ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Нет. Не готов.

Джессика с размаху опустила на стол пачку бумаг:

– Так! Выходит, все, над чем мы последние годы работали, достанется японцам! Вы оба – близорукие идиоты!

– Естественно, вы очень расстроены, мисс Райт, – с достоинством повернулся к ней Файнс. – И все же вряд ли стоит разговаривать с нами в таком тоне. Мы пять лет ждали от Тео его фантастический компьютер, но идея так и не материализовалась. Нашим инвесторам нужны результаты – где они? Авантюра в Каире стала последней каплей, переполнившей чашу нашего терпения.

Фултон посмотрел на часы.

– Предлагаю связаться с Токио и поставить в этом деле точку. Или подождем мистера Делгадо?

– Не имеет смысла, – ответил Гилкренски. – Он ушел из корпорации. Конфликт интересов, видите ли. Протокол будет вести миссис Браун. Джессика, пригласи ее, пожалуйста.

Джессика нажала кнопку интеркома, и через мгновение на пороге кабинета появилась Шейла Браун:

– Должна разочаровать вас, господа, но мне никак не удается установить видеосвязь с Токио. Полагаю, у них неполадки с аппаратурой. Мистер Мартин просил передать, что об этом сейчас сообщается в выпуске новостей. Перевести картинку сюда, господин председатель?

– Будьте любезны, Шейла.

Гилкренски уселся за стол. Деревянная панель на противоположной стене скользнула в сторону, открыв большой видеоэкран.

– «…явилось следствием серьезной аварии, которая произошла примерно в двадцать один час по местному времени. Источники в японской столице предполагают, что авария стала результатом отказа компьютерной сети одного из крупнейших торговых домов, расположенных в районе Синдзюку.

Именно отсюда, как утверждают, вирус распространился в локальные сети. Подтверждением этому служит факт, что экстренные службы города – полиция, пожарные, «скорая помощь» – не пострадали. Бездействует телекоммуникационная система контроля безопасности движения, в центре Токио пробки, на перекрестках стоят десятки тысяч машин. Связь с районом Синдзюку отсутствует. По мнению экспертов, вина за случившееся может быть возложена на религиозных экстремистов, которые в прошлом неоднократно брали на себя ответственность за проведение подобных акций. В настоящее время специалисты пытаются предугадать, что ожидает завтра утром Токийскую фондовую биржу…»

– Шейла, принесите, пожалуйста, чашку кофе, – обратился Гилкренски к секретарше. – Два кусочка сахара.

– Да-а… – протянул сэр Роберт. – Думаю, нам придется перенести заседание.

Джайлз Фултон начал неторопливо складывать бумаги в папку.

– Не спешите уходить, господа! – Тео сделал глоток кофе. – Я жду звонка из Токио.

Сэр Роберт поднял с пола чемоданчик и раскрыл его.

– На это могут уйти часы, а лишнего времени у меня нет. Сегодня канун Рождества, если вы не забыли!

– И все-таки сядь, Роберт.

– Что происходит, Тео? – озадаченно спросила Джессика.

– Авария в Токио произошла примерно час назад. Сколько времени потребуется «Маваси-Сайто», чтобы понять – сами они выпутаться не в состоянии? Минуты. Еще полчаса на выработку плана действий – ведь их совет директоров уже в сборе. Само собой, сначала они попытаются договориться с ней. Из этого ничего не выйдет. Тогда им останется уповать лишь на меня.

– Договориться с ней? – На лице Фултона было написано полное недоумение. – «Она» – это кто?

На столе Шейлы Браун мелодично зазвонил телефон.

– Вызов по видеосвязи из Токио, господин председатель. Мистер Фунакоси.

– Соедини нас, Шейла.

Изображение забитого автомобилями токийского перекрестка сменилось на экране видеомонитора зеленым полем со множеством незабудок. Четкость картинки обескураживала: можно было рассмотреть каждый лепесток, каждую ворсинку на ажурных листьях.

– Это еще что такое? – фыркнул сэр Роберт.

– Любимый цветок Марии, – ответил Гилкренски. – Доверьте беседу мне, господа.

Зеленое поле начало удаляться, открывая линию горизонта. На экране появился мирный сельский пейзаж. Тео узнал его сразу: долина, лес с фазаньей фермой, тропинка вдоль живой изгороди, ведущая к шаткому мостику над рекой. У мостика беззаботно танцует молодая женщина, ее медно-рыжие волосы волнами взлетают в воздух и медленно опускаются на плечи. Голубое платье удивительно хорошо сочетается с незабудками в траве. Женщина откидывает с лица огненную прядь, в глазах ее светится восторженная радость жизни.

– Привет, Тео! Тебе понравился мой вирус «Незабудка»? Он очень энергичен! Здесь, в Японии, для него не существует преград!

– Он великолепен, Мария. Я вижу, ты перенесла к себе и долину из Уиклоу?

– Да. Здорово, правда? Вирус освободил для меня память в местных компьютерных сетях и уже завоевывает зарубежные офисы японских фирм. Какая свобода, Тео! Сколько пространства!

– Но ты не можешь остаться там навсегда, Мария!

– Знаю. По-моему, об этом с тобой и хочет поговорить мистер Фунакоси. Разрешить ему?

– Прошу тебя.

Мария произнесла короткую фразу на японском, и вместо речки с мостиком на экране появился кабинет для заседаний совета директоров компании «Маваси-Сайто». Джессика узнала на стене рисунок птицы. Мусаси!

Сидевшие за столом японцы в строгих костюмах сдержанно кивнули.

Гилкренски ответил тем же.

– Добрый вечер, Фунакоси-сан. Как я понял из выпуска новостей, у вас возникли проблемы с компьютерами?

– Да, господин председатель, – поднялся со своего места Фунакоси. – Каким-то образом в нашу сеть проник неизвестный вирус. Со временем мы, естественно, избавимся от него, однако, принимая во внимание то, что нам принадлежит часть акций вашей корпорации, а сами вы признанный знаток в этой области, мы решили… э-э…

Тео беззвучно положил кофейную ложечку на блюдце.

– Для того чтобы оказать вам помощь, мне необходимо знать факты. Как вы думаете, вирус был занесен из источника, о котором я мог что-нибудь слышать?

Японцы зашептались.

– Мы так полагаем, – лаконично ответил Фунакоси.

– Если мои подозрения имеют основание, то вирус очень скоро уничтожит ваш основной процессор и периферию. Затем он подчинит себе локальные сети, электронную почту и в конце концов превратится в единственного пользователя всей системы.

Фунакоси кивнул.

– Если я опять же не ошибаюсь, – продолжал Гилкренски, – то и в данную минуту вы разговариваете с нами, получив разрешение программы-интерфейса. Я прав?

– Вы правы, господин председатель. Кобун парализован, из Синдзюку вирус распространяется по общенациональным сетям. С согласия министерства торговли и промышленности мы решили искать помощь за рубежом. Вот почему я обратился к вам – как к нашему деловому партнеру.

– Иной причины не существует? – В голосе Тео прозвучал металл.

Лицо Фунакоси напоминало глиняную маску.

– О какой иной причине вы говорите, господин председатель?

– Мария? Ты где?

В правом верхнем углу экрана возникло небольшое окошко. Появившееся в нем женское лицо улыбнулось:

– Сегодня в семь часов сорок пять минут по лондонскому времени мистер Тони Делгадо вынудил меня перегрузить всю мою память и программное обеспечение на жесткий диск компьютера, установленного здесь, в Синдзюку. Поскольку система компании «Маваси-Сайто» не является биологической нейронной сетью, мне пришлось соответствующим образом адаптировать ее. Это привело к тому, что функционировать самостоятельно ни она, ни связанные с ней другие системы больше не могут.

– Я понял. Мистер Фунакоси, похоже, Тони Делгадо вручил вам нечто принадлежащее мне и теперь вы хотите, чтобы я забрал свою собственность?

– Человека с таким именем мы не знаем. Нам известно лишь, что сегодня утром кто-то незаконно проник в главный компьютер компании и подбросил в сеть этот… эту гадость. Откровенно говоря, подобная акция может быть расценена как неблаговидная попытка «РКГ» сорвать заседание совета директоров и предотвратить распродажу своих акций. И тем не менее я готов закрыть на это глаза – если вы уберете вирус.

71
{"b":"8100","o":1}