ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я ничего не вижу, – сказала Алиса.

Пока она пыталась понять, что происходит с Сэмом, тот увидел, как Зубная Фея вытягивает руку с намерением дотронуться длинными грязными ногтями до плеча Линды и погубить одним этим прикосновением счастливый момент ее триумфа.

– Не трогай, – умоляюще шептал он. – Только не Линду. Не трогай ее.

Грузовик проследовал дальше по улице; Сэм, сколько мог, провожал его взглядом, а Алиса все это время с тревогой и недоумением взирала на Сэма.

Глава 31. Бабахнутые парни

«БАБАХ!» – звук взрыва настолько точно воспроизвел это междометие, что Сэму показалось, будто он видит буквы и восклицательный знак, написанные черным типографским шрифтом на облаке дыма от разорвавшейся бомбы. Ее грохот прокатился по футбольному полю и угас где-то в окрестных лесах. Серый дым, как комок грязной ваты, еще некоторое время висел в воздухе.

Это произошло в шесть часов вечера, когда окрестности клуба были совершенно безлюдны. Футболисты давно разъехались по домам после тренировки, а для влюбленных парочек, обычно парковавших свои машины на лужайке, время еще не приспело. Впечатленные взрывом «гербицидно-трубчатой» бомбы Клайва, Редстонские Шизики выбрались из кустов на берегу пруда и направились к двери раздевалки, чтобы оценить нанесенный ущерб.

Клайв подоспел первым. Бомба оставила едкий запах в воздухе и пятно копоти на бетонной плите у двери. Сама же деревянная дверь практически не пострадала, если не считать трещины длиной дюймов девять над эпицентром взрыва.

– Бомба ее едва задела! – сказал Сэм.

– А я-то думала, она разнесет дверь в щепки, – огорчилась Алиса.

– Вот ее оболочка. – Клайв поддал ногой дымящийся кусок трубы.

Что касается Терри, то его отношение к подрыву футбольного клуба было по-прежнему неоднозначным. Сезон только что начался, и тренер, вопреки ожиданиям, не включил его в основной состав, предпочтя видеть собственного сына на позиции, которую многие в команде прочили Терри. Предлог нашелся легко: после одной из игр в конце прошлого сезона тренер в душевой обратил внимание на недостаток двух пальцев на его ноге и пробормотал что-то о «нарушенной координации движений», хотя на поле никаких претензий по этому поводу к Терри не возникало.

– Решено, – заявил Клайв, узнав об этой несправедливости, – взрываем футбольный клуб.

– Я «за», – сказал Сэм.

– Это будет справедливо, – согласилась Алиса.

Терри все еще колебался, но, вспомнив о нанесенной ему обиде, присоединил свой голос к остальным.

Клайв осмотрел остатки взрывного устройства, несколько сконфуженный его малой эффективностью. Похоже, большая часть энергии была истрачена на разрыв сплющенных концов трубы.

– Чего вы хотели от такой маленькой трубки? – сказал он.

– Тогда найди другую, побольше, – предложил Сэм.

– Мы сделаем каждый свою бомбу, – сказал Клайв, – и посмотрим, чья окажется лучше.

На следующий день они собрались в сарайчике на заднем дворе дома Клайва. Эрик и Бетти давно привыкли к тому, что их сын с друзьями подолгу торчит в сарае, где они якобы занимались химическими опытами. На самом деле оборудование лаборатории уже более года пылилось в бездействии, а Зловонная Конура стала излюбленным местом сбора Шизиков, которые в холодную погоду могли посидеть у электрокамина и выкурить по сигарете, не слишком рискуя быть захваченными врасплох. Клайв показал им, как прорезать ножовкой отверстие для запала, как начинять бомбу и как сплющивать концы трубы.

– Здесь надо быть особенно осторожным, – серьезно предупредил он. – Если будете слишком сильно бить молотком, может вылететь искра и эта фигня взорвется у вас под носом.

Алиса не пожелала участвовать в производственном процессе, а мальчики с энтузиазмом взялись за дело. Каждый из них притащил по куску трубы, которые с помощью ножовки по металлу были укорочены до равной длины. Клайв изготовил взрывчатую смесь из гербицида и сахарного песка, ссыпав часть ее в отдельный пакет – для запалов. Когда концы труб были сплющены молотком и для надежности еще загнуты в слесарных тисках, каждый из них стал обладателем собственного взрывного устройства. Клайв предложил дать бомбам имена. Он взял банку с белой краской и маленькую кисть и написал на своей бомбе «ДИКАЯ ШИЗА», после чего искоса взглянул на Алису, словно ожидая ее реакции.

Завладев кистью, Сэм украсил свою бомбу надписью «БАБАХНУТЫЕ ПАРНИ», не давая никаких пояснений.

– Тонковат у тебя прибор, – прокомментировала Алиса. Все переглянулись и захихикали.

– Зато у Терри самый толстый.

Терри взял кисть и жирно, с нажимом, вывел на своей трубе «АЛИСА ИЗ СТРАНЫ ФУГАС». Прочтя надпись, Алиса слегка покраснела.

С наступлением сумерек они отправились к зданию футбольного клуба и, предварительно удостоверившись, что поблизости никого нет, подложили бомбы под дверь раздевалки. Клайв аккуратно провел три равных по длине дорожки взрывчатой смеси.

Алисе было предложено выступить запальщицей, но она отказалась от этой чести, и тогда трое ребят одновременно подожгли каждый свою дорожку. Смесь горела медленно, неярким желтоватым пламенем. Они перебежали через футбольное поле, спрятались за кустами на берегу пруда и стали ждать. Две бомбы сработали с промежутком в доли секунды, и двойной взрыв, казалось, отразился эхом от низко нависших туч. Третья бомба рванула несколько секунд спустя, и звук ее был другой – отрывистый и жесткий.

Нервно хихикая, Редстонские Шизики бегом пересекли поле, чтобы проверить результаты диверсии. Взрывы сорвали дверь с нижней петли и выбили дверную филенку. Дым лениво расползался в неподвижном сумеречном воздухе, образуя причудливые, призрачные фигуры. Сэм довольно кивнул и открыл было рот, собираясь что-то сказать, но в этот момент на дороге, ведущей к клубу, показался автомобиль и, быстро приблизившись, затормозил перед запертыми решетчатыми воротами. Зажглись фары дальнего света, но чуть ранее все четверо успели нырнуть за угол дома и прижаться к стене. Машина сдала назад и подъехала под другим углом – так, чтобы осветить здание клуба. Они затаились, присев на корточки в тени крыльца, всего в нескольких дюймах от яркого луча света.

Прошла минута, другая; наконец машина развернулась и укатила в обратном направлении.

Они выбрались из своего укрытия, разминая затекшие ноги.

– Еще немного, и нас бы засекли, – сказал Клайв.

Его лицо было измазано сажей, – видимо, он прижался щекой к опаленным взрывом доскам крыльца. Они снова начали хихикать и не скоро смогли остановиться, доведя себя до истерического визга.

– Пошли ко мне домой, послушаем диски, – отдышавшись, предложила Алиса.

В состоянии эйфории после удачно проведенной операции они отправились к дому Алисы напрямик через поля. Быстро темнело. Все говорили одновременно, перебивая друг друга, но через какое-то время Сэм, замыкавший процессию, перестал участвовать в разговоре.

Он заметил, что Терри левой рукой обнимает за плечи Алису, а та не делает ни малейшей попытки отстраниться. Напротив, она временами сама как бы невзначай прижималась к Терри, когда попадала ногой на неровности, скрытые в густой траве. Кисть Терри на ее левом плече белела в темноте как нечто чуждое, не связанное с остальной частью руки, как огромное насекомое или иная тварь, существующая сама по себе. По пути им пришлось преодолевать проволочные ограды и небольшой ручей, и после каждого из этих препятствий рука Терри преспокойно возвращалась на Алисино плечо.

Никто из остальной троицы, в радостном возбуждении шагавшей по полю, не обратил внимания на странную молчаливость Сэма.

Взрыв иного характера потряс семью Терри, и эпицентром этого взрыва была Линда. После ее победы на конкурсе красоты события начали развиваться в таком стремительном темпе, что у Чарли и Дот головы пошли кругом. Они постоянно пребывали в изумленном оцепенении, не зная, как им следует расценивать Линдин триумф. С одной стороны, им было приятно сознавать, что они породили и выпестовали это чудо красоты; с другой стороны, единственной наградой за все их труды и заботы мог стать преждевременный, с их точки зрения, уход дочери из родного гнезда.

49
{"b":"8105","o":1}