Содержание  
A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
18

– А что вы искали? – Дронго заметил, что картина, за которой был сейф, чуть сдвинута в сторону.

– То же, что и вы. Информацию.

– Вы нашли что-нибудь?

– Честно говоря, нет.

– Верю вам на слово. – Дронго повернулся. – Я ухожу. Если хотите, можете уйти вместе со мной.

– Я ищу Волка, – произнес вдруг незнакомец.

– Я тоже ищу Волка. – Дронго замер. – Наверху какой-то шум, нам лучше уходить.

– Верно. – Незнакомец поднялся. – Здесь есть еще один выход. Через кладовую. Там открыто окно. Это самый безопасный путь.

Они выбрались в коридор и, помогая друг другу, вылезли через окно кладовой.

Теплая душная ночь окутала их своим покрывалом. Было трудно дышать.

– Все-таки скажите правду, что вы делали в доме начальника полиции? – спросил незнакомец.

– А вы? – задыхаясь, осведомился Дронго. – Наверное, что-нибудь нашли в его сейфе?

– Вы хотите убить Волка. – Теперь они пробирались через сад.

– Это утверждение или вопрос?

– Скорее предположение. – Идти приходилось осторожно. – Там действительно ничего не было. Но Волк должен был встречаться с вашим предшественником.

– Откуда вы знаете про меня?

– А как вы думаете? – Незнакомец, выйдя на шоссе, наконец отдышался. – Куда теперь?

– Поймаем такси – и в город. Вы из ЦРУ?

– Какая находчивость! Из мюзик-холла.

– Не паясничайте. – Дронго поднял руку, останавливая автомобиль. – Прошу.

Они уселись на заднем сиденье.

– Могли бы представиться, – буркнул Дронго.

– Ирвинг.

– Мое имя вы уже знаете?

– Знаю. Я следил за вами в отеле.

– Отель «Аль-Мансур эль Мелиа», – попросил водителя Дронго. – Вы не боитесь так рисковать? Если меня поймают, еще есть маленькая надежда, что посольство сумеет меня спасти. А если поймают вас... Даже страшно подумать. Весь Ирак ищет американских и иранских шпионов.

– Знаю, но у меня не было другого выхода. Ваш предшественник должен был встречаться с Нури-ад-Дуруби. Мы думали, что обнаружим в сейфе этого типа хоть какую-то информацию. Все пусто. Может, вам удастся завтра его разговорить. Он ведь был вашим агентом.

– Меня всегда изумляла поразительная осведомленность ЦРУ.

– Если это комплимент, то спасибо. На самом деле все гораздо хуже. Мне поручено установить, сумеет ли ваш представитель ликвидировать Волка. Последний террористический акт в Аргентине унес десятки жизней. А ведь у иранцев, которых мы подозреваем, нет такого специалиста, как Волк. Что будет, если он появится у иракцев?

– Все ясно. Вы мой союзник.

– Пока вы не убьете Волка. Или хотя бы найдете его. Тогда я смог бы помочь вам в его устранении.

– Неужели это так волнует ЦРУ?

– Я не сказал, что из ЦРУ.

– Да, я помню, вы из мюзик-холла. – Дронго говорил шепотом, чтобы не слышал водитель.

– Нужно его найти, – вздохнул Ирвинг, – как угодно. Иначе мы провалим все дело. И вы, и я.

– По какой легенде вы здесь живете?

– Корреспондент австралийской газеты. У меня есть аккредитация. Пока снимаю номер в «Шератоне».

– Вы знаете о наших поисках?

– Конечно. Мы давно следим за ними. Но, к сожалению, пока побеждает Волк. Вот поэтому я здесь для подстраховки: если на этот раз не выйдет у вас, получится у меня.

– А если промахнемся мы оба?

Ирвинг выразительно промолчал.

Такси подъехало к отелю. Дронго протянул несколько бумажек. Водитель благодарно кивнул.

– Теперь нам нужно обойти здание, – прошептал Дронго, показывая налево, – в холле меня ждут иракские агенты. Кстати, как вам удается от них оторваться в «Шератоне»?

Ирвинг засмеялся.

– Они работают на уровне дилетантов. Без Волка они как щенки, а вместе с ним это опасная стая.

– Удачное сравнение, – показывая дорогу, пробормотал Дронго, – но у нас есть еще одна проблема.

– Этот начальник полиции не проблема, – махнул рукой Ирвинг.

– Вы меня не поняли. В моем номере нас ждет представитель английской разведки. У него, вернее, у нее, как раз противоположное задание – она должна привезти в Лондон Волка.

Ирвинг присвистнул. Остановился. Немного подумал.

– Что же, это тоже не самый худший вариант, – заметил он. – Лишь бы этот тип не остался у иракцев.

– Вот видите, – огорчился Дронго, – вы уже готовы изменить нашей нарождающейся дружбе.

– У каждого свои задачи, – развел руками Ирвинг.

– В любом случае я вас познакомлю, – проговорил Дронго, перелезая через небольшой забор, – а там вы уж сами решайте.

Ирвинг одолел заборчик следом за ним.

По насыпи они поднимались осторожно, почти ползком. Спускаться было куда легче. Пройдя кустарник, окружавший сетки теннисного корта, они оказались наконец на территории самого гостиничного комплекса. Пробежав мимо китайского ресторана, разведчики вошли в здание отеля, быстро миновали небольшой коридорчик, направляясь в прохладный бар под лестницей.

– Где этот ваш британский агент? Она женщина? – переводя дыхание, спросил Ирвинг.

– Кажется, да.

– Вы сомневаетесь? – засмеялся американец.

– Немного. Слишком мужская профессия. Но, судя по всему, она неплохо справляется. Сейчас она спит со мной в номере.

– Не понял. – Ирвинг поднял руку, показывая подбежавшей девушке цифру «два». Здесь, кроме кофе, ничего не подавали.

– Вы хорошо знаете наш отель, – не удержался Дронго.

– Я же говорил, что следил за вами. Мне поручили помогать вам в ваших операциях, лишь бы они завершились результативно. Я не понял, что вы сказали насчет нашего коллеги. Что она сейчас делает?

– Спит в моем номере со мной, вернее, изображает громкую страсть, чтобы магнитофоны арабов подтверждали мое присутствие в номере.

Ирвинг, поняв, в чем дело, громко захохотал. Дронго, озабоченно оглядевшись, присоединился. В баре в этот ночной час никого не было.

Он вспомнил про убитого дипломата. А если это игра американцев, чтобы вынудить его действовать поактивнее? Тогда Ирвинг не стал бы устраивать этот цирк в доме Нури-ад-Дуруби. Интересно, как вышли на этого дипломата? Он так и не поговорил с Вагифом, хотя менее всего можно было подозревать этого поэта. Правда, тот сказал ему, что стучал вместе с соседом погибшего. Это можно проверить прямо сейчас. Извинившись, он подошел к телефону в баре. Трубку снял руководитель группы работников МИДа.

– Скажите, пожалуйста, – спросил его Дронго, – куда перевели соседа нашего дипломата после его смерти? Он ведь, кажется, перешел в другой номер.

– Да, – подтвердил недовольный заспанный голос, – в 408-й.

Дронго набрал двойку и затем номер комнаты.

На этот раз долго не отвечали.

Наконец трубку поднял бывший сосед дипломата.

– Извините меня, в тот вечер наш поэт Вагиф хотел передать сумку погибшему. Вы не знаете, он ее передал? – спросил Дронго.

– Конечно, нет. Мы долго стучали, но было уже поздно. – Мужчина не скрывал своего недовольства.

– Простите. – Дронго положил трубку, возвращаясь к Ирвингу.

– Что-нибудь случилось? – спросил американец.

– Два дня назад был убит мой связной.

– Я так и думал. Его выбросили из номера. Я даже предполагаю, кто это сделал. Там, в холле, все время вертелся их специалист по подобным делам, высокий такой здоровяк Халед-аль-Вали.

– Покажите мне его завтра, – попросил Дронго.

– Понимаю, – подмигнул американец, – кровная месть. А вы не думаете, что после этого из отеля не выпустят ни одного человека? И в первую очередь подозрение падет на вас.

– Я просто хочу его видеть.

Официантка принесла две чашечки кофе.

– Ее зовут Надя, – усмехнулся Ирвинг, – почти русское имя.

– Наверно, не Надя, а Надия или что-нибудь в этом роде, – предположил Дронго. – А откуда вы знаете?

– Она поставляет девушек в отель. В любое время суток. Можете заказать даже несколько. И за небольшую плату.

– Это, кажется, единственное, в чем вы преуспели. Завтра утром я позвоню нашему общему другу в полицию. Вы правда ничего у него не нашли?

12
{"b":"809","o":1}