ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Все это по-прежнему звучит не слишком правдоподобно… – начал Гилкренски, но Кознер его перебил:

– Это еще не все, уважаемый доктор. Люди на борту вели себя, как помешанные. Некоторые вообще исчезли, а мой друг Уилли Райнхарт… с ним было хуже всего.

– Что случилось?

Кознер сделал большой глоток и поставил на стол пустой стаканчик.

– Моряки катались по палубе, бросались на стены или бродили взад-вперед, как зомби. Но мой приятель Уилли просто сидел, прислонившись к перегородке, и смотрел в пространство. Я его позвал, но он не ответил. Я потряс его за плечо, но он не шевельнулся. А потом я увидел его затылок. Он был погружен в железо, доктор Гилкренски, буквально вплавлен в него так, словно составлял с ним одно целое. Ни ран, ни крови, ничего. Точно голова ушла в воду, только вместо воды была стальная пластина в четверть дюйма толщиной.

– Простите, – сказал Гилкренски, – но я по-прежнему не вижу, чем это может мне помочь.

Живой взгляд Кознера впился в Тео.

– Наше правительство скрывает эти опыты уже полсотни лет, оно даже создало специальный сайт с дезинформацией, но я знаю правду!

Он снова подался вперед, не спуская глаз с открытой дверцы и понизив голос до шепота.

– Гидросамолет «Мартин Маринер», с которым вы столкнулись над Атлантикой, в сорок пятом входил в состав девятнадцатого звена, – это был еще один секретный эксперимент, только с воздушными судами. Я сам собирался на нем лететь, но в последний момент струсил. Не хотел, чтобы со мной случилось то же, что с Уилли Райнхартом.

– Все равно я не понимаю, какое это имеет отношение ко мне.

– Я следил за вашими действиями через Интернет со своего лэптопа. Мне известно о ваших опытах в пирамиде Хеопса, и я знаю, что вы собирались сделать.

– И что же?

– Вы хотели сконцентрировать энергию лей-линий и создать дыру в пространстве-времени, точно так же, как Эйнштейн проделал с «Элдриджем».

– Но зачем?

Острые глаза Кознера сверкнули.

– Чтобы вернуться в прошлое и спасти свою жену.

Гилкренски замер от неожиданности.

– Не удивляйтесь, доктор, любой человек с доступом к Сети и каплей интуиции сказал бы вам то же самое. Я знаю, ее смерть была для вас большим ударом. Вы пытаетесь ее вернуть, и у вас ничего не получается. Но эксперименты, которые я проводил во время войны, доказывают, что ваши мечты осуществимы. Столкновение с «Маринером» – лишнее тому свидетельство.

– И вы сможете мне помочь?

– У меня есть схемы корабля, записи Эйнштейна и снимки устройств, стоявших на эсминце, – полный набор. Этих сведений достаточно, чтобы контролировать процесс перемещения во времени. С моими данными и вашими ресурсами вы сможете вернуться в прошлое и спасти свою жену. Взамен я хочу получить некоторую сумму, которая поможет мне обеспечить надежную защиту.

– И во сколько вы оцениваете вашу информацию?

– Правительство давно гоняется за моим досье, – сказал Кознер, снова водрузив на голову бейсболку. – Оно следит за мной уже пятьдесят лет, надеясь, что я выведу их на след. Если вы дадите мне частный самолет, на котором я смогу улететь, куда мне заблагорассудится, и достаточно денег, чтобы до конца жизни чувствовать себя в полной безопасности, я передам вам всю документацию по «Филадельфийскому эксперименту». Вы получите то, что нужно вам, а я – то, что нужно мне. Кажется, вы назвали себя бизнесменом, верно? Так давайте заключим сделку.

Кознер сунул руку в карман, достал сложенный лист старой пожелтевшей бумаги и протянул Гилкренски. Тео осторожно развернул его на столе. Это была страница, вырванная из судового журнала, и на ней стояла надпись: «Проект „Радуга“, ВМС США, эсминец „Элдридж“».

23

Совместное предприятие

Гилкренски смотрел в окно лимузина на большие пальмы, мелькавшие вдоль автострады. Спереди и сзади его, как всегда, сопровождали машины из гостиничной охраны.

– Что скажешь, Мария?

Большую часть ночи Тео провел, размышляя над рассказом Кознера, но ясности в этом вопросе так и не прибавилось. В трезвом свете раннего утра вся его история сильно смахивала на очередную «утку», или «техномиф», как говаривала Джил.

– Мы имеем ряд взаимоисключающих свидетельств, – отозвалась «Минерва», занимавшая сиденье напротив. – С одной стороны, есть немало сайтов, посвященных «Филадельфийскому эксперименту». Все они излагают события примерно так же, как и мистер Кознер: американское правительство будто бы проводило эксперименты с магнитными полями, пытаясь превратить эсминец в невидимку, но вместо этого проделало дыру в пространстве и переместило весь корабль из Филадельфии в Норфолк и обратно. Однако власти отрицают существование подобных опытов и в доказательство приводят полные отчеты о деятельности «Элдриджа», где нет никаких упоминаний о таких работах.

– Значит, вся проблема в том, кому я должен верить больше – Эрику Кознеру или американскому правительству, – заметил Гилкренски.

– Верно, Тео. С другой стороны, мы сами наблюдали подобные феномены и знаем, что они могут быть созданы искусственно. У нас есть основания считать, что профессор Маккарти исчез внутри пирамиды Хеопса в результате временного сдвига. Возможно, то же самое можно сделать с помощью сильного магнитного поля? Все зависит от того, что конкретно содержится в бумагах мистера Кознера.

– А как насчет листочка, который он нам дал?

– Визуально он похож на подлинник. Но для более точного вывода надо провести детальный химический анализ. Кроме того, это только одна страница из большого документа. Чтобы составить окончательное мнение, я должна изучить все материалы.

– Которые обойдутся мне в два миллиона долларов.

– Это очень незначительная часть твоих доходов.

– Советуешь заплатить?

– Решай сам. Но если сравнить эту сумму с затратами на опыты в Египте и вчерашнее погружение за «Маринером», ты не так уж много выложишь за информацию, которая может оказаться нам полезной.

– Возможно, но я надеюсь, что наши сегодняшние исследования также прольют свет на это дело. Джил сможет установить наше оборудование на своем самолете?

– Мисс Маккарти заверила меня, что никаких проблем не будет. Правда, картина не получится такой полной, как на «Вояджере», но по крайней мере мы сможем установить, существует ли концентрация лей-линий в прибрежной зоне и вокруг аэропорта Майами. Кстати, у мисс Маккарти самолет-амфибия. Заодно мы сможем навестить несколько навигационных станций для «Дедала» и проверить работу основного маяка на Бимини-Кей.

– Спасибо, Мария.

– Рада тебе помочь, Тео.

Они продолжали мчаться по автостраде на восток. Гилкренски все еще смотрел на экран «Минервы» и не сразу заметил длинный черный лимузин, стоявший возле автосервиса. Пропустив машину с охраной, тот выехал на дорогу и двинулся за ними к мысу Канаверал.

* * *

Юкико Фунакоси проводила взглядом большой белый автомобиль, удалявшийся вместе со своим эскортом в сторону главного шоссе и вскоре пропавший за деревьями вокруг поля для гольфа. Воздух был еще резким от утренней свежести, и все, что окружало узкий балкон ее номера в отеле «Олимпиад», казалось нетронутым и чистым. Небесно-голубой бассейн восемью этажами ниже и широкие водоемы вокруг островка с уличным кафе хранили безупречную зеркальную ясность. Прекрасное время для рекогносцировки.

Она надела кроссовки и тренировочный костюм, купленные в местном магазине спортивных принадлежностей, накинула на плечи полотенце и нацепила темные очки. Дополнив экипировку новенькой бейсболкой с эмблемой «Янки», японка внимательно оглядела себя в зеркале, проверяя свое сходство с обычными любителями утренних пробежек, прихватила ключ от номера и зашагала к лифту. Как и всё в этом отеле, лифт управлялся компьютером. Юкико уже взломала его через систему бронирования авиабилетов, стоявшую у нее в комнате.

Но одна проблема оставалась. Гилкренски окружил себя вооруженной до зубов охраной, и пробиться сквозь нее не представлялось никакой возможности. Если она сделает отчаянную попытку и умрет сейчас, ее дядя и Джессика Райт останутся безнаказанными. Перед ней стояла почти невыполнимая задача – обезвредить сигнальную систему в гостинице и одновременно нанести смертельный удар Теодору Гилкренски.

40
{"b":"8101","o":1}