ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эдвин равнодушно посмотрел в холодные глаза своего заклятого врага, потом не спеша обвел взглядом сгрудившихся вокруг норманнов и еще крепче прижал к груди тело брата.

Он проиграл. Он навсегда потерял Эльфгар. Все кончено.

Глава 59

— Вы не могли бы пойти со мной, миледи? — с тревогой спросила старуха.

— Конечно, — ласково ответила Кейдре и поплотнее закуталась в плащ. Единственную улочку убогой валлийской деревушки под названием Ллевелин густо припорошило свежим январским снежком. Кейдре с трудом объяснялась с местными жителями, поскольку почти не знала их наречия, но подобная просьба не была для нее новостью. Ее стали то и дело звать на помощь, как только узнали, что в их деревне поселилась целительница.

Старуха с любопытством смотрела на Кейдре, гадая, что за печаль не покидает ее прекрасные очи. Все в деревне жалели эту красивую, вечно печальную женщину. Ее привел сюда Хереуард и поселил в хижине своего кузена, без конца пропадавшего на войне. Она явно должна была вот-вот родить, и местные жители заранее относились с благоговением к ее ребенку, поскольку считали ее женщиной Хереуарда, а он пользовался здесь заслуженным почетом и был чем-то вроде национального героя. Ради него крестьяне даже готовы были смириться со странным «дьявольским оком» прекрасной чужеземки.

Вслед за старухой Кейдре вошла в тесную хижину, где мучился от приступов кашля муж хозяйки. За свой труд она получила краюху хлеба и ломоть копченого языка и отправилась домой.

Домой. Всякий раз, когда ей приходилось называть домом эту развалину, у Кейдре тоскливо сжималось сердце. Впрочем, она понимала, что свой родной дом больше не увидит никогда.

Вечером после боя Хереуард рассказал ей все: Моркар убит, Эдвин в плену, Альби оказался предателем. Кейдре без устали оплакивала Моркара. Почему жизнь так несправедлива, почему чаще всего гибнут самые лучшие и отважные? Позднее ей стало известно, что Эдвина доставили к королю в Йорк и осудили на пожизненное заключение; Вильгельм намеревался забрать его с собой в Лондон, когда отпразднует Рождество в Вестминстере. Ну что ж, по крайней мере брат остался жив.

Рольфа снова назначили наместником Йорка, и Кейдре не могла не мечтать о том, чтобы повидаться с ним еще хоть раз, но она прекрасно понимала — назад пути нет: в Эльфгаре она снова станет бесправной пленницей. Может быть, потом, через много лет, когда ее сын вырастет, она отошлет его к отцу — свой прощальный дар, знак ее вечной любви.

Въехав на холм, Рольф натянул поводья и с высоты осмотрел Ллевелин. Над соломенными крышами курился дымок, терявшийся на фоне мрачного серого неба. От волнения у него перехватило дыхание.

Он искал ее все эти месяцы и теперь наконец нашел.

Он кинулся к ней в комнату сразу после того, как убедился, что бой окончен и Эльфгару больше ничто не грозит. Ему хотелось лишний раз убедиться, что с Кейдре все в порядке; но главное — он нуждался в ней, чтобы разделить с ней боль от потери своего лучшего друга.

Ему долго не верилось, что Кейдре сбежала. Он словно вихрь пронесся по замку, сметая все на своем пути, но ее действительно нигде не было.

Рольф не находил себе места от горя и раскаяния. Теперь он понимал, что Кейдре говорила правду: она действительно его любит, а он не может без нее жить. Но где ее искать, как вымолить у нее прощение?

Набравшись терпения, норманн разослал повсюду своих лазутчиков, и наконец ему доложили, где скрывается Хереуард. Беглый мятежник не горел желанием рисковать лишний раз, но Рольфу удалось выбрать такое место для встречи, которое не вызвало подозрений даже у осторожного сакса. Теперь необходимо было выведать у Хереуарда, где укрывается Кейдре.

— Зачем она тебе? — без обиняков спросил Хереуард. — Ты собираешься снова бросить ее в тюрьму или сделать своей любовницей?

— Она должна быть со мной, — твердо ответил Рольф. — Не бойся, с ее головы не упадет ни один волос! По закону она все еще пленница Вильгельма, но со мной у нее ни в чем не будет нужды. Пойми, так или иначе я ее все равно найду!

Они заключили сделку. Рольф выдал Хереуарду одного из его бойцов, захваченных в плен во время нападения на Эльфгар, а Хереуард указал, где искать Кейдре.

Рольф дал приказ своим людям ждать его на холме, а сам спустился в деревню и поехал по раскисшей дороге медленной рысью. Он увидел ее почти сразу: Кейдре шла перед ним и обернулась, услышав топот копыт.

Ее глаза широко раскрылись от изумления. Этого не может быть!

— Миледи, — вежливо начал Рольф вместо того, чтобы кинуться к ней и прижать к груди, — вы позволите переговорить с вами?

Глаза Кейдре застилали слезы. Неужели это он, ее златокудрый бог, явился за ней в эту глухую деревушку?

— Ты… — Она поперхнулась и продолжила, изо всех сил стараясь удержаться от слез: — Вы явились, чтобы снова взять меня в плен и посадить под замок, милорд?

— Это я стал твоим пленником, Кейдре, — признался Рольф. — Ты давно захватила мое сердце! — Он соскочил с коня и остановился, держа его под уздцы.

— Что ты сказал? — Кейдре решила, что ослышалась.

— Я хочу, чтобы ты вернулась! — Он глянул на ее выпиравший живот. — Это же мой ребенок!

— Ну да. — Она попыталась улыбнуться, но губы ее дрожали и не желали слушаться.

— Мой ребенок… — От избытка чувств Рольф не знал, что сказать. — Я не могу принуждать тебя, но, может быть, ты сама простишь меня и вернешься со мной в Эльфгар?

— Ты… ты просишь у меня прощения?

— Да. — Он покорно опустился на одно колено. Кейдре подумалось, что она видит чудесный сон. Разве такое могло случиться наяву?

— Вам не в чем винить себя, милорд. — По ее щекам текли слезы радости.

— Меня всегда поражала твоя душевная щедрость! — воскликнул Рольф и выпрямился.

— Я люблю тебя! — просто сказала она.

— Я не могу без тебя жить, — прошептал он, прижимая ее к груди. — Если это называется любовью — значит, я тоже влюбился!

Они поцеловались, и этого было довольно, чтобы желание вспыхнуло в них жарким пламенем. Рука об руку они поспешили в хижину к Кейдре, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих.

— Ты вернешься со мной в Эльфгар? — спросил ее Рольф спустя некоторое время.

Кейдре уже успела одеться и хлопотала возле очага. Она обернулась, и сердце ее сладко замерло при виде того, с каким волнением он ожидает ее ответа.

— Да. Я люблю тебя, Рольф.

— А мне не обойтись без твоей любви, милая. — Он подошел к ней и ласково обнял за плечи.

— Означает ли это, что ты простил мне Кавлидокк?

— Разумеется, — решительно ответил он. — Ты любишь свою родину — и я тоже. Давай обговорим это сразу. — Он отвел ее к столу и заставил сесть. — Мне очень жаль, что так сложилось: я норманн, а ты саксонка. И тем не менее ты меня любишь.

— Да, — поспешила заверить Кейдре, услышав в его тоне невысказанный вопрос.

— Поверь, что я искренне оплакиваю гибель Моркара и то, что Эдварда пришлось посадить за решетку. По крайней мере это спасло ему жизнь. Кейдре, ты в состоянии смириться с тем, что я стал хозяином Эльфгара?

— Да. — Она испытала смесь восторга и горечи. — Есть вещи, которые мы не в состоянии перебороть. Я до конца жизни буду оплакивать участь братьев, но я люблю тебя, Рольф, и никогда в жизни больше не предам.

— Кейдре, ты должна знать кое-что еще. Вернувшись, ты снова станешь королевской пленницей — этого я изменить не в силах. Конечно, я постараюсь добиться помилования, но Вильгельм всегда был жесток по отношению к предателям, а значит, ты снова будешь целиком зависеть от меня.

— Это мне понятно.

— Я никогда тебя не обижу и ради тебя не пожалею даже жизни! Ты веришь мне?

— Да. — Она вздохнула. — Рольф, больше всего на свете я бы хотела вернуться домой. Я тоже не могу без тебя жить.

Он с улыбкой пожал ее руку и вдруг признался:

— Как жаль, что я не могу на тебе жениться!

— Мне очень лестно это слышать. — Кейдре снова чуть не разрыдалась.

66
{"b":"8082","o":1}