ЛитМир - Электронная Библиотека

Но об этом потом. А сейчас пора действовать. Франческа задула свечу, переступила порог и растворилась в темноте. Она уже почти пересекла монастырский двор, когда от стены отделилась тень.

– Дитя мое. – Мать Катерина протянула ей руку, но Франческа так и осталась стоять с опущенными руками. Она сделала реверанс, но не могла позволить настоятельнице отвлечь ее от важной миссии. Ни ей – подруге кардинала Конти – и никому другому.

– Извините меня, но я очень спешу, – проговорила она с обманчивой мягкостью.

– Я тебя надолго не задержу, – остановила ее настоятельница. – И возможно... сумею помочь. Прошу уделить мне всего лишь пять минут.

Пять минут – это целая жизнь. Но Франческа вздохнула и кивнула. Рука опять потянулась к заветному флакону. Мать Катерина печально улыбнулась.

– Он был очень хорошим, по-настоящему хорошим. Когда мы были детьми, он буквально излучал доброту. Но не мог бегать с другими мальчишками и мечтать о рыцарских подвигах. В семье на него не обращали внимания, и он общался только с нами: с Приской, Беатрис и со мной. А еще, когда был совсем маленьким, разговаривал с птицами. И те отвечали ему, как некогда отвечали святому Франциску. Он мечтал управлять поместьем, вынашивал интересные мысли и любил простую, милую Приску. Мог бы стать ей хорошим мужем, и они бы испытали рай на земле. Он, не задумываясь, женился бы на крестьянке и признал своими ее детей. Но родные решили иначе и разлучили влюбленных. Его отправили в Париж получать образование, сломали душу и превратили в служителя сатаны. Приска умерла от родов. А его любовь обернулась совершенно иным: алчностью, тщеславием и жаждой мести. – Настоятельница похлопала Франческу по руке. – Приска была моей сестрой. А теперь тебе надо спешить. Пока еще не поздно. А когда вернешь любимого, приведи его сюда. Спрячь там, где прячешь его друга, и он будет в безопасности. Кардиналу не придет в голову искать его в монастыре. Я последний близкий ему человек.

После этих слов мать Катерина повернулась и скрылась в тиши часовни. Франческа так и не успела ее поблагодарить.

Второму стражнику графиня объявила в точности то же, что и первому. И абсолютно таким же тоном.

– Кардинал, как и в прошлый раз, разрешил мне увидеться с заключенным. У меня последняя возможность рассмеяться в лицо сиру Арнонкуру, а мое сердце требует мести.

Солдат хмыкнул, но все же подозрительно спросил:

– А почему кардинал не пришел сам? Или не прислал записки? Я не имею права...

– Кардинал занят, – ответила Франческа, глядя ему прямо в глаза. – Перед завтрашней казнью у него очень много дел. Тебе ничего не стоит пустить меня в темницу. Наоборот, заработаешь вознаграждение.

Солдат поднялся и вставил в замок ключ.

– Бельдан!

Он не поднял глаз, но Франческа этого и не ждала. Не жалея белого платья и высоко держа фонарь над головой, она пересекла грязный подвал и подошла к Арнонкуру. Потревоженные светом, злобно запищали и бросились врассыпную крысы. Но Франческа не испугалась. Никакая крыса не остановит ее, если надо спасать любимого.

– Бельдан, пошли. Я тебя выведу.

Франческа присела рядом с ним на солому. Звякнули жемчужины о пол. Она слышала, как в темном углу возились крысы и где-то одна за другой падали капли воды.

– Я не пойду с тобой, – хрипло произнес он. Слова с трудом вырывались из измученной груди. Но отказ не застал Франческу врасплох.

– Пойдем, – повторила она. – Вставай. Мы уходим.

– Куда? К Конти?

– Я не с ним. Я с тобой, Бельдан. Вставай, мы уходим. – Она протянула ему руку. – Я с тобой. Навсегда. Доверься мне и делай, что я говорю.

Франческа заставила себя остановиться и не повторять одни и те же фразы. Заставила успокоиться сердце и прогнала из голоса дрожь.

– Все это сделал Ги, – с горечью произнес Бельдан. – Из-за него погиб Антонио Донати и остальные. А я умру, даже не поняв, почему он так поступил.

– Мы поговорим о Ги. – Она потянула его за рукав. – Но не теперь. Сейчас нужно поскорее выбираться отсюда. Нас ждет Кристиано. Нас ждет за дверью целая жизнь. – Франческа чуть не вскрикнула, когда увидела на его исковерканном пальце кольцо Дуччи-Монтальдо. – Идем домой. Но прежде выпей вот это. – Она сняла с цепочки склянку с эликсиром-невидимкой. – Мы выйдем отсюда вместе и больше никогда не расстанемся.

Бельдан покачал головой. В его глазах было недоверие. Но Франческа зашла слишком далеко, чтобы смириться с поражением.

– Поверь. Как я когда-то верила тебе. – Она вытащила крохотную пробку и влила несколько драгоценных капель в его окровавленные губы.

Он улыбнулся и на секунду превратился в прежнего Бельдана.

– Это магия падре Гаски? – И закашлялся кровью. Франческа прижала его к себе.

– Не знаю, насколько магия. Но точно знаю, что это любовь.

Первого стражника на месте не оказалось. Она услышала, как солдат что-то бормотал, облегчаясь за углом на каменную стену. За углом, а не впереди! Второй часовой развлекался со своей милашкой. И так был увлечен, что даже не обернулся, чтобы взглянуть на графиню Дуччи-Монтальдо в измазанном, некогда сшитом для свадьбы платье.

– Туда! Нам надо спешить!

Они пересекли пустырь между монастырем и резиденцией кардинала, обогнули дом Конти и направились к конюшне.

«Господи, – молилась Франческа, – только бы он был там!»

И Всевышний внял ее молитвам. Великан чуть не лишился дара речи, когда они предстали перед ним.

– Ги с тобой? – быстро спросила Франческа.

– Да, – ответил, поморщившись, Кристиано. – В конюшне. Напился как свинья. А лошадей я выпустил. Так что за нами не будет скорой погони.

– Хорошо, – похвалила его графиня. – А теперь оставайся с Бельданом. А я поговорю с его братом. Он – наш ключ для прохода.

– Ги? Ги, ты где? – В конюшне было темно и пусто, но Франческа услышала, как кто-то пошевелился в углу.

– Господи, Франческа, мне плохо, – простонал Ги. – Мне очень плохо.

Ее затошнило, но она, как часто бывало в последнее время, преодолела свое отвращение.

– Послушай, Ги, – заговорила она. – Здесь рядом на улице Бельдан. Ему нужна твоя помощь. Ты должен ему помочь.

– Брату нужна моя помощь? – Пьяница красноречиво фыркнул, давая понять, что ничуть не поверил словам своей бывшей невесты.

– Да, нужна, – повторила графиня. – Конти тебе солгал. Сегодня, пока ты напивался до бесчувствия, он судил Бельдана, а завтра на рассвете собирается сжечь. Надо его вывести. Это должен сделать ты, Ги.

– Не знаю, Франческа, – простонал он. – Конти такой могущественный.

– И все равно ты должен. Встряхнись! Иначе кардинал убьет твоего брата. Он тебе солгал. Он собирается отправить Бельдана на костер и завладеть его богатствами и властью. Для этого ему нужен ты. Не подчиняйся! Если Бельдан умрет, восторжествует зло, но будет править от имени добра. В Италии не останется никого, кто мог бы противостоять Конти. Восстань, Ги. Спаси брата. И останови кардинала!

– Хороший совет, моя рассудительная графиня. Но он немного запоздал.

Франческа быстро обернулась. За ее спиной стоял кардинал Конти. А позади с мечом наголо – ухмыляющийся Мальвиль.

– Зарубим сира теперь же, – обратился кардинал к Мальвилю, словно кроме них в конюшне никого не было. – Сначала четвертуем, а потом сожжем, а не наоборот. Какая разница, раз ему все равно конец. Живой он опасен, а мертвый нет!

– Вы чудовище, – прошептала Франческа.

– А ты, дочь моя, глупа. – Его улыбка поражала кротостью. – Могла бы править миром вместе со мной. Ты поразительно похожа на женщину, к которой я был когда-то неравнодушен. Возможно, и она бы поступила так, как ты сегодня. Она тоже была склонна к неразумным и бесполезным поступкам.

– Вы называете неразумным поступком рождение вашего ребенка?

Кардинал пристально на нее посмотрел, но обратился к Мальвилю:

– Убей Арнонкура.

– Но прежде ему придется убить брата.

Они все забыли про Ги.

– Согласен, – расхохотался француз. – Начну со славного младшего братишки.

67
{"b":"8110","o":1}