ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Оздоровительные советы на каждый день 2020 года
Спящий бог. 018 секс, блокчейн и новый мир
Владычица озера
Очень синий, очень шумный
Генный апгрейд. Почему мы пользуемся устаревшей моделью тела в новой модели мира и как это исправить
Ровно посредине, всегда чуть ближе к тебе
Девушка, которую вернуло море
Озорная классика для взрослых

— Тогда не могли бы вы остаться на палубе? — попросил Йинен.

Ал ничего не ответил. Он просто ушел в каюту и снова заснул.

Оказалось, однако, что в тот день им не понадобились ни Ал, ни карты. Ветер оставался очень слабым. Земля так и не появилась. Было ясно, что им предстоит еще одна ночь, во время которой придется отстаивать вахты.

— Нам лучше плыть точно на Север, — сказал Митт. — Иначе на этом курсе мы можем ночью наскочить на мель.

И он снова взял себе предрассветную вахту.

Йинен поднял Митта раньше обычного — небо только-только начало бледнеть. Но Йинену ужасно хотелось спать. Он все время клевал носом и постоянно чувствовал, как Либби Бражка мягко его расталкивает. А в последний раз тычок был уже не таким мягким. Йинен резко очнулся и понял, что воздух стал одновременно холодным и душным: что-то изменилось. «Дорогу ветров» подбрасывало высоко и резко. Йинен не чувствовал такой качки с того дня, когда они подобрали Беднягу Аммета, и на секунду ему стало так же страшно, как в ту первую ночь, когда вокруг него была бескрайняя пустота, а в каюте вскрикивал Митт. Он дотронулся до Либби Бражки, чтобы успокоиться, и понял, что ему необходимо разбудить Митта.

— Кажется, мы в прибрежных водах, — сказал он Митту, падая на теплую койку, с которой тот встал.

Митт знал, что в прибрежных водах они находятся со вчерашнего дня. Он взялся за румпель, еще толком не проснувшись. Отчаянно дергая шкот паруса, который Йинен завязал так, что Сириоль его за это хорошенько отхлестал бы, Митт почувствовал, что «Дорога ветров» идет по мелководью.

Он всматривался в более бледную часть неба, но видел только туманную мглу. Однако ему слышен был рев и рокот прибоя. — Горелый Аммет! Тут где-то рифы! — воскликнул Митт.

Он отер внезапно вспотевший лоб и снова стал смотреть вперед, в светлеющий сумрак. Ему казалось, что от напряжения у него вот-вот лопнут глаза. Он ясно слышал шум разбивающихся волн, но совершенно ничего не видел.

Фигура с развевающимися светлыми волосами, полускрытая гротом, указывала направо и чуть вперед. Да, но что это означало? Что там камни, или что туда нужно плыть? Митт растерялся. Румпель у него под рукой твердо повернулся влево. «Дорога ветров» легла на левый борт, в резком плеске и звоне течения. Волны загрохотали слева от Митта, и он увидел туманную белую пену над скалами, которые они едва-едва сумели миновать.

— Фью! — присвистнул Митт. — Спасибо, Старина Аммет. Спасибо, Либби. Хоть я и не понимаю, с чего вы помогаете яхте, на борту которой я и Ал. Но, наверное, вам нужно думать о Хильди и Йинене. Но все равно — спасибо.

Говоря это, он услышал прибой у новых скал прямо впереди. На этот раз он, не колеблясь, повернул яхту туда, куда указала светловолосая фигура. И Аммет почти сразу же протянул руку в другую сторону.

Волны грохотали по обе стороны от «Дороги ветров», в разгорающемся рассвете пена казалась желтовато-белесой. Митт обнаружил, что, следуя указующей руке Старины Аммета, ведет яхту через такой лабиринт рифов, о каком ему даже думать было страшно. Пару раз, несмотря на всю помощь Старины Аммета, глубоко сидящий в воде киль «Дороги ветров» скрежетал по камням, и ее бросало вбок оттоком волны. Тогда Митт ощущал, что Либби Бражка помогает ему налегать на румпель, снова выравнивая яхту. И он улыбался, несмотря на страх. Небо стремительно светлело. Если так пойдет и дальше, то скоро можно будет как следует разглядеть рифы. Старина Аммет с каждой минутой все больше походил на человека. А если Митт чуть скашивал глаза, то видел белую руку, лежавшую на румпеле позади его собственной. Ради такого стоило пройти через опасности.

Последний риф он уже ясно увидел сам. Там кипела и металась желтая вода. Уже почти рассвело. А потом настал день. Солнце встало, и море стало выглядеть так, словно его осыпали битым стеклом. Грот казался сшитым из золотой парчи, остров перед ними был наполовину золотым, а кружившие над ним птицы походили на ослепительно белые мазки краски. Туман по правому борту стал расплавленным берегом. И единственным признаком присутствия Старины Аммета была щетина освещенной солнцем соломы за мачтой. Либби Бражка снова превратилась в разноцветную комковатую фигурку, привязанную бечевкой. И Митта это так разочаровало, что он больше ни о чем не мог думать.

А потом он опомнился. Нагнувшись, он прошептал в сторону каюты:

— Впереди остров! Идите смотреть!

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Святые острова

17

В каюте зашевелились и начали спотыкаться. К глубокому отвращению Митта, на палубе появился Ал. Он моргал и потирал щетинистый подбородок. Ал посмотрел в сторону острова. А потом хладнокровно открыл рундук, взял последний кусок творожного кекса и стал жевать, глядя на остров. Йинен и Хильди тоже вылезли из каюты. Они посмотрели сначала на исчезающий кекс, а потом — на остров.

— Это — остров Тулфа, — заявил Ал с набитым ртом.

— Вы уверены? — спросил Йинен. — Я считал, что он гораздо больше этого.

Остров был похож на большую скалу, окруженную плавающими чайками, которые издавали протяжные жалобные крики.

— Совершенно уверен, — ответил Ал. — Нам туда. — Он махнул рукой в сторону закрытой туманом бухты.

— Попробую, — с сомнением ответил Митт.

Ветер был слабый, да и тот время от времени прекращался вовсе. Митт повернул румпель и стал опускать грот. Плавно покачиваясь, «Дорога ветров» вплыла в облако тумана, скрывавшего землю.

— Осторожнее! — крикнул Йинен. — Берег ужасно близко!

Митт уже и сам это понял. Это был невысокий зеленый холм, окутанный туманом, и до него оставалось всего сотни три шагов. Он снова резко передвинул румпель. «Дорога ветров» изящно повернулась и пошла вдоль берега, не заходя в туман.

— Это неправда! — гневно сказал Митт Алу. — Вблизи от Тулфы нет земли. Так ты знаешь, где мы, или нет?

— Более или менее представляю, — отозвался Ал. — Поворачивай обратно.

Чтобы это сделать, нужно было идти галсами. И кроме того, Митт совершенно не доверял Алу. Он колебался — и посмотрел назад, за Либби Бражку... И увидел выходящий из тумана корабль.

Солнце упало на его топсели и многочисленные шитые золотом вымпелы. Митт снова повернулся обратно: — Какого...

Молчание Йинена и Хильди почти подсказало ему, что происходит. Ал снова держал в руке ружье Хобина. Митт обнаружил, что смотрит в шесть его смертоносных дул.

— Делай, что тебе сказано! — рявкнул Ал.

Он сделал шаг к Митту, и тот приготовился к тому, что сейчас его застрелят. Ему стало горько и обидно. С другой стороны, он полагал, что заслужил это. И еще очень опасался, что будет больно.

А потом совершенно неожиданно Ал просто его ударил. Сильный удар попал Митту в живот, и мальчик тяжело сел на рундук, кашляя и задыхаясь. Он чувствовал страшную ярость, смущение — и полную беспомощность. «Дорога ветров» вильнула под слабым ветерком. Йинен положил руку на румпель и снова убрал ее, когда толстый короткий ствол повернулся в его сторону. Опасности не было. «Дорога ветров» просто закачалась, скрипнула и обмякла — точь-в-точь как Митт.

Большой корабль подплыл ближе. Уже слышно было, как скрипят его снасти, и видны сияющие капли, оставленные туманом на его парусах. Он навис над «Дорогой ветров» словно дом и заслонил последние остатки ветра. Ал с ухмылкой рассматривал высокий борт и был очень доволен собой.

— Все получилось просто прекрасно! — заявил он.

Прыгнув на крышу надстройки, он побежал вдоль борта, крича:

— Эй, на «Пшеничном снопе»! Эй, вы там! Бенс! Бенс на борту есть?

Большой корабль повернулся. Паруса тихо обмякли, и вскоре он стал дрейфовать в нескольких десятков локтей от «Дороги ветров». Держась за отбитый живот, Митт поднял лицо и увидел людей, рассматривающих их через борт. А мужчина, оказавшийся выше других, свесился вниз и закричал Алу:

— Ал! Куда ты подевался? Все только и метались, вопрошали и гадали, где ты. Хочешь на борт?

41
{"b":"8112","o":1}