ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Прибавь газу! – крикнул Хакер. – Я опоздаю на самолет.

20

Тайны глубин

Гилкренски смотрел в иллюминатор подводной лодки и видел только пузырьки газа, которые кружились, улетая в темноту. От черной бездны за бортом титановую сферу отделяло три с половиной дюйма чистого оргстекла. Тео вспомнил краткий инструктаж, полученный от Маккарти перед погружением. Если бы не прочные стенки аппарата, вода на такой глубине раздавила бы их с силой десятитонного грузовика. Гилкренски огляделся по сторонам. Все пространство внутри небольшой субмарины, имевшей всего семь футов в ширину, занимали бесчисленные приборы – датчики кислорода, воздухоочистители, экраны гидролокатора, эхолот, подводный телефон, радио– и видеозаписывающее устройство. Маккарти на коленях стоял перед пультом управления. Рядом с ним на мягком полу лежала Джил, облаченная в толстый комбинезон, два свитера и теплую куртку. Они спускались уже почти час, дыша хорошо очищенным рециркулируемым воздухом, перекусывая сандвичами с арахисовым маслом и слушая классическую музыку из автомобильной стереосистемы. А темнота за бортом становилась все гуще и гуще…

– Сколько еще осталось? – спросил Гилкренски.

Маккарти взглянул на показатели сонара.

– Меньше двухсот футов, – ответил он. – Дно появится с минуты на минуту.

Джил отвернулась от иллюминатора.

– Робот выдержит давление на такой глубине?

Ее брат вгляделся в темноту.

– Выдержит. Меня больше волнует, как с ним справится ваш новый компьютер. Вы уверены в его надежности?

– Что скажешь, Мария? – обратился Гилкренски в радиомикрофон.

– Мистер Маккарти может не волноваться по поводу моих способностей, – ответила «Минерва». – Контрольные системы на АДУ гораздо проще, чем на «Уисперере» или «Вояджере», а Тео убедился, что я умею управлять ими с абсолютной точностью. Жаль, что правила не позволили мне спуститься вместе с вами, но я могу следить за роботом и за вашей субмариной отсюда, с «Драко». Как себя чувствует мисс Маккарти?

Джил широко улыбнулась:

– Отлично, Мария. Спасибо, что спросила. – Она прикрыла перчаткой микрофон. – Кажется, она тебя ревнует, Тео.

Маккарти нахмурился.

– "Минерва" спасла мне жизнь, когда я летел сюда, – заметил Гилкренски. – Вы в надежных руках.

– Хорошо… э-э… Мария, тогда сделаем вот что, – сказал Маккарти. – Ты можешь опустить АДУ на дно и подождать нас там? Мы будем ориентироваться на твои огни.

– Минутку.

Ровное гудение моторов «Манты» заглушил высокий урчащий звук, и в темноту вдоль иллюминаторов проплыл маленький аппарат в форме торпеды.

– Дно совсем рядом, – сказал Маккарти. – Мы его вот-вот увидим.

Внизу появилось что-то вроде бескрайнего поля с фосфоресцирующими пятнами морских звезд и слабо освещенным горизонтом. Маккарти потянулся к панели управления. Раздался щелчок, и четыре мощные иодно-кварцевые лампы ярко озарили подводную равнину, похожую на лунный пейзаж. Слева склон полого поднимался вверх, уходя далеко на запад, к берегам Флориды. Справа он резко обрывался вниз, прямо в бездну.

Гилкренски услышал, как Маккарти заглушил двигатели «Манты» и начал с шипением выпускать воздух из балластных баков, чтобы плавно опуститься ниже и зависнуть на краю обрыва.

– Местоположение выбрано правильно, – заметил Маккарти. – На самой кромке шельфа.

– Вы находитесь ровно в полуметре от назначенного места, – произнесла «Минерва». – Точность крайне важна, поскольку давление внутри расселины слишком велико и может раздавить лодку.

– Спасибо, Мария, – поблагодарил Маккарти. – Ты укажешь нам путь к обломкам?

– Конечно. Следуйте за мной!

Робот повернулся вокруг своей оси и заскользил над шельфом. Маккарти медленно тронулся следом, но через секунду управляемый аппарат перевалил через невысокий холм и исчез из виду. Они видели только отблеск его огней, поднимавшийся над гребнем, как призрачное солнце.

Гилкренски почувствовал, что «Манта» пошла вверх. Какое-то время обзор заслонял склон холма, потом снова появился робот, а в свете его ламп – темный и мрачный силуэт, вздымавшийся со дна огромным изломанным скелетом. Это был остов «летающей лодки».

Она лежала на самом краю провала, словно гигантская птица, готовая вот-вот сорваться с места и взлететь в ночное небо. Гилкренски увидел изогнутые крылья, помятый фюзеляж и разбитую решетку в фонаре кабины, которая, точно пустой череп, смотрела на них из темноты.

За обломками машины все тонуло в беспросветном мраке.

На минуту в «Манте» воцарилось молчание. Потом Джил сказала:

– Надо же, он оказался именно там, где ты говорил.

– Мы можем сделать снимки? – спросил Гилкренски.

– Видеосъемка ведется с момента погружения, – ответил Маккарти. – Но я включу дополнительные прожектора.

Самолет залило ослепительно ярким светом. В глаза Гилкренски бросился левый борт с глубокой вмятиной по всему корпусу и изогнутый крест огромного пропеллера. Все это напоминало какую-то кладбищенскую скульптуру. Густой ил, покрывавший крылья и фюзеляж машины, делал зрелище еще более мрачным и унылым. «Если бы мы были не под водой, а на земле, тут бы всюду висела паутина», – подумал Тео.

– Думаю, это не тот самолет, с которым вы столкнулись, – сказал Маккарти. – Мы ошиблись местом!

– Как не тот? – нахмурился Гилкренски. – Разумеется, он самый. Все сходится. Та же старая «летающая лодка», и лежит она именно там, где я видел взрыв. Могу поспорить, если мы обойдем его справа, то увидим поплавок, смявшийся от удара о мой топливный бак. Вероятно, там даже осталась краска с моего «Вояджера».

– Но это невозможно. Взгляните, сколько ила лежит на корпусе и крыльях. Он оседает очень медленно. Чтобы слой достиг такой толщины, понадобился не один десяток лет.

Гилкренски смотрел в пустоту, пытаясь осознать слова Маккарти. Не один десяток лет? Выходит, он лежит здесь уже полстолетия? Но они столкнулись только вчера…

И тут его осенило.

– Господи Иисусе! – воскликнул он. – Значит, я был прав!

Джил уставилась на него:

– О чем ты?

Тео лихорадочно соображал. Он едва сдерживал свое волнение.

– Давайте обойдем вокруг него, – попросил он. – Я должен посмотреть на правый борт.

– Не вижу, что это изменит, – проворчал Маккарти, но взялся за управление и начал поднимать «Манту» над обломками машины.

Гилкренски прильнул к иллюминатору. Он увидел гигантское тело самолета, по форме напоминавшее кита. Внизу проплыло широкое правое крыло, сплошь покрытое илом, а еще через мгновение они повисли над толщей мрака, отделявшей их маленький корабль от далекого дна. Тео провел под водой уже много времени, но ему стало не по себе при мысли об этой чудовищной глубине.

– Будьте осторожны, мистер Маккарти, не заденьте крыло самолета, – предупредила Мария. – Его положение очень неустойчиво, он может рухнуть в любой момент.

– Вы уверены, что хотите это сделать? – спросил Маккарти.

– Уверен, – бросил Гилкренски. – Я должен увидеть поплавок.

Подключив систему управления плавучестью, Маккарти мягко развернул «Манту» над бездной и направил прожектора на обломки самолета.

В резком свете ламп поплавок «летающей лодки» выглядел точь-в-точь как жестяная банка, смятая ударом каблука. Нависавшее сверху крыло защищало его от ила, поэтому широкая пробоина на боку была хорошо видна. Вокруг дыры по всей ее длине, как узкая черта, обведенная мелком вокруг тела жертвы, тянулась белая краска.

– Вы записали это на видео? – спросил Гилкренски.

Он с трудом держал себя в руках. Весь мир переворачивался с ног на голову!

– Да, все уже на пленке, – отозвался Маккарти.

Джил коснулась руки Гилкренски:

– В чем дело, Тео?

– Надо вытащить часть обломков на поверхность. Я имею в виду тот кусок, где осталась моя краска.

– Зачем?

– Для меня это очень важно. Вы сможете достать этот поплавок?

– Задача не из легких, – покачал головой Маккарти. – Самолет слишком неустойчив.

35
{"b":"8101","o":1}