ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Манкуццо снова перенесся в мыслях на Тараву. Японцы приготовились к ночной атаке…

По всему берегу лежали мертвые тела солдат, скошенных пулеметными очередями или взорвавшихся на минах. Шум битвы затих, воцарилась гробовая тишина… Только рев прибоя, ветер и растущий ужас перед тем, что притаилось в темноте…

Манкуццо приставил дуло к голове поляка и толкнул его к воде. Справа, за кустом, торчавшим у взлетной полосы, послышался тихий смех. Да, вот опять!

Он развернулся и выстрелил. Вспышка ярко озарила остров и погасла, еще больше сгустив окрестный мрак.

Берег совсем рядом. Манкуццо услышал плеск воды и… снова этот звук! Женский смех – где-то там, за…

Грохнул еще один выстрел, потом второй, третий.

Сполохи осветили низкий берег и заросли кустов. Справа быстро промелькнула чья-то тень… или ему только померещилось от страха?

Пустые гильзы шлепнулись на песок, и снова стало тихо.

Манкуццо толкнул поляка к прибою, где шумели морские волны, раскачивая стоявшую на якоре «летающую лодку».

* * *

Юкико увидела, как двое мужчин вошли в море и двинулись к самолету вброд. Манкуццо стрелял вслепую, но рисковать не имело смысла. Она вышла из тени и скользнула от кустов к берегу.

Мужчины преодолели уже половину пути, вода дошла им до груди. Юкико низко пригнулась к земле, быстро пересекла пляж и погрузилась в пену. Бросив последний взгляд на Гилкренски и Манкуццо и мысленно отметив, где они находятся, она набрала в легкие побольше воздуха и нырнула в море.

* * *

Манкуццо чувствовал, как вода поднимается все выше. Он с трудом нащупывал дно, стараясь не упускать из виду поляка и держать пистолет над головой. Желтый корпус самолета то исчезал, то снова маячил впереди, постепенно увеличиваясь в размерах. За спиной послышался какой-то всплеск… или просто шум прибоя?

Ба-бах! Ветер заглушил выстрел, и пуля со свистом улетела в океан. Манкуццо тяжело дышал. Наверное, показалось…

По ноге скользнуло что-то живое!

Манкуццо ткнул дулом в воду и спустил курок. Яркая вспышка осветила коралловый песок. Ударная волна со звоном отозвалась в груди.

«Господи, помоги мне выбраться отсюда!»

Он наткнулся плечом на что-то твердое и чуть не вскрикнул. Это был корпус самолета.

Наконец-то! Они добрались!

Манкуццо поискал поручни, увидел открытый люк и, подтянувшись, выбрался из воды. Пистолет он положил на пол салона, чтобы освободить обе руки и поднять на борт поляка. Рукоятка его ракетницы зацепилась за проем, он вынул ее из кармана и тоже положил на пол. Потом ухватился за мокрые края люка и целиком забрался внутрь.

– Ну, давай, тащи сюда свою задницу!

Манкуццо схватил поляка за ворот куртки и потянул вверх. Тот вылез из воды и тяжело шлепнулся в салон. Несколько секунд оба лежали на полу, истекая соленой влагой. Потом Манкуццо вспомнил про пистолет, взял его и направил на поляка.

– Вставай! Я дотащил тебя до самолета. Теперь твоя очередь!

Поляк с трудом переводил дыхание. Пошатываясь, он встал на ноги.

– Мне надо поднять якорь и запустить мотор.

– Ну так сделай это, мистер! И побыстрее! Мы улетаем!

Манкуццо снова вытянулся на полу и прицелился в открытый люк. Он не сводил глаз с колыхавшейся внизу воды. Эта чертова сучка не застанет его врасплох. Один выстрел между глаз, и ей конец.

Он услышал, как поляк прошел в кабину и с металлическим лязгом втащил якорь. Потом защелкали тумблеры, двигатель несколько раз чихнул и взревел во всю силу. Стены задрожали от вибрации турбин. Манкуццо расслабился. Ну вот! Он все-таки выбрался!

Новый звук заставил его вздрогнуть.

Это было звяканье мелких металлических предметов, посыпавшихся сверху на пол. Один ударил ему по руке, и Манкуццо сжал его в ладони. Даже в темноте он сразу понял, что это такое. Патрон из его обоймы!

– Кажется, это ваше?

Манкуццо закричал.

Он вскинул пистолет и спустил курок, ориентируясь на голос.

Щелк, щелк, щелк!

Из дальнего угла салона появилась темная фигура. Японка! В руках она держала ракетницу, которую он прихватил с собой из «Эвенджера».

Большое круглое отверстие в центре дула смотрело прямо на него.

– Не-е-е-ет!

* * *

Гилкренски услышал душераздирающий вопль. Грохот выстрела заглушил рев моторов, салон озарила ослепительная вспышка. В кабину повалил удушливый запах пороха и горелой плоти.

Господи помилуй! Что случилось?

Тео попытался нашарить рукоятку аварийной системы и открыть люк. Он задыхался от дыма, но рукоятки нигде не было. Черт подери, как отсюда выбраться?

Вдруг он почувствовал, что в кабине кто-то есть. Сильные руки вырвали его из кресла, аварийный люк открылся настежь, и в отверстие ворвался гул турбин и свежий воздух.

Кто-то вытолкнул его наружу, и Гилкренски полетел вниз. Он шлепнулся в море и тут же камнем пошел на дно. Вода хлынула ему в рот и нос, смутно он расслышал, как где-то сверху с ревом пронеслась черная махина, охваченная пламенем. Потом его колени коснулись песка, чья-то рука подхватила его за пояс и потащила за собой. Некоторое время его волокли по берегу, лицом вниз. Через несколько минут он уже лежал на пляже и выкашливал из легких воду – живой и невредимый.

Гилкренски поднял голову. На песке сидела Юкико Фунакоси. Отсветы пламени от догоравшего в лагуне гидросамолета играли на ее голом теле. Тео медленно поднялся на колени, чувствуя, что у него больше нет сил сопротивляться.

– Ты хочешь меня убить? – спросил он.

Лицо японки застыло, как фарфоровая маска.

– Нет, доктор Гилкренски. Не сейчас.

– Почему? Разве ты не искала моей смерти?

Юкико хотела что-то ответить, но передумала и покачала головой.

– Я могла бы сказать, что ты защитил меня от этого ублюдка Дэвиса, – сказала она наконец. – Ты пришел на помощь, спас мне жизнь, и я обязана тебе гири. Но дело совсем не в этом.

Гилкренски кивнул:

– Да, я понимаю. Ты хочешь, чтобы я вернул тебя в наше время. Если ты убьешь меня сейчас, то останешься в сорок пятом году.

– Правильно. Сейчас мы в одной лодке.

– Очень разумно. А я могу тебе доверять?

– Нет, конечно. Я тоже не уверена, что ты не убьешь меня, едва я повернусь к тебе спиной. Но полчаса назад ты спас меня, и теперь я должна спасти тебя. Будем считать, что на сегодняшний день мы квиты.

– Понятно.

– Еще один вопрос. Когда ты выбросил в море мою одежду и оружие, где был мой короткий меч, вакидзаси?

– Почему ты думаешь, что я тебе отвечу?

– Потому что взамен я расскажу, что случилось с персональным интерфейсом твоей «Минервы», который ты сделал похожей на свою жену.

– Начни первой.

– Его украл глава «Гиббтек» Джерри Гибб. Это была часть нашего контракта – я дала ему доступ к программе, и он скопировал ее к себе на сервер. Кстати, в «Феникс авиэйшн» есть терминал с доступом к компьютерам Гибба в Сан-Франциско. Ты можешь воспользоваться им, чтобы вернуть свою собственность.

– Значит, к тому времени я буду еще жив?

– Да, насколько это зависит от меня. Так что насчет меча?

– В вертолете его не было. Я не знаю, где он.

Юкико кивнула:

– Ясно. Значит, мне надо уладить еще одно дело.

– С кем?

– Тебя это не касается.

Гилкренски смотрел, как в ее глазах пляшут языки пламени. Лицо японки оставалось абсолютно бесстрастным. Но что прячется за этой маской? И может ли он доверять ее словам?

Тео кивнул и расстегнул молнию на летной куртке. Он стянул ее с себя и набросил на плечи женщины.

– Мне не холодно.

– Я знаю.

В небе послышался рокот возвращавшегося «Си-лайэна». Луч прожектора скользнул по сгоревшему гидросамолету, переметнулся на песок и уперся во взлетно-посадочную полосу. Через минуту огромная машина уже стояла на земле. Говард и Джил бежали к ним через пляж.

62
{"b":"8101","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя драгоценность
Шутка
Чужой: Изоляция
Выход из депрессии. Спасение из болота хронических неудач
Детство в европейских автобиографиях: от Античности до Нового времени. Антология
Аргар, или Самая желанная
Mindshift. Новая жизнь, профессия и карьера в любом возрасте
Пентаграмма войны: Пламя и сталь, Древо и сталь, Камень и пламя, Лёд и сталь
Горшок золота