ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну вот, дружище Сэм, пора прощаться. – Скелтон протянул ему для пожатия ладонь, широкую как медвежья лапа. Его левая рука висела на перевязи, а над виском красовался большой квадрат лейкопластыря.

Психиатр уже начал упаковывать вещи. Папки штабелями громоздились на стульях, а медицинские журналы переместились из книжного шкафа в картонные коробки. Скелтон сам попросил о досрочном выходе на пенсию, не дожидаясь, когда его уволят решением сверху.

– Я подвел нескольких людей в последнее время, – сетовал он. – Особо неудачным был тот день, когда ты заходил сюда в прошлый раз. Я был не в форме, потерял равновесие и упал. Совершенно не помню, как это случилось.

– Вы в самом деле не помните?

– Ты же знаешь, как говорят: пьянство в дом, разум вон.

– А может, вы просто не хотите об этом помнить?

– Что ж, общаясь со мной, ты хотя бы усвоил начатки психологии. Это лучше, чем совсем ничего, верно, приятель? В любом случае я ухожу и освобождаю место тем, кто способен рассуждать трезво. Я – отработанный материал.

– А для меня вы были последней надеждой.

– Наши с тобой беседы доставляли мне большое удовольствие, но сомневаюсь, что тебе была от меня хоть какая-то польза.

– Польза была.

– Жаль, что я так и не смог пристроить твой Перехватчик Кошмаров. Штуковина все еще у тебя?

– Да.

Скелтон почесал череп здоровой рукой.

– Не выбрасывай ее. У меня такое чувство, что Перехватчик тебе еще пригодится. Правда, кошмарные сны теперь уже не в моде. На моем месте будет молодой специалист, у которого совсем другой подход. Нейрофизиология – слыхал о такой? Вот и я не слыхал, и мне уже поздно перестраиваться. Я передал ему твою историю болезни и предупредил, что, может, тебе надо будет проконсультироваться. Он посмотрит записи и там уже решит.

– Я не хочу консультироваться с кем-то другим.

– Понимаю. Постепенно эти встречи и беседы становятся такой милой привычкой. Иногда я думаю: может, в том и заключается проблема? Может быть, эта привычка как раз и мешает каждому из нас избавиться от своих демонов?

Сэм вспомнил о своем демоне и помрачнел.

– Паранойя? – спросил он.

– Да, мы вроде как подпитываем паранойю друг друга. Поверь мне, старина, с тобой все в порядке. Я имею в виду твои мозги. Просто ты, скажем так, сильно отличаешься от других.

– Чуть не забыл. – Сэм достал из школьного портфеля коробку. Идею сделать прощальный подарок психиатру подала ему Конни.

Распечатав коробку, Скелтон извлек оттуда бутыль «Джонни Уокера». Он с уважительным вниманием изучил этикетку, словно это было гениальное произведение искусства, впервые увиденное им в оригинале, а затем посмотрел сквозь бутылку на свет.

– Взгляни на это янтарное сияние внутри, Сэм. Ты понимаешь, о чем я? – Он отвинтил пробку и плеснул понемногу в два стакана. – Вот еще один пример взаимной подпитки. Ну как тут избавишься от демонов? А ведь не далее как вчера я твердо решил бросить пить.

«Сахарок» раздобыл Клайв через свои знакомства в музыкально-коллекционных кругах.

– А, это вы трое? Мне бы не следовало вас пускать. Она готовится к экзамену… – Алисина мама, все еще в пеньюаре, с опухшим от сна лицом, отбросила с глаза седую прядь. – Да уж ладно, заходите. Она у себя в спальне.

Алиса, по-турецки поджав ноги, сидела на постели, по которой были в беспорядке разбросаны учебники и тетради. Ее волосы были стянуты на затылке в «конский хвост».

– Как меня достала эта учеба! На улице так хорошо, я чахну над этой макулатурой!

– Так пошли прогуляемся.

– У меня экзамен на следующей неделе.

– Тебе не следует перенапрягаться, – предостерег Терри.

– Бочонок пива не вместить в пивную кружку, – назидательно заметил Сэм.

– Сделай перерыв, – предложил Клайв. – А вот это поможет тебе освободиться от скорлупы.

И он раскрыл ладонь, на которой лежали четыре белых кубика, похожих на кусочки сахара.

Алиса присмотрелась к кубикам. Вид у них был совершенно безобидный.

– Я слыхала, от них бывает долгий улёт, – сказала она с сомнением.

– Не дольше восьми часов, – радостно заверил Клайв.

Первый ход сделал Терри.

– Ваше здоровье! – сказал он, отправляя кубик себе в рот.

– Я все время пересчитываю, и всякий раз получается, что нас пятеро, – сказала Алиса.

Клайв сделал попытку и также дошел до пяти.

– Постой-постой! – Он сосчитал еще раз и хихикнул, получив тот же результат. – Чертовщина какая-то!

Теперь считать взялся Терри. И у него получилось пять. Он тряхнул головой и начал заново:

– Здесь я, Сэм и вы двое. Итого должно быть четыре.

– Ясное дело.

– Само собой.

– Но почему тогда при счете выходит, что нас пятеро? Ха-ха-ха! Дайте-ка я еще раз попробую… Четыре… пять! Это невозможно, ха-ха-ха-ха!

Сэм хранил молчание, с тревогой ожидая, что будет дальше. Он знал, что Зубная Фея присоединилась к их компании через полчаса после того, как они проглотили белые кубики. С того момента прошло уже три часа. Он сразу почувствовал ее присутствие, хотя и не мог разглядеть ее отчетливо. Остальные также видели Зубную Фею, но им она являлась в облике кого-то из четверых. Скажем, Терри видел ее в облике Алисы, Клайв в облике Терри, а Алисе она казалась Сэмом.

Они уже давно покинули дом Алисы, пересекли футбольное поле и теперь сидели на берегу пруда. День был теплым, но небо затягивали перистые облака. Им пришлось привыкать к изменившемуся восприятию света, яркость которого ритмично пульсировала, то увеличиваясь, то ослабевая. Все цвета вокруг казались чересчур сочными и «плывущими», как на картине с еще не просохшими красками. Они уже прошли период бурного веселья и сменившую его долгую паузу, на протяжении которой никто из них не издал ни звука. Теплый ветерок скользил по их спинам, шевелил волосы. Остро чувствовался запах сырой земли и травы; стебли растений сплетались в сложный рунический узор, посредством которого какой-то сумасшедший геометр, видимо, зашифровал тайну строения вселенной.

Сэм в свою очередь попробовал подсчитать. Их было пятеро. Пятеро. И в то же время, кроме него, здесь присутствовали только Терри, Алиса и Клайв.

– Кончай загибать пальцы, – сказал Терри. – Все без толку.

Алиса сделала освобождающий жест: взмах рукой, которая плавно развернулась в воздухе, как разноцветное крыло большой экзотической птицы. Обычные птицы на соседних кустах порхали с ветки на ветку и оставляли в воздухе смазанные следы, отмечающие траектории их движений.

– Познай себя, – в третий раз подряд произнесла Алиса.

– Тебя что, заклинило?

– Клайв говорил, это было миллионы лет назад написано на сахарных кубиках в Дельфине.

– В Дельфах, – поправил Клайв.

– Дель фиг… День фень… Дуй фу-у…

– ??

– Это оракул.

– Шарахул, – сказала Алиса. – Уро-кал… Сракул…

– Если бы ты была фруктом, – обратилась Зубная Фея к Алисе, – то каким именно фруктом?

Сэм прищурился. Теперь он ясно видел Зубную Фею, которая сидела, ухмыляясь, напротив Алисы. Но в следующий миг на ее месте оказался Клайв, и это он задал только что прозвучавший вопрос.

– Что?

– Это игра. Ты фрукт. Какой?

Слова лениво скатывались с языка – так, словно они были ненужным дополнением к разговору. Между тем обмен мыслями происходил легко и свободно. Сэма бросило в жар. Беспокойство его усиливалось. Он вновь увидел Зубную Фею, задающую вопрос.

– А если бы Сэм был фруктом?…

На середине фразы фея превратилась в Терри, который и закончил фразу:

– …что бы ему подошло?

Сэм в который уже раз произвел пересчет. Их по-прежнему было пятеро.

– Сэм был бы лаймом, – фыркнул кто-то. Кожа Сэма стала зеленой, а его тело обрело

сферическую форму. Он покрылся толстой защитной коркой, внутри которой находилась сочная мякоть. Он сделал глубокий вдох, наслаждаясь собственным кисло-сладким цитрусовым ароматом. Затем он с силой надавил на собственную кожу, из-под которой на его соседей брызнул душистый сок.

66
{"b":"8105","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследница по мужской линии
Умный гардероб. Как подчеркнуть индивидуальность, наведя порядок в шкафу
Академия Стихий. Танец Огня
Загадочное ночное убийство собаки
Мальчик, который пошел в Освенцим вслед за отцом
Пират
Вижу вас насквозь. Как «читать» людей
Эльфийский для любителей
Гарпия в Академии. Драконы не сдаются