ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я видел, что они сделали с твоей тумбочкой, – ухмыльнулся Тербер.

Снизу горн опять затрубил сбор.

– Ты только послушай этого идиота, – сказал Тербер. – Ему, видите ли, Делберт приказал.

– Вот уж не думал, что подполковник так рано проснется.

– Старина Джейк небось в кавалерии начинал, – съязвил Тербер.

– Эй, Пит, послушай, – сказал Гренелли. – Мне-то дашь когда-нибудь пострелять?

– Потерпи, скоро дам. Скоро постреляешь.

– Бросайте пустые обоймы во двор, вы слышите? – закричал Тербер стоявшим на крыше. – Бросайте пустые обоймы во двор! Передать всем!

Солдаты начали орать друг другу, что пустые обоймы надо кидать во двор, но сами продолжали бросать их рядом с собой на крышу.

– Болваны! – Тербер выскочил из-за трубы и побежал за спинами стрелков, как тренер, подбадривающий команду футболистов. – Фрэнк, бросай обоймы вниз, черт тебя возьми! Тедди, во двор бросай, во двор!

– Пит, ну кончай, – бубнил сзади Гренелли. – Дай же пострелять.

– Я первый попросил, – сказал Майкович.

– Шиш тебе! – окрысился Гренелли. – Это мой пулемет.

– А ну заткнитесь! – прикрикнул на них Пит. – Оба еще успеете. Потерпите немного.

С северо-запада появились два самолета, они летели вплотную один за другим. Тербер в это время стоял у парапета и, завидев самолеты, повалился на крышу рядом с Вождем и Риди Трэдвеллом. Горнист внизу перестал трубить и опять бросился под галерею пятой роты.

Прямо напротив Тербера на крыше штаба было всего двое людей. Одного он узнал: Большой Джон, он же мастер-сержант Детерлинг, был тренером солдатской футбольной команды. Детерлинг вытащил на крышу пулемет без треноги и, придерживая его у плеча левой рукой, правой жал на гашетку. Отдача была такая сильная, что его мотало по всей крыше.

Мигающие огоньки японских пулеметов, подымая пыль, пропахали две узкие дорожки, которые пересекли двор, словно две колеи, проложенные в траве телегой, взобрались по стене казармы наверх и прошли через крышу четвертой роты. Тербер глядел, как Большого Джона бросает из стороны в сторону, и от смеха не мог стрелять. В этот раз Детерлинг с трудом удержался на ногах и чуть было не дал очередь по крыше. Второй солдат, вылезший вместе с ним на крышу штаба, мудро оценил обстановку и укрылся за трубой, прячась не от японских самолетов, а от Детерлинга.

– Нет, вы только посмотрите на этого олуха! – еле выговорил Тербер сквозь смех.

Внизу, воспользовавшись затишьем, во двор выскочили солдаты из команды заряжающих подобрать пустые обоймы, а горнист снова подбежал к мегафону.

– Я на него давно смотрю, – усмехнулся Вождь. – Он же пьян в стельку. Мы с Питом видели его вчера у миссис Кипфер.

– Дай бог, чтобы его жена не узнала, – заметил Тербер.

– Парню надо бы дать медаль, – хохотнул Вождь.

– А что, может, и дадут, – сказал Тербер.

Впоследствии так оно и случилось: мастер-сержант Джон Л.Детерлинг был награжден медалью «Серебряная звезда». За проявленный в бою беспримерный героизм.

С юго-запада выпорхнула новая тройка самолетов, на крыше с радостным криком опять открыли огонь, и Тербер перебежал назад, к трубе. Оперев АВБ на угол трубы, он стрелял и видел, как его очереди теряются среди роя трассирующих пуль, налетевших на передний самолет и поливающих свинцом его нос, кабину пилота и хвостовую часть. Самолет задрожал, как человек, попавший под холодный душ, и пилот дважды подскочил в кресле, будто его усадили на раскаленную плиту. Было видно, как он беспомощно взмахнул руками в напрасной попытке загородиться и остановить льющийся на него свинцовый дождь. Все радостно заорали. А потом, замерев в напряженной тишине, смотрели, как самолет кренится в сторону и скользит вниз с невидимой воздушной горки прямо на футбольное поле 19-го пехотного в ста ярдах от двора. Коснувшись земли, он взорвался и исчез в огне. Над двором раскатился восторженный победный рев, в воздух полетели каски, солдаты радостно хлопали друг друга по спине, как болельщики на школьном футбольном матче – наши забили гол!

Но в эту минуту с северо-востока показалось еще три самолета, и люди смешались в кучу, судорожно подбирая раскиданные каски.

– Пит, это ты его подбил! – вопил Гренелли, вися на дергающейся лапе пулемета. – Это ты!

– Черт его знает, – отозвался Пит, продолжая строчить. – Может, и не я, поди тут разбери!

– Эй, Милт! – В наступившей передышке Вождь Чоут пытался докричаться до Тербера с края крыши. – Милт! Тебя со двора кто-то зовет.

– Иду! – прорычал Тербер и побежал к парапету. За его спиной Гренелли опять клянчил:

– Ну, Пит, кончай! Дай теперь я. Ты один уже подбил.

– Сейчас, – отмахивался Пит. – Еще один подобью и дам тебе. Сейчас.

Тербер перегнулся через парапет и увидел Росса – задрав голову, лейтенант сердито смотрел на крышу. Под глазами у него темнели мешки, из-под пилотки торчали нечесаные патлы, брюки он застегнуть не успел, шнурки ботинок волочились по земле, ремень болтался у колен. Не отрывая взгляда от крыши, Росс начал застегивать брюки.

– Старшина, какого лешего вы туда забрались? – закричал он. – Почему вы не внизу и не занимаетесь делом? Меньше чем через час мы выезжаем на побережье. Японцы, наверно, и так уже там.

– У нас все в порядке! – прокричал сверху Тербер. – Солдаты укладываются.

– А кухня? А склад? Их же тоже нужно собрать!

– Кухня знает. Я Старка предупредил. Они все укладывают. Через пятнадцать минут будут готовы.

– Но ведь склад тоже… – начал было Росс.

– На складе заряжают нам обоймы и ленты, – оборвал его Тербер. – Оттуда надо будет только перенести в грузовики пулеметы, захватить ремонтный комплект – он в порядке, его еще Лива собирал, – и они могут выезжать… На кухне нам заодно делают кофе и сэндвичи! – крикнул он. – Всюду полный порядок. Вы бы лучше взяли АВБ и подымались сюда.

– Все оружие разобрали, – сердито отозвался снизу Росс.

– Тогда какого дьявола вы торчите посреди двора? Идите в укрытие! – заорал Тербер, взглянув на небо. – Опять летят!

Росс нырнул под галерею и побежал к складу, а в это время с юго-запада с рокотом вылетел самолет, и навстречу ему с крыш поднялся грохочущий огненный сноп, расползающийся вширь, как зонт. Казалось бы, пролететь сквозь него невозможно, но самолет пробился. И улетел целым и невредимым.

Сразу же следом за ним, но держа курс на север, вдоль Вайалайе-авеню и мимо здания штаба пронесся другой самолет, и огненный зонт мгновенно повернулся в ту сторону – стрелки даже не сняли пальца с курка.

Бензобак самолета тотчас взорвался, огонь охватил кабину, и самолет на полной скорости лег в низкий вираж на правое крыло. Когда он повернулся к ним фюзеляжем и нижней плоскостью левого крыла, солнце ярко высветило опознавательный знак – синий круг с белой звездой. А затем все увидели, как с той же бешеной скоростью он промчался сквозь редкую рощицу и, потеряв по дороге крылья, врезался в дом какого-то невезучего женатого офицера в гарнизонном городке и взорвался.

– Это же наш! – смущенно, вполголоса сказал Риди Трэдвелл. – Это же был американский самолет.

– Сурово, – не оборачиваясь, откликнулся Тербер, стрелявший в двойку самолетов, приближающихся с северо-востока. – Сам виноват, дурак. Нечего было сюда соваться.

Когда самолеты скрылись, Тербер снова обошел крышу, переходя от стрелка к стрелку. Глаза его были прищурены и как-то странно напряжены, будто кто-то дал ему пощечину, – когда у него бывало такое лицо, хотелось отвести взгляд в сторону.

– Повнимательнее, ребята. – Он дошел до края крыши. Повернул обратно. – Это был наш. Будьте внимательнее. Сначала хорошенько разглядите, а потом стреляйте. Эти уиллерские идиоты вполне могут залететь и сюда. Так что давайте повнимательнее. – Дошел до края крыши. Повернул обратно. В голосе такое же странное напряжение, как в глазах.

– Сержант Тербер! – заорал снизу Росс. – Что за ерунда?! Сержант Тербер!

Он подбежал к парапету.

207
{"b":"8123","o":1}