ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Неужели сработает?

Но еще на подходе к заветной комнате Элейн поняла, что шансов у нее нет. В коридоре толпились самые эффектные красотки из всех, каких ей приходилось видеть. Каждая была лет на десять моложе ее, с резюме толщиной с телефонный справочник и столь блестящими рекомендациями, что с ними можно было смело баллотироваться в президенты. Дверь в мечту приоткрылась – и захлопнулась навеки.

Элейн все поняла.

Она даже не пошла на пробы.

После этого ее жизнь быстро покатилась вниз. Она глушила себя алкоголем и наркотиками, сокрушаясь о том, что уже перешла свой двадцатипятилетний рубикон. Мужчины появлялись один за другим, но их общество было слишком пресным по сравнению с несбывшимися грезами о славе. Когда близость Голливуда стала невыносимой, Элейн сбежала в Сан-Франциско с каким-то безвестным сценаристом и устроилась разносчицей в пиццерию, чтобы сводить концы с концами, пока последний сценарий ее приятеля не «понравится Спилбергу».

Однако мечты умирают трудно, особенно если это мечты детства.

Пиццерия была частью крупной компании, обладавшей сетью филиалов по всему штату, от Паоло-Альто на юге до Кентфилда на севере. Среди ее клиентов попадалось много богачей и знаменитостей. Некоторые из них вели довольно странный образ жизни. Но Джерри Гибб, король компьютерных игр, был чуднее всех. Он требовал, чтобы заказ клали на крыльцо его бунгало, звонили три раза и тут же удалялись. Никаких контактов, никаких просьб о чаевых. Мистер Гибб следил за посыльным через камеры, забирал после его ухода пиццу и платил кредитной картой через Интернет.

Это был его обычный стиль.

Так продолжалось до тех пор, пока в один прекрасный день Элейн Салливан, оставив пиццу на крыльце и покосившись на объективы камер, не вздумала снять с себя мотоциклетный шлем – просто так, чтобы проветриться. Осеннее солнце вспыхнуло в ее рыжих волосах, пышно заструившихся на плечи. В тот момент, сама о том не подозревая, она успешно прошла пробы на свою главную роль – первой любви Джерри Гибба, покойной и незабвенной Джулии Бриско.

– Кажется, у тебя появился поклонник, – заметил диспетчер, когда она вернулась на базу. – Джерри Гибб заметил тебя на видеомониторе и узнал по одному из телесериалов.

На следующий день мистер Гибб снова заказал пиццу, особо оговорив одно условие: заказ должна была доставить Элейн Салливан.

На этот раз дверь «Альтаира IV» открылась.

* * *

– О чем задумалась? – спросил Милтон Хакер.

Элейн Гибб отвернулась от окна и запахнулась в махровый халат.

– О том, что ты спас мне жизнь, – ответила она.

Это была чистая правда. К появлению Хакера Элейн уже держалась из последних сил. Сначала ее муж казался даже обаятельным – этакий капризный ребенок двадцати с лишним лет, – а размеры его состояния просто сводили ее с ума. Родители Элейн плакали от счастья. Вот человек, который может купить ей все, даже собственное шоу на телевидении! Поездки на лимузине в эксклюзивные магазины на Юнион-сквер и в Эмбаркадаро-центр с избытком искупали его грубые выходки и мрачные фантазии в постели – до поры до времени. А потом все превратилось в настоящий кошмар.

Причуды Джерри становились все более жуткими и странными. Правда, Элейн была неплохой актрисой и умело играла свою роль. Ей уже приходилось проделывать такие вещи с людьми из кинобизнеса, а сейчас ставки были на порядок выше. Но потом до нее дошло, что на этот раз все обстоит гораздо хуже: Джерри действительно верил в свои бредни!

А если она играла плохо, он начинал сердиться…

Что ей было делать? Куда пойти? Как рассказать своим родителям? «Милая, мы пожертвовали для тебя всем. Не надо нас разочаровывать!»

Она снова начала прикладываться к бутылке, и тут на сцене появился Милтон Хакер. Сначала она приняла его за одного из многочисленных лизоблюдов Джерри. Выглядел он довольно эффектно – симпатичный, стройный, немного отчужденный парень с холодным взглядом серых глаз и стального цвета волосами, точь-в-точь экранный злодей из «Найтрайдера» или «Воздушного волка», – но сначала она видела в нем только подручного Джерри. Как-то раз, отвозя ее в очередной бутик на Юнион-сквер, Хакер увидел у нее в руках транквилизаторы, выхватил пузырек и прочитал наклейку. «Такой красивой женщине, как вы, не нужны эти таблетки», – заявил он и выбросил пузырек в окно.

Она стала кричать, даже драться. Буйная ссора едва не привела к аварии. А кончилось все тем, что она затихла у него в руках и рассказала обо всем. С мыса Мэрии он повернул на 101-е шоссе и отвез ее в свой номер в «Фэрмонте», где началась их тесная связь.

Элейн Гибб сбросила с плеч халат, нырнула в постель к Милтону и, прижавшись к нему всем телом, положила голову на грудь.

– Поговори со мной, – тихо попросила она.

Хакер долго молчал, глядя на лепной потолок и просеивая ее волосы сквозь пальцы.

– Я с ума схожу, когда думаю о том, как он тебя трогает, – произнес он наконец. – Или как ты просыпаешься в постели по утрам и видишь его, а не меня. Наверное, я веду себя, как мальчишка. Ты нужна мне каждую минуту.

Элейн поднялась на локтях и взглянула ему в лицо. Если бы они встретились раньше, много лет назад, когда оба были моложе…

– Подожди, Милт, – попросила она. – Осталось недолго.

Элейн раскинула руки. Ее груди коснулись его тела. Их губы слились в поцелуе.

– Скоро, – прошептала она. – Совсем скоро.

* * *

Сине-голубой вертолет завис над посадочной площадкой корабля, покачнулся в вихревом потоке и аккуратно сел на букву "Н".

Как только моторы стихли и винт остановился, Гилкренски отстегнул пояс безопасности, открыл дверцу и, прихватив «Минерву», направился вместе с Эр-Джеем Стивенсоном, Джил и Маком Маккарти к кучке людей, встречавших их за парапетом.

Смуглый коротышка в белой тенниске и голубой бейсболке протянул ему руку.

– Добро пожаловать на «Драко», доктор Гилкренски, – сказал он. – Я Джим Барроуз, капитан этого корабля, а это наши научные сотрудники: Дон Мерфи, морской геофизик, Сара Чэн, специалист по обработке информации, и Джим Пиггинс, ведущий ученый.

– Рад вас видеть, доктор Гилкренски. – Пиггинс пожал руку Тео. Это был тощий, как журавль, седой мужчина с живым и энергичным взглядом. – Мы много слышали о вас, сэр. С удовольствием окажем любую помощь.

– Спасибо, что разрешили мне воспользоваться кораблем, – поблагодарил Гилкренски. – Жаль прерывать вашу экспедицию, но у меня очень важное дело.

– Знаем, – улыбнулась Сара Чэн. – Мы все смотрим Си-эн-эн. Кстати, очень хорошо, что вы прилетели именно сегодня: «Драко» буквально несколько часов назад прошел над тем местом, которое вас интересует. Результаты сканирования лежат в нашей лаборатории, и вы можете на них взглянуть.

– Кстати, о Си-эн-эн. Кажется, у нас есть соседи, – заметил Пиггинс, кивнув на горизонт.

За кормой судна завис еще один вертолет; его задняя дверь была полуоткрыта. Солнце вспыхнуло на линзах видеокамеры.

– Они гоняются за мной с тех пор, как я сюда прилетел, – вздохнул Гилкренски. – Ладно, давайте посмотрим ваши карты.

Пиггинс отвел их в большую комнату позади рубки. Компьютеры на стенах показывали траекторию выбранного курса, текущий рельеф морского дна и радарные съемки всего района. На главном столе были расстелены длинные листы бумаги, каждая шириной примерно в фут. Графики запечатлели причудливый ландшафт, испещренный горами, впадинами и глубокими каньонами. Гилкренски пристроил «Минерву» на свободном месте и стал следить за объяснениями Пиггинса.

– Перед тем, как вы позвонили, – начал ученый, – мы проводили гидролокационные исследования коралловых колоний возле мыса. «Драко» оборудован очень мощным сонаром с боковым обзором. Он использует звуковые волны, чтобы отображать строение дна.

– После этого мы собирались изучить кое-какие археологические находки возле Бимини, – добавила Сара Чэн. – Но поскольку аренда корабля стоит дорого, оборудование у нас всегда работает на полную катушку. Вот место, где мы находились вчерашней ночью, а вот район, который вас интересует, – на самом краю Черного плато.

31
{"b":"8101","o":1}