ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Содержание  
A
A

– Глядите, – сказала она, – это крыло феи.

На ребят этот фокус произвел сильнейшее впечатление. Линда в свою очередь настолько вдохновилась сознанием того, что ее несносные спутники наконец-то убедились в наличии у нее доселе неведомых им знаний и умений, что тут же открыла им секрет изготовления «волшебных крыльев».

– Скорее! Вы опоздаете! – кричала она теперь, ибо троица решительно вознамерилась собрать на свои петли всю паутину вдоль растянувшейся на двести ярдов изгороди. Между ними возникло своего рода соревнование; они толкались, вертелись и оттаскивали друг друга от изгороди в попытке урвать большую долю добычи. Это была сцена дикого грабежа и разбоя: трое детей с упоением формировали предпосылки для локальной экологической катастрофы.

– Стойте! – завопила Линда что есть мочи. – ССССТООООООООООООЙЙЙ!!!

Они остановились. Лицо Линды покрылось багровыми пятнами. Мальчишки смотрели на нее в изумлении. Теперь, когда ей удалось привлечь их внимание, Линда лихорадочно соображала, что бы такое сказать.

– Знаете, что случится, если вы соберете с кустов слишком много паутины?

– Что? – сказал Сэм. – Что случится?

– Крылья фей, – Линда выдумывала на ходу. – Паутины не хватит. То есть для фей. Феям не из чего будет делать себе крылья.

– Ха! – сказал, как сплюнул, Терри, снабдив этот выдох презрительной интонацией.

– И кроме того, – Линда почти перешла на крик, – кроме того, пауки ловят мух.

– Ну и?… – Клайв ждал продолжения.

– Тогда начнется настоящее нашествие мух. Миллионы и миллионы мух. А вы знаете, что это означает?

– Что? – спросил Сэм.

– Что? – спросил Терри.

– Эпидемию чумы.

Линда повернулась на каблуках и зашагала в сторону школы. Пройдя несколько ярдов, она оглянулась. Трое мальчишек смотрели на нее выпученными глазами.

Молчание нарушил Клайв. В критические минуты, подобные этой, на его лице появлялась странная улыбка, чем-то напоминавшая шнуровку на старом футбольном мяче. Любому, кто захочет пнуть такой мяч, гарантировалось понимание и прощение.

– Ты в этом уверена? – спросил он с вызовом.

Линда почувствовала, что снова краснеет, и поднесла к лицу руки в белых кружевных перчатках.

– Бубонная чума, – повторила она, сузив глаза и зловеще улыбаясь. – Если вы мне не верите, можете продолжать в том же духе. А после поглядим.

Очко было выиграно. Линда быстрым шагом продолжила путь. Мальчишки поспешали за ней, не издавая ни звука. Когда они достигли кондитерской лавки на повороте к школе, все трое выбросили опутанные паутиной петли, тем более что паутина уже утратила свою прозрачную, серебристо-алмазную красоту. И к тому времени, как со школьного двора донесся призывный звон колокольчика, крылья фей стали обычным мусором, валяясь на краю дороги среди грязных конфетных оберток и опавших листьев.

Глава 4. Глаза

Сэм проснулся, чувствуя, что замерзает. Окно было распахнуто, осенний холод вползал в его спальню и медленно растекался по полу. Снаружи на угольно-черном небе сияли звезды и месяц, похожий на перевернутую набок чайную чашку. Густые запахи прелых листьев и перезрелых плодов тернослива наполняли комнату. Эти запахи принесла на своих ботинках мрачная фигура, которая теперь сидела, прислонившись спиной к дальней от его кровати стене.

Сэм содрогнулся. Зубная Фея, впрочем, выглядела уставшей и совсем не агрессивной. Она (или он – Сэм все еще не мог с этим определиться) обнимала руками согнутое колено, тогда как вторая нога в знакомых горчично-зеленых полосатых брюках была вытянута в сторону Сэма, демонстрируя ему рифленую подошву ботинка. Глаза, отражавшие тусклый свет луны, некоторое время созерцали Сэма.

– Наши дела совсем плохи.

– Почему? – выдавил из себя Сэм, садясь в постели.

Всякий раз, когда он обращался к Зубной Фее, сердце его начинало противно ныть, а язык прилипал к гортани.

– Ты когда-нибудь попадал в беду?

Сэм задумался. Он знал, каково это, когда на тебя повышают голос. Ему даже было знакомо такое явление, как крепкий шлепок мужской руки, после которого пониже спины остается красный пятипалый отпечаток. Поэтому он достаточно уверенно сказал: «Да».

– Я говорю о настоящей, большой беде. То есть по самые уши в дерьме.

Когда другие дети в школе употребляли слова типа «дерьмо», это почти ничего не значило. Но когда ему приходилось слышать подобные вещи от взрослых – а существо на том конце комнаты, по крайней мере, говорило как взрослый, если даже и не выглядело таковым, – слова эти звучали устрашающе. Они обретали реальный смысл.

– Но я ничего не сделал. Уродец фыркнул.

– «Ничего не сделал», – передразнил он голосом, еще более противным, чем его обычный голос. Своеобразный циничный юмор феи проявлялся в легком покашливании, которым сопровождалось то или иное слово. – Знаешь, что ты сделал? Ты меня увидел, вот что ты сделал. Ты и сейчас меня видишь. Одного этого уже достаточно и даже более чем достаточно. Такие вот дела.

– Но я же нечаянно…

– А-а, чтоб тебя!

Произнося эти слова, фея обнажила зубы – все те же два ряда крупных зубов с заостренными кончиками, излучавших слабый голубоватый свет, – и в довершение эффекта плюнула на ковер.

– Скажи, ты парень или девчонка? – решился спросить Сэм.

Существо выдержало долгую паузу, не отрывая взгляда от Сэма.

– Ты хочешь, чтобы тебе сделали больно? – поинтересовалось оно.

– Нет, я просто хотел узнать…

– Еще раз задашь этот вопрос, и я отгрызу тебе лицо! Без шуток.

Зубная Фея быстро переменила позицию. Теперь она находилась между кроватью и дверью спальни. Сэм почувствовал, как его глаза наполняются слезами. Ему хотелось позвать маму, но он слишком боялся жестокой твари, обосновавшейся в его комнате.

– Ладно, успокойся. Я на тебя не злюсь. Тьфу ты, черт! Извини. Главное, ты успокойся. Мне надо подумать над тем, как расхлебывать эту кашу. Мы оба действительно крепко влипли. Могут случиться ужасные вещи, если мы не будем вести себя осторожно. Ужасные, ужасные вещи.

Зубная Фея поднялась на ноги и начала перемещаться по комнате, исследуя игрушки Сэма. Она провела изящным окольцованным пальцем по узорам на поверхности футбольного мяча, покрутила ухо белого плюшевого кролика. Запнувшись о построенный на полу пластмассовый замок крестоносцев, фея злобно поддала его ботинком, и по всей комнате разлетелись обломки стен и фигурки их игрушечных защитников.

– Я нашел тот шестипенсовик, – сказал Сэм в попытке отвлечь внимание разрушителя. – Под подушкой, утром.

Зубная Фея издала тонкий придушенный вопль гнева и отчаяния, при этом глубоко вонзив ногти правой руки в ладонь левой. Сэм пришел в ужас при виде того, как фея проливает собственную кровь.

– Проклятье! Проклятье!! Зачем ты это сделал? Если бы ты знал, как мне хотелось вырвать твои глаза, когда выяснилось, что ты меня видишь! Если бы ты знал! Впрочем, это не поздно сделать и сейчас!

Уставив на него трясущийся палец, вне себя от ярости, существо пересекло комнату, вскочило на кровать и уперлось в грудь Сэма костлявыми коленками. Когда оно наклонилось, струя его выдоха вонзилась мальчику в правый глаз. Знакомый резкий запах птичьего помета и конюшни смешался с запахом прелых листьев и тернослива и дополнился острой болью в глазу.

Это было уже слишком. Ужас вырвался из груди Сэма пронзительным воплем:

– Маааааммаааа! Айииииииии!!! Паааааа-паааа!

Крик достиг верхней ноты. Зубная Фея испуганно отпрянула.

– Нет, нет, нет! Мне не стоило этого делать. Это дорого мне обойдется! Нет, нет, нет! Не кричи! Прошу, не кр^чи!

– Оййиииииииииии!!!

В соседней комнате раздался шум – падения относительно крупного тела с относительно небольшой высоты.

Фея попыталась закрыть Сэму рот своей ладонью.

– Прекрати! Если ты расскажешь им обо мне, нам обоим от этого будет только хуже.

4
{"b":"8105","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца