончить своего противника, как почувствовал, что его ранили в бедро, и резко повернулся, готовый отразить новую атаку. Оказывается, это подоспел Гай Ле Шан — муж Кейдре. Противники мгновенно узнали друг друга и сошлись в смертельной схватке.

Оба успели изрядно устать; к тому же, как и Эдвин, Гай уже получил одну рану в предплечье. Сакс собрал всю волю в кулак и серией молниеносных ударов оттеснил своего молодого противника к стене. Отступать было некуда, Гай лишился свободы маневра и был поражен в самое сердце.

Эдвин даже не посмотрел, как ненавистный враг со стоном рухнул на землю. Все равно они проиграли, но сейчас не время оплакивать свои неудачи. Куда-то пропал его брат. Эдвин понимал, что ему следует бежать, пока не поздно, если он хочет остаться в живых, но в замке все еще томилась его сестра, и он без раздумий взбежал по высоким ступеням.

Наверное, он поступал глупо, лишний раз рискуя жизнью ради ее свободы, ведь главным для него должен быть Эльфгар!

Рольф выпрямился, тяжело дыша, и осмотрел место жестокой схватки. С мечей стекала дымящаяся кровь. Как всегда, его люди оказались на высоте. Ни один мятежник не ушел живым. Норманны выиграли, но эта победа не принесла ему радости. Он все еще оставался начеку.

Почему среди убитых нет Эдвина и Моркара?

Против воли его взгляд обратился к узкой бойнице — окну в кабинете, где сидела под замком Кейдре. Конечно, там все в порядке — ведь ни одному из мятежников не удалось прорваться в замок! Рольф поудобнее перехватил меч и отправился на поиски, внимательно всматриваясь в лица убитых саксов.

Внезапно он замер: среди залитых кровью изувеченных тел лежал Гай Ле Шан!

Из груди Рольфа вырвался невольный крик.

Молодой солдат лежал совершенно неподвижно, а его латы потемнели от крови.

— Гай! — Де Варенн рухнул на колени, но еще до того, как прикоснулся к искаженному гримасой лицу, понял: его капитан погиб. Со стоном он прижал Гая к груди. — Прощай, мой друг! Теперь твоя душа в руках Господа!

Оцепенев от ужаса, Кейдре приникла к окну-бойнице, следя за схваткой во дворе. Страшный меч Рольфа взлетал и опускался со зловещей методичностью, и ни один удар не пропадал даром. Вот норманн снес голову одному саксу и тут же развернулся лицом ко второму врагу, подбиравшемуся к нему со спины. Еще одна молниеносная атака — и мятежник упал, пораженный в грудь. Медленно, но верно саксов оттеснили на другую сторону башни, и теперь Кейдре могла видеть лишь бездыханные трупы, залитые свежей кровью. Она не смела отойти от окна: а вдруг ей снова удастся разглядеть Рольфа или кого-то из братьев?

Дверь в ее комнату внезапно распахнулась, и Кейдре так и подскочила на месте.

— Эдвин!

Он шатался от усталости и истекал кровью, из последних сил сжимая залитый кровью меч.

— Кейдре, нам надо бежать! Скорее!

Впервые в жизни Кейдре не кинулась без раздумий выполнять приказ старшего брата. Ее слишком волновала судьба Рольфа.

— Ну же! — зарычал он, хватая ее за руку.

И Кейдре привычно покорилась — все-таки Эдвин был ее братом, а норманн возненавидел ее до конца жизни.

Они бегом спустились вниз по лестнице. В зале было пусто, но со двора все еще доносились звон мечей и яростные вопли. Эдвин крепко держал ее за руку. У них не было времени на разговоры: Кейдре даже не знала, насколько глубока его рана. Брат молча тащил ее за собой через внутренний двор, не обращая внимания ни на мертвых, ни на живых, и вдруг остановился перед небольшой дверью, о существовании которой она даже не подозревала. Ее охватила паника: что же он медлит?

— Ступай! — приказал Эдвин, толкая ее вперед. — Я следом. Наши помогут тебе перебраться через ров и укроют в лесу. Ступай!

— А ты?

— Поторопись! — Его яростный возглас не оставил ей ни малейшей возможности к отступлению.

Кто-то из саксов схватил Кейдре за руку и с силой потащил ее к переправе через ров. Напрасно Кейдре выворачивала шею, стараясь оглянуться: Эда и след простыл.

Эдвин устало опустился на колени возле бездыханного тела своего брата. Все в нем оцепенело от горя. Не было ни страха, ни мыслей — в памяти всплывали лишь слова молитвы, которой его учили в детстве.

Он осторожно перевернул Моркара на спину и услышал слабый стон.

— Слава тебе Господи! — с облегчением вскричал рыцарь, но тут же увидел, что в груди Моркара зияет жуткая рана. Дрожащими руками он попытался зажать ее, чтобы остановить кровь.

— Эд… — невнятно прохрипел Моркар.

— Молчи, тебе нельзя говорить! Береги силы!

— Бесполезно, — выдохнул умирающий.

— Нет, ты поправишься! — Эдвин из последних сил зажимал проклятую рану.

Моркар открыл было рот, собираясь что-то сказать, но так и не смог — из горла хлынула кровь.

Рыдая, Эдвин постарался приподнять брата так, чтобы он снова мог дышать.

— Измена! — прохрипел Моркар, и на миг его синие глаза вспыхнули знакомым неукротимым пламенем. — Нас предали!

Эдвин так и не успел ничего сказать в ответ — взгляд Моркара стал пустым и неподвижным. Теперь это был взгляд мертвеца.

— Господи, нет, только не это! — вскричал Эдвин, грозя кулаками равнодушным небесам. Отважный, бесшабашный Моркар — он всегда хотел быть первым и первым пошел в логово врага, чтобы погибнуть в предательской ловушке…

Их предали!

Только теперь Эдвин осознал жуткий смысл этих слов и понял, что вся его жизнь отныне будет посвящена мести. Он разыщет предателя во что бы то ни стало!

Встав, Эдвин поднял Моркара на руки. Он не в силах был расстаться с братом — так же, как не нашел в себе силы бросить здесь Кейдре.

Но не успел он сделать и шага, как его остановил грозный голос Рольфа де Варенна.

— Стой! — приказал норманн, угрожающе взмахнув мечом. — Объявляю тебя своим пленником!

65
{"b":"8082","o":1}