ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Идемте, нам не следует здесь оставаться. Она медленно подняла голову.

— Неужели вам неведома жалость?

Вместо ответа Рольф только крепче сжал губы.

У Кейдре перед глазами все еще стояла жуткая картина: Рольф де Варенн небрежно, словно играючи, тремя взмахами отправляет на тот свет троих человек. Конечно, его вынудили драться, устроив засаду, и он бился, спасая себя, своих людей и даже ее, Кейдре, — но разве это может служить ему оправданием? Прежде всего он был норманном, захватчиком, покусившимся на их земли.

— Вы только что убили этих несчастных! — прошептала она. — И вас не мучает совесть?

— Нет! — отрезал он. — Поддайся я жалости, леди Алис, и одна из этих стрел наверняка прошила бы вашу пышную грудь! — С этими словами Рольф повернулся и пошел к лошадям.

— Да, верно, но все же… — Кейдре поспешила следом и схватила его за рукав. — Это были мои люди! Вы убивали моих людей! — У нее запершило в горле, наружу рвался безудержный, отчаянный крик. Ей хотелось оплакать всех погибших — ведь она знала их с самого детства!

Рыцарь молча посмотрел на нее, но не проронил ни звука.

Гай привел Карла. Увидев своего господина, разведчик упал на колени.

— Ты небрежно отнесся к своим обязанностям, — мрачно сказал Рольф. — И по твоей милости весь отряд угодил в засаду. Слава Богу, мы отделались лишь двумя легкоранеными. Встань!

Карл поднялся.

Рольф внимательно посмотрел ему в лицо и увидел темные круги под глазами. Гай утвердительно кивнул в ответ на его немой вопрос. Выразительные губы рыцаря сложились в брезгливую гримасу.

— Ты снова всю ночь шлялся по бабам, верно? Бабникам и пьяницам нечего делать в моем отряде! Забирай свои пожитки и убирайся! Я освобождаю тебя от вассальной клятвы!

— Милорд, я воевал с вами еще в Нормандии и никогда не предавал вас, я всегда был вам верен…

— В моем отряде нет и не будет места разгильдяям. Проваливай! — Рольф отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Кейдре с тревогой следила за этой сценой. Карл понурился, но затем постарался принять бравый вид и пошел прочь. Неужели этого чурбана не волнует даже участь его собственных людей? Нет, он не человек, а просто какое-то чудовище!

Она отвела взгляд от Карла и обнаружила, что Рольф внимательно наблюдает за ней.

— Вам и теперь не жаль? — машинально слетело с ее губ. Она была слишком потрясена этой новой жестокостью, чтобы беспокоиться о собственной участи.

— Почему вы все время недовольны?

От страха у нее пересохло во рту, и все же она не подала виду, что жалеет о своей дерзости. Господь свидетель, никогда в жизни она не смела возражать ни отцу, ни братьям. Так кто дергал ее за язык сейчас, перед этим жутким норманном?

— Но ведь это ваш соплеменник! Или он не норманн?

— Вам хватает наглости открыто мне перечить?

Боже, от одного его вида у Кейдре душа ушла в пятки! Только бы не выдать свой страх, только не отступать!

— Леди Алис, — медленно продолжал Рольф, — запомните: я — солдат, а вы — всего лишь женщина! — Он умолк, чтобы дать ей время подумать над его словами.

— По крайней мере, — язвительно заметила Кейдре, — я не норманнка! — С ее губ едва не слетело «нормандская свинья», но все же ей хватило ума вовремя остановиться.

— Верно, — веско промолвил он. — Я — норманн, а ты — саксонка. И поскольку тебе предстоит стать моей женой, — в его голосе зазвучала угроза, — я хочу объяснить одну вещь. Мы сегодня отделались парой царапин только потому, что мои люди — опытные воины: они знают свои обязанности и всегда выполняют их добросовестно и четко, иначе их не звали бы лучшими солдатами в мире, а я не был бы лучшим командиром в войске у короля Вильгельма. Опозорив его, я опозорил бы себя.

Кейдре молча смотрела на полыхавшее гневом лицо рыцаря.

— Тебе все понятно?

— Да.

— И я вовсе не чудовище! — неожиданно добавил Рольф, словно прочел ее мысли.

Кейдре в замешательстве опустила глаза.

— Прошу, миледи! — Медленно повернувшись, он жестом предложил ей вернуться к лошадям.

Глава 8

Эльфгар.

Рольф приподнялся в седле, и огромный серый жеребец не шелохнулся, словно чувствуя настроение хозяина. От волнения кровь закипела в жилах рыцаря. На протяжении этого дня он впервые напрочь позабыл о несравненной красавице, ехавшей рядом с ним: его мысли были полны другим.

Эльфгар.

Они уже целое утро ехали по принадлежавшим ему землям, что говорило об обширности угодий. Наконец отряд задержался перед высоким мостом, опоясывавшим бурную полноводную реку. На холме, защищенном ее устьем и обрывистым берегом моря, угнездились деревня и замок.

На первый взгляд они не представляли собой ничего выдающегося, но Рольфа это нисколько не смутило. Деревушка состояла из десятка крытых соломой хижин, мельницы, вспаханных полей, садов и огородов. Зеленые холмы пестрели овечьими стадами. Располагавшийся выше деревни замок по сравнению с нормандскими твердынями представлял довольно жалкое зрелище: бревенчатое сооружение с низкой крышей, нависавшей над подслеповатыми оконцами, распахнутыми настежь из-за летнего зноя. Вокруг него даже не потрудились возвести палисад. Но Рольф видел гораздо большее. Он словно наяву представлял себе величавую цитадель, венчавшую холм и окруженную глубоким рвом. Разумеется, все постройки будут из камня. За оборонительными стенами расположится внутренний двор, окруженный еще одним палисадом, — там будут жить его солдаты и челядь, а деревня разместится ниже по склону холма.

Рыцарь довольно улыбнулся. Ему вдруг захотелось немедленно приступить к стройке. Наметанным глазом он тут же распланировал местность так, чтобы укрепления возводились с учетом естественного рельефа: тогда Эльфгар станет действительно грозной твердыней.

Для норманна это было просто и привычно: сломить сопротивление саксов, захватить их земли, сровнять с землей неуклюжие лачуги, служившие им жильем, чтобы на их месте возвести настоящие укрепления по всем правилам фортификации. Со временем бревенчатые укрепления заменялись каменными: первым делом стены и башни, а затем и сам замок. За те четыре года, что Рольф провел в Англии, он не один раз наблюдал подобный процесс и был уверен, что это только начало.

Все еще улыбаясь своим мыслям, он, обращаясь к невесте, с чувством воскликнул:

— Вот мы и дома!

— Это место никогда не будет вашим домом! — отчеканила девушка.

Глаза рыцаря угрожающе сверкнули, но Кейдре только выше задрала нос. Ну и пусть; ее детское упрямство не испортит ему этой минуты!

Они въехали в деревню, и Рольф остановился, глядя на крестьян, с любопытством взиравших на вооруженных до зубов пришельцев.

— Выгоняй всех из домов, Гай! — вполголоса приказал он.

— Нет! — всполошилась Кейдре. Это слишком напоминало начало резни, которую норманны учинили недавно в Кесопе.

Рольф не обратил на нее никакого внимания.

— Вы не станете этого делать! — умоляла она, теребя его за рукав, — Прошу вас, милорд!

Тем временем жители деревни собрались вокруг них. Рольф был доволен — крестьяне выглядели здоровыми и сытыми. По-прежнему игнорируя мольбы Кейдре, он обратился к своему помощнику:

— Пусть сегодня же произведут перепись и учтут всех до единого — и мужчин, и женщин, и даже новорожденных!

— Будет исполнено, милорд!

— Да не забудьте опись имущества и скота!

Приподнявшись на стременах, рыцарь повысил голос, чтобы его услышали крестьяне.

— Именем короля Вильгельма Нормандского, я, Рольф де Варенн, объявляю себя новым хозяином этих земель и эрлом Эльфгара!

Толпа дружно ахнула.

— Нет! — закричала Кейдре. — Это неправда!

— Попридержи язык! — рявкнул Рольф.

— Как это могло случиться? — рыдала Кейдре, вне себя от горя. — Они погибли? Разве Эд и Моркар мертвы?

— Твои братья покуда живы, — холодно процедил норманн. — Но Эльфгар теперь принадлежит мне — и ты вместе с ним! Твои братья запятнали себя изменой, они пошли против своего короля, и за это король лишил их земли. Пусть будут рады, если им удастся избежать виселицы!

8
{"b":"8082","o":1}