ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В ризнице пахло пчелиным воском и лавандой. На стене против входа был изображен Иисус, распятый на кресте в компании двух разбойников.

– Он не знает, – возразил Клайв. – Не может он знать.

– А я думаю, может, – сказал Терри. – Наверняка знает.

– Не говорите ему ничего, – предупредил Клайв.

В ризницу вошел мистер Филлипс. Язычок замка мягко щелкнул, когда он притворял за собой дверь. Несколько секунд он возвышался над ними в своей излюбленной позе – руки в боки, а затем снял очки и приступил к делу.

– Итак, я хотел бы знать, что вас троих сегодня так рассмешило.

Молчание.

– Что ж, я готов простоять тут весь день, пока не дождусь объяснения. Весь день.

Молчание.

– Я жду.

И тут все трое одновременно поняли, что Филлипс проиграл.

– Клайв, ты самый разумный из вашей троицы. Скажи, с чего это вы вдруг расхихикались, как глупые маленькие девочки? Я жду ответа.

Клайв прочистил горло.

– Извините, сэр.

– Одного извинения мало. Я хочу знать причину смеха.

Клайв снова прочистил горло.

– Я полагаю, – сказал он, пытаясь подражать фразам, слышанным от взрослых. – Я полагаю, что нам кое-что могло показаться смешным.

– Вот как? Значит, ты полагаешь, что вам кое-что могло показаться смешным?

– Да, сэр.

– Понятно. А как же насчет Иисуса?

– Сэр?

– Я сказал, как насчет Иисуса?

– Сэр?

– Да, как насчет Него, когда он умирал на кресте за наши с вами грехи? За ваши грехи и за мои. Как ты полагаешь, могло ли ему в тот момент что-нибудь показаться смешным?

Среди прочего Зубная Фея научила Сэма такому фокусу, как гипервентиляция легких. А Сэм перенес новое развлечение на школьный двор. Эта история даже попала в местную прессу.

День был сухой и теплый. Оставалось минут десять до конца большой перемены; дети уже позавтракали и гуляли во дворе. В этот момент над школой очень низко пролетел небольшой самолет – настолько низко, что можно было даже разглядеть сидящего в кабине пилота. Сэм проводил его взглядом и еще долго продолжал смотреть в небо, словно загипнотизированный этим явлением, о котором все прочие дети успели уже позабыть, вернувшись к своим играм. Он стоял на краю спортплощадки и, глядя вверх, неожиданно вспомнил о том, что ему накануне ночью показала Зубная Фея.

Он поймал за руку Клайва и оттащил его в сторону.

– Смотри, что я умею.

Подозвав двух других ребят, он поставил их по бокам от себя, чтобы они могли поймать его при падении, после чего заткнул пальцами уши и начал очень быстро и глубоко дышать, пока не потерял сознание. «Ассистенты» вовремя его подхватили, и через несколько секунд он очнулся.

– Прикольно! – сказал Клайв и тоже захотел попробовать.

Все вышло точно так же, как и с Сэмом. Затем их примеру последовали «ассистенты» и подоспевший Терри, а вскоре к ним присоединились еще десятка полтора детей, также пожелавших участвовать в новой игре. Это число удвоилось, затем утроилось, и в конечном счете эпидемия охватила весь школьный двор.

А дальше случилась странная вещь. Сандра Портер из класса Сэма внезапно потеряла сознание без помощи гипервентиляции. Та же участь постигла Дженет Берроуз и Венди Купер, а вслед за ними Мика Карпентера, еще трех девочек и четверых мальчиков, и вот уже все подряд начали падать в обморок. Двор школы, в списочном составе которой значились сто шестьдесят учеников, являл собой престранную картину: тут и там дети сыпались на землю, как лепестки с увядшей розы под порывом ветра.

Сэм заметил учителей, выбегающих из здания школы. Терри и Клайв были в числе последних упавших, и Сэм предпочел составить им компанию, дабы не выделяться на общем повальном фоне. Он слышал, как учителя метались над распростертыми телами своих подопечных и кричали: «Прекратите! Сейчас же прекратите!» – но прошло не менее трех минут, прежде чем дети начали приходить в себя. Лежа на земле, Сэм на миг приоткрыл глаза и успел заметить Зубную Фею, которая сидела верхом на школьной ограде и довольно ухмылялась. Затем она исчезла.

Никто из очнувшихся детей не смог толком объяснить учителям, что здесь, собственно, произошло. В историю школы это событие вошло под названием День Всеобщего Обморока. Подробное описание происшедшего можно найти в «Ковентри ивнинг телеграф», причем газетные комментаторы и приглашенные специалисты сошлись во мнении, что имел место редкий случай массовой истерии.

К счастью, никто из расследовавших данный инцидент так и не добрался до его истоков, то есть до Сэма.

Глава 7. Клетка

Пропуская в этот день школу, Сэм ничуть не радовался. Деятельность Общества Необычных Вещей становилась все более увлекательной, и накануне Терри пообещал предъявить на заседании общества целый патрон от охотничьего ружья своего отца. Клайв основал Общество Необычных Вещей всего неделю тому назад и привлек в его ряды Сэма и Терри, для начала продемонстрировав им фашистскую нарукавную повязку – кроваво-красная, с черной свастикой в белом круге, она попала в руки Эрика Роджерса еще во время войны. Согласно уставу, каждое заседание общества посвящалось какому-нибудь предмету, представляющему исключительный интерес для его членов. В следующий раз Терри порадовал товарищей дорожным световозвращателем, похищенным из отцовской мастерской, а Сэм, когда настал его черед, принес египетский амулет, происхождение которого было покрыто потусторонним мраком, ибо, по словам отца Сэма, «дьявол его знает, откуда он взялся». И вот теперь Терри обещал достать патрон, но, как назло, на тот же день был назначен прием в глазной клинике.

В целом путешествие до глазной клиники включало сравнительно небольшой отрезок между их домом и остановкой, утомительную поездку на пригородном автобусе и еще долгий пеший переход от автовокзала до места конечного назначения. Затем в обратном порядке домой. Мама Сэма была не в настроении выслушивать всякую ерунду, и когда он в пятый раз заявил, что не хочет никуда ехать, без лишних слов напялила на строптивца пальто с капюшоном и несколько раз встряхнула его с такой силой, что в глазах у Сэма поплыли круги. Когда окружающий мир наконец-то принял нормальный облик, он обнаружил себя стоящим с мамой на автобусной остановке.

Но раньше автобуса здесь объявился мистер Моррис на своем «миджете» с форсированным двигателем. Сперва пролетев мимо остановки, он с визгом затормозил шагах в тридцати и отгазовал назад, безжалостно паля резину. Открыв дверцу с пассажирской стороны, Крис Моррис перегнулся через сиденье и угостил их приглашающей улыбкой, похожей на оскал черепа. При этом он барабанил пальцами по рулю и в агрессивно-спортивной манере поддавливал ногой педаль акселератора. На лице Конни отразилось сомнение.

– Он подбросит нас до города, – сообщил Сэм таким тоном, словно «миджет» и его хозяин были явлениями мистического порядка и нуждались в специальном толковании.

Сэм забрался назад, а мама сделала все от нее зависящее, чтобы, не роняя достоинства, опуститься в ковшеобразное сиденье рядом с водителем. Моррис взял с места в карьер, и она рывком откинулась на спинку, высоко задрав колени и нелепо размахивая руками в попытке оправить подол. Они преодолели уже половину пути до города, когда Моррис впервые открыл рот.

– Знаешь, она совсем спятила, – произнес он преувеличенно спокойным тоном.

– Кто? – спросила Конни.

– Она. Крыша слетела напрочь. Все время вопит как недорезанная. Думаю, ты знаешь эту историю с ее точки зрения. Вы, женщины, любите посплетничать, верно? – Он затормозил на красный сигнал светофора, но лишь в самый последний момент, едва не выскочив на перекресток.

– Она мне ничего не говорила.

Сэм сидел сзади, переводя взгляд с мамы на мистера Морриса. Взрослые разговаривали, не поворачивая головы и все время глядя на дорогу перед собой. Загорелся зеленый, Моррис выжал газ, и коленки мамы вновь задрались до уровня ее лица.

8
{"b":"8105","o":1}