ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Добро пожаловать в систему «Минерва-3000», – произнесла женщина. – Чем могу помочь?

Айзнер смотрел на картинку с открытым ртом.

– Ух ты! – воскликнул он. – Это что, какой-то фильм? Или один из тех телевизионных приемников, о которых недавно писали?

– Нет, – покачал головой Гилкренски. – Перед вами мыслящая машина, нечто вроде электронного мозга, заключенного в прочную коробку. Мы называем ее компьютером. То, что вы сейчас видите, – самая мощная современная модель. Она способна обрабатывать сложные информационные потоки, делать умозаключения и даже развивать собственную личность, как реальный человек.

Летчик ошалело смотрел на монитор.

– Ну и ну, – сказал он наконец. – Симпатичная мордашка.

– Вторая версия выглядит намного лучше, – заверил его Гилкренски. – «Минерва», это Роберт Айзнер. Я хочу, чтобы ты суммировала и выдала на экран всю информацию, которую я собрал по энергетическим узлам.

– С удовольствием, – ответила машина.

* * *

– Но мы очень далеко от Египта, доктор Гилкренски, – сказал Айзнер, когда «Минерва» закончила свой отчет. – Так же, как от Перу или Мехико. Что вы делаете во Флориде?

– Здесь высокая концентрация природной энергии, – ответил Тео. – Мы наблюдаем плотное пересечение лей-линий, которые, судя по всему, часто вызывают необъяснимые явления. В этом районе пропало немало кораблей и самолетов – включая ваш. У нас его называют Бермудским треугольником.

– Но мы никуда не исчезли, – возразил Айзнер. – Просто произошла авария. Раз уж вы из будущего, то должны это знать. Я собираюсь вернуться на базу и рассказать о том, что…

Гилкренски покачал головой.

– Это была одна из самых загадочных историй, – сказал он. – Вроде «Марии Селесты»[11]. Никто не знал, куда вы исчезли, ни одного самолета так и не нашли. И не только самолета – никаких обломков!

Айзнер некоторое время молча смотрел в пол. Потом он поднял голову и безнадежно оглядел всех собравшихся.

– Значит, я тоже не вернулся, – пробормотал он. – Погиб, как и остальные…

– Этого мы как раз не знаем, – возразила Джил. – Нам только известно, что все члены вашего летного отряда пропали без вести.

Летчик взглянул на нее.

– А я хотел вернуться домой и открыть собственное дело, – произнес он с горечью. – Думал, что буду строить летательные машины, такие, как у вас. Все только начиналось!

– Мне очень жаль, – вздохнула Джил. – Но мы правда ничего не знаем.

– Возможно, вы вернулись, но сменили имя, – предположил Говард. – Немало людей пропадают каждый год, а потом обнаруживаются в самых неожиданных местах. Некоторые просто не хотят, чтобы их нашли. Может, и с вами случилось то же самое?

– Вряд ли, – ответил Айзнер. – Наши парни сели на воду. Тэйлор отдал приказ, и они его выполнили. Если бы Манкуццо не взбесился и не ткнул мне в ребра ракетницей, я бы тоже спустился вместе с ними. А теперь я единственный, кто остался жив. Вы уверены, что меня не нашли?

– Конечно, – сказал Гилкренски. – По крайней мере в той реальности, которая нам известна. Джил права – теперь ничего нельзя сказать наверняка. Возможно, то, что вы попали на этот остров, изменит наше прошлое.

– А как же история? – спросила Джил. – Она тоже изменится?

– Не знаю. Посмотрим, когда вернемся.

Айзнер нахмурил брови.

– Интересно, как вы собираетесь вернуться? – спросил он. – Разве вы сами не исчезли без следа – в своем времени?

– На данный момент – да, – согласился Гилкренски. – Но у меня есть одна идея. Компьютер вам все объяснит. Покажи ему, «Минерва».

На экране появилась серия чертежей и схем, изображавших Великую пирамиду.

– Один из опытов, проведенных доктором Гилкренски в Египте, заключался в том, чтобы использовать концентрацию лей-линий для «сворачивания» материи и перенести контрольный объект на определенный отрезок времени, – сообщила машина. – Пирамида подверглась бомбардировке световыми и звуковыми волнами, и экспериментальный предмет был перемещен в прошлое. Это факт, которым мы можем воспользоваться в нашей ситуации.

– Каким образом? – спросила Джил.

– Мы попали в прошлое случайно, – пояснил Гилкренски. – Но забросивший нас сюда туннель уже закрылся. Нам известно, что фигура пирамиды способна фокусировать лей-лучи подобно линзе. Если мы сможем построить пирамиду здесь, на острове, то создадим новую «дыру» и вернемся в свое время. В памяти «Минервы» записан уровень сигнала, который я использовал в старом опыте. Остается только установить, на какой срок мы хотим переместиться.

Джил покачала головой:

– И как же мы будем строить пирамиду, Тео? Это невыполнимая задача!

– Нам вовсе не нужно создавать ее реально. В Каире мы выяснили, что для начала процесса достаточно голограммы в форме пирамиды. Все, что нам нужно, – это восстановить точные размеры и пропорции той модели, которую использовала «Минерва». Информация находится в памяти компьютера, и я уже поставил голографические проекторы по обоим концам взлетно-посадочной полосы.

Джил нахмурилась:

– И что дальше?

– Мы дождемся, когда концентрация лей-линий станет достаточно высокой и энергия волны достигнет нужной амплитуды. Как только возникнет мост Эйнштейна – Розена, мы полетим прямиком в будущее, а Айзнер вернется на материк. Это все, что я могу вам предложить.

– А как же топливо? – спросил Айзнер. – У меня осталось меньше десяти галлонов. Мне нужно еще двадцать, чтобы добраться до Флориды.

– Мы можем поделиться с вами своими запасами, – предложил Говард. – Если другие не возражают, что горючего останется в обрез.

– Рискнем, – кивнул Гилкренски. – Вы с мистером Айзнером займетесь перекачкой топлива, а мы с Джил настроим проекторы.

– Вы забыли одну деталь, – вмешалась Юкико.

– Какую?

– Чтобы создать голограмму виртуальной пирамиды, вы должны подсоединить к проекторам свой компьютер. Но тогда как вы собираетесь пролететь вместе с ним сквозь пирамиду?

– О черт! – выругался Тео. – Придется оставить его на острове.

– Это исключено, – возразила Джил. – Ты не можешь забросить образчик современных технологий в сорок пятый год. Если кто-нибудь его найдет, он изменит весь ход истории.

– Но Тео сказал, что иначе пирамиду не построить! – воскликнул Говард. – Единственное, что мы можем сделать, – это взять с Айзнера обещание, что он уничтожит компьютер, как только мы улетим. А потом он подождет пятьдесят лет и отчитается вам в проделанной работе.

– Я вижу здесь две проблемы, – сказал Гилкренски. – Во-первых, никаких отчетов на этот счет ни от Айзнера, ни от кого-то другого я до сих пор не получал. Во-вторых, как я смогу загрузить интерфейс Марии в «Минерву», если она будет уничтожена?

– Когда мы вернемся, ты сделаешь другой компьютер, – ответила Джил. – Честно говоря, весь этот план кажется мне таким бредом, что я буду очень рада, если мы сделаем хоть что-нибудь! Давайте возьмемся за работу!

* * *

Джерри распахнул деревянные ворота, и они ступили под свод огромной арки, выходившей к цитадели и просторному плато, под которым простирался лес Зуул. Два солнца-близнеца – Амитар и Тэйдс – ярко сияли в небе, освещая кроваво-красные громады облаков.

– Мы спаслись? – спросила Мария.

– Пока нет. – Джерри кивнул на горизонт. – Впереди последний, самый сложный уровень. За оставшиеся сорок минут мы должны пройти через этот лес и выбраться с другой стороны.

Мария оглядела виртуальные окрестности. За лесом поднимались крутые холмы и снежные горы, справа блестело ярко-синее море.

– Красиво.

– Согласен, – с гордостью кивнул Гибб. – Я сам их рисовал. На одну только анимацию ушли сотни тысяч долларов. Все сделано для того, чтобы внушить игрокам ложное чувство безопасности после того, как они выйдут из крепости. Но расслабляться не стоит. Нам придется несладко.

– Почему?

вернуться

11

Американская бригантина, найденная в 1872 г. в Атлантике в целости и сохранности, но без экипажа на борту.

64
{"b":"8101","o":1}