ЛитМир - Электронная Библиотека

Джеймс и Мэтт выходят из дома, чтобы узнать, в чем дело.

– Ты только посмотри на нее! – кричит Сабина. – Полюбуйся на свою дочь!

– Я хотела быть похожей на Рейчел, – всхлипывает Джесси. – Я просто хотела быть похожей на Рейчел.

Рейчел, еще минуту назад игравшая на пианино в гостиной, складывает руки и трогает пальцами собственную татуировку.

Джеймс садится на корточки и нежно берет руку Джесси. Изучая чернильную наколку, он думает лишь о том, насколько изысканно точны проведенные ею линии.

– Это ангел?

– Из пещеры, – кивнув, подтверждает Джесси все еще со слезами на глазах.

– С молнией. Ангел с молнией. Я никогда не думал, Джесси, что ты так хорошо рисуешь,

Он выпускает ее руку, встает и поворачивается к жене. Его слова и выражение лица приводят Сабину в еще большую ярость. Она бросается на него с тихим гортанным рыком, молотит его кулаками по груди, царапает шею и пытается вцепиться в горло мужу. Он защищается от ее цепких пальцев, но никак не может удержать ее на расстоянии; хватает ее за волосы и начинает трясти, но ее ногти снова и снова вонзаются ему в шею. Они дерутся, пока не упираются в стену, где и застывают с красными лицами в нелепой, гротескной позе. Стоя рядом, Мэтт и Рейчел наблюдают за происходящим, и вид у них при этом довольно глупый.

– Разними их, – говорит Рейчел. – Останови как-нибудь.

Мэтт бросается между Сабиной и Джеймсом.

– Эй вы, прекратите сейчас же! Ваши дети смотрят!

– Не суйся, – огрызается Джеймс. – Ты не заработал права вмешиваться. Тебе заплачено за то, чтобы ты говорил только тогда, когда я этого хочу.

На мгновение Джеймс как будто возвращается в свое агентство. Временно укрощенный, Мэтт отступает, но его вмешательство помогло разнять драчунов.

– Вот как. Даже несмотря на то что ты сам меня и уволил, ты все еще думаешь, что я у тебя служу. Так или не так?

– Тебя уволили потому, что на работе от тебя никакого толку не было.

– А как насчет Рейчел? Ты ведь заплатил и за то, чтобы она тоже здесь была. Она все еще на тебя работает?

Теперь очередь Сабины застыть от изумления.

– Это правда? За Рейчел ты тоже заплатил? Ты заплатил за всю эту дивную компанию? – Она уже не ждет ответа, потому что Рейчел отворачивается. Все еще не отдышавшись, Сабина подозрительно смотрит на Джеймса. – Значит, это правда. Теперь ты доволен? Твоя дочь разукрасила себя, так что похожа теперь на твою татуированную потаскушку. – Сабина водит пальцем прямо под носом Рейчел.

– Полегче, леди! – отмахивается от нее Рейчел.

Но Сабина уже никого не слушает.

– Ты доволен, что Джесси теперь похожа на сучку? На парижскую проститутку? Ты этого хотел? Этого?

– Сабина, – взывает Мэтт, – твои дети…

– Ты поэтому притащил сюда свою шлюшку? Чтобы она подавала пример твоей дочери?

– Девочки… – снова начинает Мэтт.

Сабина откидывает назад растрепавшиеся локоны и поворачивается, чтобы увести дочерей. Но их уже нет. Ни Джесси, ни Бет не досмотрели последний акт этой взрослой пьесы. Они обе ушли, и никто этого не заметил.

49

Обе девочки пропали. В первое мгновение всех посетило не слишком похвальное чувство облегчения и благодарности: взрослые получили возможность отогнать (хотя бы временно) воспоминания об отвратительной стычке в патио. Между Сабиной и Джеймсом установилось некоторое перемирие, поскольку их поневоле сплотила общая задача: найти детей. На задний план отошло для Рейчел ее участие в конфликте, а для Мэтта – не слишком-то выигрышная роль беспомощного наблюдателя на поле битвы.

Но после того как они обыскали дом, гараж, дворовые постройки, машины и цветники, их радость сменилась испугом. Сабина и Джеймс еще раз внимательно осмотрели дом, заглядывая во все шкафы под лестницей и любые уголки, где могли прятаться девочки. Мэтт вспомнил об их тайном укрытии на чердаке сарая, а Рейчел даже решила проверить крышу на тот случай, если Джесси залезла туда по черепице. Но все было напрасно.

– Где Крисси? – спросила Сабина. – Она с Крисси?

– Пойду посмотрю, – ответил Мэтт.

Пока остальные во второй раз осматривали дворовые постройки, Мэтт пошел в свою комнату и попытался открыть дверь. Она была заперта. Он слегка дернул ручку.

– Крисси? Это я, Мэтт. Ты там?

Никто не ответил. Потом изнутри донесся шорох.

– Крисси!

– Уходи.

Уже давно он с ужасом ждал этого момента. Всегда все начиналось с приступа лунатизма и всегда заканчивалось чем-то подобным. При всем беспокойстве за нее, он знал, что самым лучшим было оставить ее в покое.

– Крисси, девочки с тобой? Просто скажи мне, кто-нибудь из девочек с тобой?

Пауза.

– Нет.

Мэтт спустился вниз и доложил, что проверил свою комнату. Джеймс распахнул двери сарая и задом вывел «мерседес» на дорогу. Сабина двинулась прочесывать поле. Мэтт забрался в свой «форд», намереваясь ехать в противоположном направлении. Рейчел, готовая отправиться вместе с ним, сказала:

– Крисси будет здесь, на тот случай если они вернутся.

– Нет, – возразил Мэтт, – она не очень хорошо себя чувствует. Лучше останься.

– Что с ней такое? – В глазах Мэтта она заметила зловещую искорку, когда он захлопнул перед ней дверцу.

Дом погрузился в непривычную тишину. Рейчел сидела съежившись на траве около бассейна и перебирала в памяти потайные места, которые они могли пропустить. Она заварила чашку чая и отнесла ее Крисси, но, когда постучала в дверь, ей никто не ответил. Полагая, что Крисси спит, она поставила поднос возле двери, спустилась вниз и стала ждать возвращения остальных.

К тому времени, когда они вернулись в дом, начали сгущаться сумерки. Их испуг уже сменился сильной обеспокоенностью. Сабина хотела звонить в полицию. Она связалась с Доминикой, которая попыталась ее ободрить, но в то же время предложила взять звонок в полицию на себя и объяснить там все как следует. К девяти часам девочки так и не появились. Мэтт и Джеймс еще раз медленно проехали по ближайшим дорогам, включив фары своих машин на полную мощность. На сей раз Рейчел отправилась с Мэттом. К десяти часам явился местный полицейский. Он снял шляпу, мягко и спокойно поговорил с Сабиной, но никакой помощи предложить не мог – разве что присоединиться к поискам на собственной машине.

После одиннадцати появились Доминика и Патрис. Доминика заварила свежий кофе и снова пробовала утешить Сабину, глаза которой уже покраснели от слез. Дело шло к полуночи, когда Патриса осенила новая мысль, и он что-то сказал Доминике.

– Патрис спрашивает, заходил ли кто-нибудь в пещеру.

– Пещера! – произнес Мэтт. – Я пойду.

– Но это можем сделать и мы, – возразила Доминика.

– Нет, пойдем мы с Мэттом, – сказала Рейчел, предпочитая что-то предпринять, а не сидеть на месте. – Оставь машину, Мэтт. Мы пойдем пешком – так же как пошли бы они.

Рейчел несла фонарь. Они двинулись в путь через поля, освещенные яркой луной. Достигнув подножия холма, они оглянулись. Дом, вырисовывающийся на выступе холма, словно припал к земле, и почему-то это казалось зловещим. Слабый желтый свет горел на балконе.

– Мне просто необходимо было вырваться из того дома, – произнесла Рейчел.

Они поднялись по склону, прошли мимо выхода известнякового пласта, и лишь после этого Мэтт заговорил.

– Ты не права.

– Что?

– Я действительно ненавижу Джеймса, и в последнее время мне нравилось смотреть на его страдания. Но мне не доставляет ни малейшего удовольствия зрелище того, как он дерется с Сабиной, как терзается она сама, как растерянны и издерганы их дети. Вот в этом ты ошибалась, и обвинила меня ты несправедливо.

– Извини, что я заставила тебя вмешаться, но они дрались, как первоклашки на школьном дворе, а ты ничего не делал.

– Я приучен оставаться в стороне. – Мэтт помог Рейчел подняться по травянистой тропинке. – Кроме того, мне своих проблем хватает.

– С Крисси все в порядке? Мэтт не ответил.

60
{"b":"8104","o":1}