ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Язык жизни. Ненасильственное общение
Управленец
Сажайте, и вырастет
Зубы. Как у вас дела?
Боевая практика книгоходцев
Жеребец
Я всегда прав на дороге. Юридическая грамотность автомобилистов
Время перемен
Выжившие
Содержание  
A
A

– Все, что она говорит, это чистой воды вранье. Сама же знаешь, как оно бывает – у вас, женщин, да и вообще.

– Да.

– ВСЕ В ПОРЯДКЕ ТАМ СЗАДИ?! – внезапно заорал Моррис, обращаясь к Сэму так, будто они летели под облаками в открытой кабине аэроплана. – ВСЕ В ПОРЯДКЕ?

– Да! – радостно откликнулся Сэм.

– Он в порядке, – сообщил Моррис маме, вновь переходя на столь нехарактерный для него жутковато-сдержанный тон и крепко сжимая руль. – Ладно, хоть кто-то в порядке.

– Здесь было бы в самый раз, – сказала Конни.

– Что?

– Высади нас здесь.

Когда они выбрались из машины, Конни взяла Сэма за руку, и они проводили глазами «миджет», на форсаже умчавшийся в сторону центра.

– Быстро, – сказал Сэм. – Мистер Моррис очень быстро ездит. А куда он поехал?

– Прямиком в ад, – сказала Конни. – Никогда больше не затаскивай меня в эту машину.

Стараниями мистера Морриса они прибыли в город намного раньше срока, назначенного для приема в клинике, и Конни повела Сэма в центр, чтобы взглянуть на знаменитые часы с фигурами. Когда куранты начали отбивать время, под циферблатом распахнулись дверцы и вдоль узкого карниза неровной рысью двинулась механическая Леди Годива [2] верхом на коне. А над ее головой открылось еще одно окошко, из которого высунулась физиономия Любопытного Тома, подглядывающего за всадницей. Любопытный Том понравился Сэму гораздо больше, чем нелепо трясущаяся на лошади голая женщина. Часы продолжали бить.

– Он ослеп, – сказала Конни.

– Почему?

– Потому что смотрел туда, куда не следует.

После этого они направились в глазную клинику. У Сэма было тяжело на душе. А что если он тоже ослепнет, потому что видел то, чего видеть не следует? Кто знает, не суждено ли ему разделить участь Любопытного Тома из-за того, что он увидел Зубную Фею.

По пути Конни сделала остановку у средневековых ворот в одном из сохранившихся участков крепостной стены Ковентри. С высоты готической арки на них свирепо таращила глаза каменная горгулья. Когда они проходили под аркой, Сэм очень боялся, что по ту сторону ворот весь мир предстанет совсем другим, изменившись внезапно и непоправимо.

– Микки внутри клетки или снаружи? В клетке он или не в клетке?

Толстая медсестра начала раздражаться. Она уже в третий раз задавала Сэму этот вопрос, а он никак не мог определиться с ответом.

В глазной клинике ему не понравилось. В приемной было полно людей с повязками или пластырем на глазах, а устрашающие плакаты на стенах запоздало предостерегали пациентов: БЕРЕГИ СВОИ ГЛАЗА – ПОТЕРЯЕШЬ, НЕ ВЕРНЕШЬ. Из приемной их провели в полутемную комнатушку, где Сэму пришлось читать какую-то таблицу, а оттуда – в мрачный склеп, где ему на нос водрузили уродливую металлическую конструкцию вроде сатанинской маски и заставили наблюдать за мигающими красными и зелеными огоньками.

– Они отпустят меня домой?

– Конечно, отпустят, – сказала Конни. – Осталось уже недолго.

В следующей, более светлой комнате толстая медсестра усадила его на стул перед черной коробкой и щелкнула выключателем. Внутри коробки зажегся свет, и он увидел рисунок Микки-Мауса, а рядом с ним изображение железной клетки. Медсестра закрыла один глаз Сэма картонкой:

– Микки внутри клетки или снаружи?

Спереди к черной коробке были прикреплены специальные очки. Сэму приказали смотреть через них. Очки неприятно пахли резиной и металлом. Толстая медсестра сделала что-то, и перед левым глазом Сэма опустилась непроницаемая завеса.

– Микки внутри клетки или снаружи?

С перепугу Сэм сказал: «Да».

Медсестра устало вздохнула:

– Внутри или снаружи?

– Внутри. Да, внутри.

Левое стекло открылось.

– Микки внутри клетки или снаружи?

Сэм заколебался. В данном случае возникала проблема, поскольку Микки одновременно был и внутри, и снаружи клетки. Он видел двух Микки-Маусов – один, более отчетливый, находился снаружи, а второй, как бы подернутый дымкой, но вполне различимый, сидел внутри клетки.

– Я не знаю.

– Он либо внутри клетки, либо снаружи, – сказала сестра. – Так где он сейчас находится?

Сэм затаил дыхание. Он знал, что сейчас очень важно сдержаться и не заплакать. Где же мама?

Он кусал губу и ждал. Медсестра в раздражении бросила на стол свою авторучку.

– Внутри или снаружи? – повторила она. – Ради бога, скажи, где он: внутри или снаружи?

– Внутри.

Медсестру, похоже, удовлетворил этот ответ. Она взяла авторучку и что-то пометила в своих бумагах. После этого она заменила стекло.

– А как теперь?

– Внутри.

– А если так?

– Внутри.

– Уже лучше. Видишь, это совсем не трудно.

Ее настроение явно изменилось к лучшему. Сэм незаметно перевел дух. Похоже, ответ «внутри» был во всех случаях правильным, гарантируя одобрение медперсонала. Наконец ему разрешили идти.

В пустом коридоре его усадили на стул и сказали ждать, пока мама будет беседовать с врачом. Молоденькая санитарка улыбнулась ему, проходя мимо. Спустя пару минут кто-то опустился на соседний с ним стул, но Сэм, занятый своими мыслями, не обратил на это внимания.

– Я сожалею, что так вышло, – сказал его сосед. – Сожалею и потому хочу сделать тебе подарок.

Сэм повернул голову. Это была Зубная Фея. Он почувствовал запах, знакомый по ее прежним посещениям и лишь слегка изменившийся. Пахло сеном, сыромятной кожей и конским потом. При свете дня фея выглядела еще уродливее. Косоглазие ее стало более заметным, а приземистая фигура казалась какой-то жесткой, как будто под одеждой находилось не живое тело, а каркас из толстой проволоки и спиральных пружин.

– Ты все-таки парень, – сказал Сэм.

Зубная Фея сердито оскалилась.

– Я не всегда буду являться тебе в таком виде. Это только до поры… Послушай, мне очень жаль – я об этой истории с твоим глазом. Но я попробую тебя утешить.

– Что? Ты о чем?

– О твоем приятеле. Который хромает.

– Терри?

– Да, он отмечен знаком. Так вот, слушай внимательно. В субботу. Думаю, ты найдешь способ. В смысле, ты как-нибудь изловчишься и сделаешь так, чтобы он оказался ночью в твоей комнате. В субботу ночью. – Зубная Фея ткнула его в плечо длинным костистым пальцем. – Это будет мой тебе подарок, и тогда мы квиты. Только сделай все по уму и не напортачь. Мне пора.

Фея поднялась со стула и затопала прочь по больничному коридору, сердито отпихнув с дороги пустую тележку на колесиках. Уже исчезая за углом, она обернулась и посмотрела на Сэма.

– Сэм! Сэм! Я с тобой говорю! Ты что, не слышишь? – это была его мама. Она схватила его за руку и стащила со стула. - Пошли. Тебе надо заказать очки.

Глава 8. Телевизор

В субботу днем в дом Саутхоллов была доставлена впечатляющих размеров картонная коробка: их первый телевизор. В тот же достопамятный день Сэма водили к оптику и подобрали ему очки в соответствии с врачебным предписанием. Теперь – и это неоднократно подчеркивалось – он сможет смотреть новый телевизор в своих новых очках. Водрузив на нос круглые линзы в тонкой металлической оправе, он чувствовал, что голова его как будто увеличивается в размерах и начинает слегка кружиться.

Нев Саутхолл заранее проконсультировался у отца Клайва, уже имевшего телевизор, и тот сказал, что для получения качественного сигнала вполне достаточно закрепить антенну на чердаке. Это позволит сэкономить несколько совсем не лишних фунтов и избавит от хлопот, связанных с установкой антенны на крыше дома. Человек, доставивший им телевизор, был с этим не согласен. Беспрестанно теребя свою ушную мочку и щелкая кнопкой шариковой авторучки, он пояснил, что их дом расположен между холмами («в зоне депрессии», как он выразился), куда плохо доходит сигнал передающей станции, и поэтому им надо ставить антенну на крыше.

вернуться

2

Леди Годива (ум. ок. 1080) – покровительница г. Ковентри, супруга графа Мерсийского. Согласно легенде, когда эта добросердечная леди попросила мужа отменить непомерно высокие налоги, разорявшие горожан, тот согласился при условии, что она среди бела дня проедет обнаженной через весь город. К великому изумлению графа, леди Годива выполнила условие, заранее предупредив жителей Ковентри, чтобы все они в это время оставались в своих домах за плотно закрытыми ставнями. Лишь некий портняжка по имени Том не удержался и выглянул из окна, в наказание за что был немедленно поражен слепотой. Выражение «Любопытный Том из Ковентри» (Peeping Тот of Coventry) в английском языке соответствует русской «любопытной Варваре».

9
{"b":"8105","o":1}