Содержание  
A
A
1
2
3
...
17
18

Переводчик помертвел.

– Ты подлец, – ровным голосом пригвоздил Дронго, – самый настоящий. Конечно, тебе заплатили, но ты получил деньги за кровь. Этой кровью ты и подавишься.

Азиз даже не решался оправдываться.

– Я могу тебя пристрелить, но вместо этого дам тебе один шанс. Может, ты действительно будешь человеком. Ты еще так молод.

Переводчик начал понимать, что стрелять в него не собираются.

– Позвони тому иракскому офицеру, который заплатил тебе за дипломата, и скажи, что я буду ждать Волка в Вавилоне. У меня есть для него важное сообщение. Скажи, Иодид хочет с ним встретиться. Запомни: Иодид. А это тебе на память. – Дронго выстрелил в портфель переводчика. Пуля, пробив портфель, застряла в стене.

Он вышел из номера, громко хлопнув дверью.

В пять часов Дронго сел в автобус, идущий в Вавилон. Ехали довольно долго, целых два часа.

Уже в темноте подъехали к видневшемуся издалека комплексу. Строгая охрана проверяла автобусы на предмет оружия. Каждого, входящего в Вавилон, пропускали через детектор металлоискателя.

Всюду были расставлены полицейские. Ожидался приезд вице-президента страны. Дронго, успевший выбросить «беретту», спокойно прошел через детектор. Оружие ему больше не понадобится. Азиз видел его, и этого было достаточно.

В большом древнем театре готовилось торжественное открытие фестиваля. Повсюду сновали люди в штатском.

Дронго направился к крепостным стенам Вавилона.

У входа в древний город стояли еще человек десять полицейских и чиновников, которых пришлось обойти.

Рядом находился небольшой музей Хаммурапи, где на видном месте красовались два портрета: Хаммурапи и самого Саддама Хусейна, словно вечность и краткое мгновение соседствовали друг с другом. В самом городе никого не было.

Гулкие шаги разносились эхом по высоким крепостным стенам Вавилона.

Дронго долго бродил, пока не услышал идущий издалека гул. К нему спешил какой-то человек. Через минуту они сошлись. Незнакомец был выше среднего роста, с густой каштановой шевелюрой. Короткая бородка и усы делали его внешность запоминающейся.

– Добрый вечер, – громко сказал Дронго.

– Добрый вечер, – отозвался незнакомец.

– Вы – Волк? – спросил его Дронго.

– А кто вы?

– Я Иодид, послан сюда, чтобы увезти вас в Англию. Вы, наверное, слышали обо мне.

– Чем вы докажете, что вы Иодид?

– Вы убрали моего агента, дипломата. А он работал на нашу разведку.

– У меня другие сведения. Он работал на Примакова.

– У вас неверные сведения. Мы завербовали его еще пять лет назад.

– Значит, я должен поверить, что вы Иодид?

– А кто утверждает обратное?

– Сам Иодид, – торжествующе произнес Волк.

Из-за колонн показалась женская фигура.

– Ты, кажется, не испугался, – сказал Дронго, – значит, вы нашли друг друга.

– Ваша игра закончена, Дронго, – усмехнулся Волк, – неужели вы ничего не поняли? Я старый агент британской разведки. Вернее, двойной агент. Именно поэтому ваше руководство требовало моего немедленного уничтожения. Это же так просто, Дронго, и вы так глупо попались.

Дронго молчал, не решаясь произнести ни слова.

– Как вы могли подумать, – торжествовал Волк, – что вам удастся найти меня здесь? Без знания языка, местных условий. На что вы рассчитывали? На чудо? Это глупо, Дронго. Я много о вас слышал, но не думал, что вы настолько непрофессиональны. Я следил за вами за всеми с самого начала. Конечно, вы обманывали наивных арабов, выбросили Халеда. Однако меня вам обмануть не удалось. У вас в кармане ручка, в нее вмонтировано записывающее устройство. Я слушал все ваши разговоры, все ваши передачи.

Дронго молчал.

– Кроме того, – продолжал Волк, – я знал здесь обо всех ваших связях, даже об Ирвинге. Я убрал его специально, чтобы лишить вас и этого канала связи. А глупый Афиф Заки вообще не представлял никакой опасности. Что касается этого гомика Нури, мы возьмем его прямо сегодня. Вы проиграли, Дронго, вы проиграли.

Дронго по-прежнему молчал, глядя в глаза Волку.

– Вы даже выбросили свою «беретту», – усмехнулся Волк. – На что вы рассчитывали? Хотя она была с холостыми патронами. Мои люди поменяли оружие. Из него можно пугать ворон. Прощайте, мистер Дронго. Вы слишком много узнали и слишком попортили мне кровь, чтобы я мог оставить вас в живых. Главное правило профессионалов – действовать без эмоций. Вы меня слишком ненавидели, а значит, недооценивали, не умея правильно анализировать ситуацию. Слишком много эмоций, и в результате проигрыш, который будет стоить вам жизни.

Достав оружие, он направил его на Дронго. Тот кивнул, словно соглашаясь.

Прогремел выстрел.

Раздался стук упавшего тела.

– Я... проиграл. – Раненый бессильно откинул голову. Изо рта пошла кровь. Мужчина и женщина стояли над ним, печально глядя на агонию. Через минуту все было кончено.

– Он умер, – сказал Дронго.

– Да, – согласилась Наиля, – он умер.

– Агент Иодид был наш дипломат, выдававший себя за трусливого дурачка.

– Я знаю, – откликнулась женщина, – я получила твое письмо, ты все рассчитал правильно. Он попался в нашу западню.

– Он записывал все наши беседы. Поэтому я не разрешил тебе вчера остаться.

– Понимаю.

– Я подозревал тебя с самого начала.

– И ничего не говорил.

– Не мог. Иначе мы сорвали бы операцию. Теперь все кончено. Двойной агент Волк мертв. Задание выполнено.

– Слишком много эмоций, – вспомнила она слова Волка, – слишком много.

Наиля повернулась и пошла прочь. Свою ручку, в которую был вмонтирован пистолет, она бережно положила обратно в сумочку. Тело Волка осталось лежать на земле.

Эпилог

– Мы хотели еще раз выразить вам нашу сердечную благодарность. – Говорившего переполняли чувства.

– Не могу слушать вас, – покачал головой Дронго, – вы даже говорите как партийные чиновники. Вы не работали раньше в комсомоле?

– Работал, – удивился полковник.

– Это чувствуется. Передайте: задание выполнено. Волк уничтожен. Агент Иодид погиб. Прошу представить к правительственной награде работавшего со мной агента Главного разведывательного управления Министерства обороны. И еще одна большая просьба.

– Да, да, конечно.

– Идите вы все к чертовой матери.

18
{"b":"809","o":1}