1
2
3
...
13
14
15
...
18

Сенатор с трибуны продолжал возражать вице-губернатору, а она, подняв голову, смотрела на него. Целую минуту длились эти взгляды. В зале начали перешептываться. Выступающий сенатор даже оглянулся на вице-губернатора, и только тогда Кемаль вышел из зала.

Через полчаса был объявлен перерыв. Кемаль ждал ее у выхода из зала, когда наконец она появилась. Увидев Кемаля, сухо кивнула ему и, протягивая руку, подчеркнуто серьезно спросила:

– Как ваши дела? Как Марта?

– Спасибо, хорошо.

– Вы давно приехали в Луизиану?

– Два часа назад, – честно ответил он.

Она чуть прикусила нижнюю губу, но больше ничего не спросила.

– У вас перерыв, – несмело сказал Кемаль.

– Да, около двух часов. Но потом заседания не будет. Мы решили собраться завтра. Сегодня сенаторы работают в своих комитетах.

– Значит, я могу пригласить вас на обед.

– Это утверждение или вопрос?

– Скорее просьба.

– Вы считаете, что будет прилично, если я ее приму?

– Мне трудно ответить на этот вопрос.

Она улыбнулась, показывая свои изумительно красивые зубы. Зубы у нее были свои, это он отметил еще там, на дороге в Техасе.

– Почему вы не сказали, что приезжаете?

– Я говорил вам об этом еще на ранчо Каррингтона.

– Вы сказали, что приедете на следующий день, – к его радости, вспомнила женщина, – вы всегда так неточны?

– Я попал в аварию, – ответил он, – едва не столкнулся с другой машиной. Мне повезло больше, я уцелел, а тот автомобиль разбился. В нем было трое пассажиров.

– Какой ужас. – Она взглянула на него. – Это правда или вы все прямо сейчас придумали?

– Вы мне не верите?

– Просто такое совпадение, – пожала она плечами, – верю, конечно.

– Мы можем где-нибудь пообедать?

– Давайте прямо в здании Капитолия. Там есть небольшое кафе, – предложила женщина.

Он покачал головой.

– В этих зданиях всегда какой-то дух канцелярии, чего-то неживого, искусственного. Давайте лучше пойдем на улицу.

– Хорошо, – на этот раз довольно быстро согласилась Сандра, – только мне придется взять мою машину. Вы приехали на машине?

– Прилетел на самолете.

– Тогда вам удобнее. Поедем на моей.

Сандра показала в сторону стоявших у здания автомобилей.

– Я совсем забыл про ваш разбитый автомобиль, – пробормотал он. – Как же вы ездили?

– Уже давно все в порядке. Идемте к машине, – предложила женщина.

Они прошли мимо целой вереницы машин. Несмотря на то что Сандра Лурье была вице-губернатором штата, она ездила на своей машине и иногда даже не находила ей места для парковки, уже занятого кем-нибудь из работников ее канцелярии. Это был совсем не показной демократизм. Это был просто образ жизни американцев. Без ненужного снобизма и заносчивости. С нормальными человеческими отношениями, когда опоздавшая на парковку миссис вице-губернатор не могла поставить свою машину на место, уже занятое обычным рядовым клерком. Это было правилом здорового образа жизни.

Дойдя до автомобиля, Сандра достала ключи и, усевшись в машину, открыла переднюю дверь изнутри.

– Садитесь, – пригласила она своего спутника.

Он привычно быстро сел в автомобиль.

Она, чуть прищурив глаза, завела автомобиль и выехала на улицу.

До ресторана они ехали минут десять. И все время молчали. Наконец она показала на здание ресторана.

– Это здесь.

Вырулив на стоянку, аккуратно поставила машину в ряд и первой вышла из автомобиля.

– Идем.

В ресторане в этот час было довольно много гостей. Предупредительный метрдотель, увидев миссис Лурье, поспешил навстречу.

– Добрый день, мадам Лурье, – по-французски сказал он.

– Здравствуй, Пьер, – улыбнулась женщина, – я сегодня не одна. Ты можешь выбрать где-нибудь для нас тихое место?

Метрдотель закрыл глаза. Он был плотный, среднего роста, с чуть оттопыренными ушами. Было заметно, как нравится ему работать в этом ресторане. В его движениях и поведении было нечто от мажордомов и дворецких, что всегда выгодно отличало хороших метрдотелей.

– И что-нибудь легкое на ленч, – добавила Сандра.

– Легкий ленч или вы будете обедать? – поднял левую бровь Пьер.

– Мы будем обедать, – уточнила она.

– Легкое вино, – он не предлагал, он почти приказывал.

– Безусловно. Ты знаешь лучше, что нам нужно.

Это была высшая похвала. Пьер прикрыл глаза, целых пять секунд наслаждаясь своим триумфом. Затем повел почетных гостей к столику с видом на реку.

– Это самое лучшее место, миссис Лурье, – сказал он уже по-английски.

– Не сомневаюсь, – с самым серьезным видом ответила она.

– Забавный тип, – сказал Кемаль, когда метрдотель неспешно удалился.

– Я знаю его уже много лет, – пояснила Сандра, – здесь работал еще его отец.

– Вы выросли в Батон-Руже?

– Нет, просто часто бывала здесь. Мы жили в Новом Орлеане, потом некоторое время в Хьюстоне. Поэтому я как бы соединила в себе два наших соседних штата – Техас и Луизиану. И одинаково люблю оба. Как бы две мои маленькие родины. А где была ваша родина, мистер Кемаль?

– Не знаю, – искренне ответил он и, словно спохватившись, добавил: – Может, в Филадельфии, может, в Болгарии. Там есть такой небольшой городок под Софией, со смешным славянским названием – Елин-Пелин. Моя мама была оттуда родом. – При воспоминании о своей настоящей матери сердце забилось более учащенно. – Она была турчанкой, но болгарской подданной. Когда умер мой отец, гражданин США, мы переехали в Болгарию. А после смерти матери я переехал к дяде в Турцию и уже оттуда снова в США, к другому дяде.

– Юсеф Аббас, – кивнула Сандра, – я слышала о вашем дяде.

– Вы знали и его? – удивился Кемаль.

– Нет, – чуть усмехнулась она, – я тогда была несколько моложе. Просто о нем много говорили в доме моего мужа. Они вели с ним какие-то дела, и я запомнила необычную фамилию техасского миллионера турецкого происхождения.

– Да, его знали многие в Техасе и в соседних штатах, – подтвердил он, – поэтому я не знаю, какой город для меня более родной. Сейчас Хьюстон. До этого был Измир, до него Елин-Пелин, а в самом начале Филадельфия, которую я, честно говоря, почти не помню. Недавно я был там, но почти ничего не узнал. Прошло столько лет. Хотя в Филадельфии еще живут несколько семей, знавших моего отца.

Официант, бесшумно возникший рядом с ними, расставил на столе несколько тарелок, принес бутылку с вином и по знаку Сандры откупорил ее, разливая в высокие бокалы.

– За вас, – поднял бокал Кемаль.

– Спасибо, – она только пригубила вино. Впрочем, и он почти ничего не выпил.

Заиграла тихая музыка. Это был традиционный джаз.

– Вы давно вице-губернатор? – спросил Кемаль.

– Нет, только первый раз. До этого я возглавляла одну небольшую рекламную компанию, которая всегда традиционно поддерживала демократов. На последних выборах местный комитет решил, что я более всего подхожу для роли вице-губернатора, и мне предложили баллотироваться. Я даже не ожидала. Впрочем, мой отец был сенатором штата еще двадцать лет назад.

– Он жив?

– Да. Может, вы слышали – Филипп Мерсье. Его знали и в Техасе.

– Нет, – покачал головой Кемаль, – не забывайте, я в Техасе всего пять лет. Пока новичок.

– Вы успели многое, – возразила женщина, – генеральный директор такой известной компании, вас уже знают в Техасе. Кроме того, вы зять самого Саймингтона.

– Да, – подтвердил он мрачно, – жениться я тоже успел.

– У вас, по-моему, сын? – спросила Сандра.

– Марк, – кивнул он, – ему три года. Иногда мне кажется, что он даже умнее меня. А сколько лет вашей дочери?

– Я же сказала, что училась с Мартой, – дипломатично ответила она, – я рано вышла замуж. У меня очень взрослая дочь.

Они замолчали.

– Зачем вы приехали? – неожиданно спросила она.

– Увидеть вас. – Он отвечал предельно искренне. – Я прилетел всего на один день.

– Для этого нужно было лететь через весь штат? – Она умела задавать прямые вопросы.

14
{"b":"810","o":1}