ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не успев опомниться, он оказался на месте и увидел под собой ларнский храм: каменный четырехугольник на острове, похожем формой на грушу. Баралис сквозь кровлю, камень и дерево проник в покой, приготовленный для его приема. Четверо мужчин у стола, на столе четыре свечи и чаша.

— Добро пожаловать, Баралис, — сказал один из четверых. Баралис выждал немного, чтобы прийти в себя. Будь у него дыхание, он бы совсем запыхался. Он не стал повторять свою оплошность и придавать себе форму — он не собирался расходовать свои силы ради того, чтобы угодить жрецам.

— Я пришел, чтобы получить ответы.

— Ты пришел в нужное место, но что ты дашь нам взамен?

— Только не душу свою, если вы это имеете в виду.

— У тебя нет души, Баралис. Ты живешь одним лишь честолюбием.

Баралис напряг свою волю, и все четыре свечи угасли.

— Не Ларну меня судить.

— Говори, чего ты хочешь, — быстро сказал старший из четверых.

Баралис был уверен, что они уже знают, зачем он пришел. Все эти разговоры — только игра.

— Герцогская вдова носит ребенка. Я хочу знать, мальчик это или девочка.

Четверо помолчали немного, обмениваясь мыслями, затем самый младший сказал:

— Ответ не обрадует тебя, Баралис.

— Стало быть, мальчик. — Более прямого ответа от Ларна ожидать не приходилось. Баралис не стал задерживаться на этом: не следовало позволять жрецам раздумывать слишком долго.

— Когда Аннис и Высокий Град выступят против Брена?

— Ну-ну, Баралис, — прищелкнул языком младший. — Помни: услуга за услугу.

Баралис был готов к этому. Ларн славился тем, что ничего не делал даром. Он медленно произнес, смакуя каждое слово:

— Я знаю, кто тот человек, которого вы боитесь.

Все четверо надолго затаили дыхание, и наконец старший прошептал:

— Говори.

— Ученик пекаря из замка Харвелл грозит вам погибелью. Зовут его Джек, и когда-то он был у меня писцом.

— Где он теперь? — спросил младший.

Баралис начинал получать удовольствие от беседы. Жаль, что у него не было плеч: он бы пожал ими.

— Где-то к западу от Брена — в Хелче или в Аннисе.

— Почему ты так уверен в том, что говоришь?

— Э, друг мой, разве я спрашиваю, каким образом предсказывают ваши оракулы? — Баралис не собирался оповещать их о пророчестве Марода — пусть дойдут до этого своим умом. У Марода сказано много такого, что Ларна не касается.

— А что слышно о рыцаре, который ищет юношу по имени Джек?

— Думаю, он все еще в Брене. Очень сомнительно, чтобы он сумел тайно вывести из города беременную женщину и ее престарелого отца. Но ведь вы сами должны знать об этом? — не удержался от шпильки Баралис.

— Мы не можем навязывать нашим оракулам, что они должны увидеть.

— Если бы могли, вы бы все из них выжали. — Баралис уже устал обмениваться колкостями, да и время было на исходе. — Скажите, что вам известно о планах Высокого Града.

— Их планы — уже не их планы. Войска не выйдут из города, пока брак не состоится.

— Почему?

— Потому что кто платит, тот и заказывает музыку.

Тавалиск. Плетущий интриги архиепископ Рорнский оплачивает войну. Но ему-то какой прок ждать? Баралис слабел. Притяжение тела влекло его назад.

— Уже уходишь, Баралис? Так скоро? — поддел его младший.

— Еще одно слово, — сказал старший. — Выследи рыцаря и мальчишку и убей их, а мы будем руководить тобой в течении всей войны.

«Согласен», — грянуло над половиной континента, и Баралис уступил зову тела.

* * *

Волосы на затылке у Джека ощетинились, словно у собаки. Было холодно и сыро, дул легкий ветер, но ничто не могло объяснить ощущения, которое он испытывал. Точно темная тень прошла над ним.

Он плотнее запахнулся в свой новый плащ. Небо с каждой минутой становилось все пасмурнее. Темнело, и Джек с дороги, ведущей в горы, видел под собой весь Аннис. Джек решил нее возвращаться к Тихоне — слишком это было опасно: вся округа кишела людьми, ищущими его. Дорога к травнику слишком ужи людная — не меньше сотни человек могло бы узнать беглеца. Джек и так уже свалял большую глупость, отправившись в город. Ведь его приметы, если верить Тихоне, расклеены по всему Аннису.

А вздумав вернуться, он поставил бы под удар и самого Тихоню. Пусть этот человек скрывал от него правду о Мелли — все равно он не заслуживает того, чтобы его ославили изменником. Джек не знал, что полагается за укрывательство военного преступника, — не иначе как пытки, а после казнь.

Он начал подниматься по узкой горной тропе. Он знал, что поступает правильно, не возвращаясь к Тихоне, но на душе все равно было нехорошо. Травник сочтет, что Джек убежал от него в приступе гнева. Что ж, разве не из этого состоит жизнь? Из непониманий, полуправд и сожалений?

Джек сжал губы в тонкую линию, которая могла бы в темноте сойти за улыбку. Очень редко человеку представляется случай заглушить шипящие голоса сожалений.

Много месяцев он, пока не узнал правду о Мелли, терзал себя мыслями о том, что случилось с ней в курятнике. Если бы он только не уходил, думал он. Если бы он не поддался Ровасу. Если бы хальки схватили его, а не ее. А теперь ему дали случай исправить дело. Мелли в опасности, и на сей раз он будет с ней рядом.

Тихоня потому и утаивал от него правду — он хорошо понимал: Джек захочет тотчас же отправиться к Мелли. Возможно, травник догадается все же, почему Джек не вернулся: ведь он далеко не глуп.

Из-за туч показалась луна, и последний свет дня померк. Старуха, с которой Джек говорил утром, сказала, что в Брен ведут две дороги. Герцогская дорога широка и местами пробита в скале — она сужается только там, где это необходимо. По ней путешествуют солдаты и торговцы. Но есть дорога потише — ею можно пользоваться только летом и ранней осенью, она вьется по горам и дает лиг десять крюку: это Старая Козья дорога. По ней ходят только шпионы да пастухи. Джек дал старухе за труды ломоть сыра, а она поцеловала его в щеку сухими как пергамент губами.

За весь день он встретил только одного пастуха. Тот посмотрел на Джека с подозрением, явно приняв его за шпиона. Решив созорничать, Джек принялся пересчитывать его коз, словно это были вражеские солдаты. Пастух уставился на него как баран.

— Ты для кого считаешь — для Анниса или для Брена?

— Ни для того, ни для другого, — ответил Джек, увидев здесь случай поживиться. — Для Града.

Пастух, утвердившись, как видно, в своих подозрениях, важно кивнул и втянул щеки.

— Вон как. Для Града. — Он посмотрел на своих коз, на Джека, на отдаленный горизонт, набрал воздуха и сказал: — А не мог бы ты сократить их число наполовину?

Джек, ожидавший этого, стал разглядывать грубый шерстяной плащ пастуха.

— У тебя ведь есть еще один, праздничный, верно?

Пастух, пахнущий козьим навозом, козьим сыром и козами, поскреб подбородок.

— Так тебе праздничный нужен? — со смесью удивления и облегчения спросил он.

— Нет — тот, что на тебе.

— Так он весь залубенел от навоза.

Джек с трудом подавил смех.

— Ничего, сойдет. — Все лучше, чем окоченеть до смерти на темной стороне горы. Хоть теперь и лето, ночь на времена года не смотрит. В одном легком камзоле и рубашке ему до утра не дотянуть. Джека подмывало забрать у пастуха еще и сапоги — и он забрал бы, будь они ему мало-мальски по ноге.

Пастух отдал плащ и спросил:

— Ну, так сколько у меня коз?

Джек насчитал сорок штук.

— Да что там — такую малость не стоит и упоминать в отчете. — Он взял плащ, пахнущий совсем не так скверно, как ему думалось.

Пастух одобрительно кивнул.

— Моя жена спасибо тебе скажет за то, что ты избавил меня от этой хламиды. Она уж сколько лет старается это сделать.

— Пусть благодарит Град, не меня. — Джек откланялся и ушел, прижимая к себе свой трофей.

Борк, как же этот плащ пришелся кстати теперь! С восходом луны лето как-то сразу кончилось. Ветерок, потихоньку дувший весь день, вдруг озлился и стал пробирать до костей. Джек шел теперь медленнее, то и дело останавливаясь и оглядывая местность по обе стороны тропы. Пора было приискать какое-нибудь пристанище на ночь.

18
{"b":"8126","o":1}