ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В погоне за счастьем
Хочу женщину в Ницце
Пустошь
Алхимик (сборник)
Храню тебя в сердце моем
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея
Шепот в темноте
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»
Книга воды
Содержание  
A
A

Чингиз Абдуллаев

Правило профессионалов

Глава 1

Вы должны убить Волка. – Он сказал это тем невозмутимо-ласковым тоном, каким обычно заказывают утренний кофе в постель.

Перед Дронго сидел пожилой человек из ниоткуда. Размытые черты лица, незапоминающаяся фигура, нехарактерный голос. Говорившего выдавали только руки профессионала. Жесткие, выбитые пальцы и мозоли на ладонях от постоянных тренировок.

Дронго посмотрел в сторону. Круглый диск солнца, уже поднявшийся из-за горизонта, показался сегодня ему особенно красивым.

– Он далеко отсюда? – спросил Дронго.

– Да. Мы искали его довольно давно. Но наконец смогли установить, что он скрывается в Ираке. Там сейчас блокада, и иностранцу туда трудно попасть. Вам нужно будет его разыскать в Багдаде.

– Вы же отлично понимаете, что это глупо. – Ему совсем не хотелось спорить в такой теплый июньский день. Погода в этом году стояла удивительная, а лето так и не заявило о себе характерными для этого южного города расплавленным асфальтом и почти банной, сводящей с ума духотой. Словно кто-то заботливо опустил над городом колпак, на целых два месяца установив удивительно прохладную погоду.

– Это не совсем глупо, – терпеливо возразил его собеседник. – Волк знал все наши связи на Ближнем Востоке. Он в курсе многих операций. Сейчас Волк сумел укрепиться в Багдаде. Он уже предлагал свои услуги Саддаму Хусейну. Если ему вовремя не помешать, иракская разведка станет одной из самых осведомленных в регионе, а это нас совсем не устраивает. Кроме того, могут всплыть наши старые связи. После агрессии Саддама в Кувейте отношение к нему мирового содружества довольно прохладное, а тут вдруг некоторые наши бывшие агенты на службе у режима. Пойди потом докажи, что они бывшие. Помимо всего, Евгений Максимович просил передать, что это его личная просьба.

– Он же большой друг Саддама, – иронически произнес Дронго, – вот пусть сам и попросит иракского лидера выдать ему Волка.

В ответ собеседник только улыбнулся.

Это еще больше разозлило Дронго.

– Я вообще не обязан работать на вашу разведку. Черт бы вас всех побрал. Меня можно только попросить.

– Что мы и делаем.

– Как? Каким образом я попаду в закрытую страну? В отрезанный от всего мира город, где каждый иностранец на особом счету. Только на мою легенду, на ее разработку уйдет год. Еще столько же, чтобы я закрепился в этой стране. У вас есть в запасе два года? И это после войны в Персидском заливе: теперь вообще не любят иностранцев. Самолеты туда не летают, поезда не ходят, связи практически нет. У меня только один вопрос: вы знаете, как туда можно легально попасть?

– Знаю, – невозмутимо парировал его собеседник, доставая сигареты. Это уже было кое-что: по манере курить, по сорту сигарет, по положению головы и пальцев Дронго мог более конкретно определить, откуда прибыл его собеседник. Точнее, где раньше работал.

Однако его ждало разочарование. Незнакомец достал местные сигареты и, отвернувшись, закурил.

Дронго даже не успел заметить, щелкнул ли тот зажигалкой. Чтобы не выдавать себя, собеседник почти не прикасался к сигарете, а кончив курить, тщательно затушил ее, спрятав окурок в карман.

Дронго умел скрывать разочарование. Если к нему послали такого связного, то с Волком нужно быть исключительно осторожным. Он слышал о нем всего дважды, и оба раза в превосходных степенях. Волк был не просто специалистом по арабскому миру. Он был суперпрофессионалом в этом регионе, одним из тех, чьи рекомендации определяли политику огромной империи.

– Конечно, вы, как всегда, все продумали, – недовольно пробурчал Дронго, уже не пытаясь спорить. – Так каким образом я смогу легально попасть в Ирак?

– В сентябре этого года в Ираке состоятся юбилейные торжества, посвященные 500-летию великого поэта и мыслителя Мохаммеда Физули. Из вашей республики туда поедут более ста человек. Список уже уточняется. Вас включат в состав этой делегации.

– Мне приятна ваша уверенность.

– Если бы не был уверен, не говорил, – возразил его собеседник. – Вы поедете в Багдад по приглашению самой иракской стороны и проведете там официально восемь-девять дней как почетный гость Саддама Хусейна. Как видите, срок вполне достаточный. И более чем реальный. За это время вы можете найти Волка и уничтожить его.

– А вам не стыдно? – спросил вдруг Дронго. – Он ведь был вашим лучшим специалистом в регионе.

– Был, – выразительно подчеркнул это слово незнакомец и затем меланхолически заметил: – Вообще-то стыд категория нравственная, а не профессиональная. Кроме того, он был хорошим специалистом в бывшем СССР. Теперь другие времена.

– Зачем вы его убираете? Только честно.

– Он не хочет возвращаться. Скрывается от нас уже целых два года. Решил теперь остаться в Ираке, посчитав, что там его достать труднее всего. Этого мы не можем позволить никак.

– Оставили бы его в покое и меня заодно.

– Вы ведь понимаете, что это невозможно. Профессионалы не выходят из игры, – терпеливо объяснил незнакомец, – тем более очень осведомленные профессионалы. Сейчас всех тянет на мемуары. А этот жанр очень нервный, требует хорошей памяти. Мы беспокоимся, что у некоторых она слишком хорошая.

– У меня тоже? – не выдержал Дронго. Солнце стояло над горизонтом довольно высоко и теперь било прямо в лицо своими прямыми лучами. И хотя погода стояла неплохая, ветерок все-таки налетал, и это было довольно неприятно.

– А как вы думаете? – Кажется, незнакомец улыбнулся.

– Тогда другой вопрос. Почему вы выбрали именно меня? У вас разве не осталось специалистов в этом районе? Ваши руководители, или, как сейчас говорят, шефы, отлично знают, что я аналитик и по складу характера, и по образу мыслей. А меня записывают в новые Рэмбо. Смешно?

– Не очень. До вас мы посылали туда двоих. Отлично подготовленных профессионалов – «ликвидаторов». Первого он уговорил вернуться, прострелив ему ногу. Второй, очевидно, более настырный, не найден до сих пор. У вас есть еще вопросы?

– Я с удовольствием послал бы всех вас к черту.

– Что-то мешает?

– Теперь да, чувство соперничества. Кстати, я никогда не видел Багдад. Скажите, это очень далеко от Вавилона?

– Не очень. Сто километров, кажется. Волк был одним из наших лучших специалистов, и это соответствует истине. Он специалист по террористическим операциям, прекрасный аналитик. У него богатый опыт работы на Востоке, почти двадцать лет, он хорошо знает арабский, фарси, владеет местными наречиями, легко сойдет за местного жителя и в Египте, и в Ираке. Вы понимаете, почему я перечисляю все его достоинства?

– Чтобы подчеркнуть мои недостатки. Я все понимаю и без ваших намеков. Я не знаю арабского и фарси, ни разу в жизни не был в Багдаде и вообще в Ираке, очень не люблю работать на Востоке, и тем более на Ближнем, там слишком многолюдно, жарко и, как правило, грязно. Кроме всего прочего, я не Лоуренс Аравийский и не умею скакать на лошадях. Но, кажется, я начинаю понимать, почему ваш выбор пал именно на меня. Волк будет ждать или нелегала, которого он сразу вычислит, или официального представителя под прикрытием дипломатического паспорта. Посылать делегацию в сто человек из бывшей союзной республики трудно даже для такой службы, как ваша. Кстати, надеюсь, в делегации больше не будет ваших людей.

– Будут, – невозмутимо ответил его собеседник, – обязательно будут. Наш представитель, который выйдет с вами на связь. Он же будет прикрывать вас в случае необходимости. В отличие от вас он владеет арабским языком довольно неплохо и хорошо ориентируется в Багдаде.

– Иметь помощника всегда неплохо. Остальные чисты?

– Не совсем.

– Что, еще один? У меня иногда возникает ощущение, что в бывших союзных республиках все поголовно были агентами КГБ, от премьеров и президентов до клерков и машинисток. Или это ошибочное впечатление?

1
{"b":"809","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Леди и Некромант
Флейта гамельнского крысолова
Апельсинки. Честная история одного взросления
Девушка с глазами цвета неба
День полнолуния (сборник)
Спасенная горцем
Птице Феникс нужна неделя
400 страниц моих надежд