ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ангелина рванулась, пытаясь разжать его хватку. Теперь она перепугалась всерьез.

— Ну уж нет, — пробормотал Изгард. Видения возбудили его. Запястье Ангелины было влажным и горячим. — Ты хотела остаться. Оставайся.

Он так сильно сжал руку Ангелины, что почувствовал под пальцами хрупкую косточку. Ангелина попыталась отступить. Если бы она посмела сопротивляться, он бы переломал ей кости. Собачонка заворчала и спряталась за спиной у хозяйки.

— Значит, хочешь, чтобы я с тобой переспал? — прошипел Изгард. — Именно сейчас, в эту ночь, когда я через несколько часов отправляюсь на войну? Когда через несколько часов я пошлю на смерть сынов Гэризона?

Ангелина покачала головой. По правой щеке скатилась капля влаги: Изгард брызгал слюнями от бешенства.

— Прости меня, Изгард, — выговорила она. — Прости. Герта сказала...

— Герта сказала! Герта сказала! — Изгард в ярости дернул Ангелину за руку. — Слушай меня внимательно. Утром эта женщина уберется из лагеря. А сейчас позови ее.

Ангелина закусила губку. Она избегала смотреть в глаза мужу.

— Позови ее.

Ангелина помотала головой:

— Прости меня, Изгард. Герта ни при чем. Я сама виновата. Мне было немного... немного одиноко.

Она солгала. Ее щеки так пылали, что Изгард увидел, как испаряются с них капельки его собственной слюны. Пульс Ангелины под его пальцами участился. А она упряма, эта девчонка, его разлюбезная женушка.

— Зови Герту, — со свистом выдохнул Изгард.

Видения снова застилали его взор. Он видел, как кость вонзается в бьющееся еще сердце, как сверкают обнаженные клинки. Он больше не слышал биения пульса Ангелины. Его заглушил топот тысячи ног. Его войско шло в наступление. Неужели это произойдет только на рассвете? Изгард понял, что не может ждать так долго. Он хочет видеть кровь врагов. Сейчас же. Немедленно.

— Герта, — не позвала, еле слышно прошептала Ангелина. Глаза ее покраснели от слез.

— Позови еще. Громче. — Самому Изгарду казалось, что голос его звучит совершенно спокойно. Но, по-видимому, Ангелина услышала за этим спокойствием нечто иное. Во всяком случае, она повиновалась, и на этот раз заорала так, что перекричала бы и вой ветра во время шторма на море.

При взгляде на пухлые пылающие щечки Ангелины, на ее неловко выгнутую спину Изгард ощутил лишь презрение. Она стала для него лишь вещью, объектом, который надо сломать, уничтожить. Как Рейз. Он напустит на нее страху и выиграет битву еще до того, как она начнется.

— Госпожа... Сир... — Герта умелыми руками откинула брезент. Грузная и слишком неуклюжая для реверансов, она двигалась так, точно потолок был чересчур низок для нее. Разыгравшаяся между супругами сцена, похоже, ничуть не удивила служанку. Она коротко глянула на Ангелину, а потом смело встретила взгляд Изгарда. Они были одного роста и стояли лицом к лицу. — Я нужна вам, сир?

Изгард приготовился вспышкой ярости ответить на ее испуг. Но, встретив невозмутимое спокойствие, рассвирепел еще больше. Она точно обокрала его, отняла то, что причитается королю по праву.

— Госпожа больше не нуждается в твоих услугах. Нынче же ночью ты отправишься обратно в Гэризон.

— Нынче ночью! — вскричала Ангелина. — Но как же...

Изгард вывернул ей запястье и заставил замолчать. Ангелина затаила дыхание. Откуда-то из угла зарычала собачонка.

Герта не дрогнула, не шевельнулась. Во всей ее крупной, как у истинной гэризонки, фигуре чувствовалась непоколебимая воля. Она и не думала молить о снисхождении.

— Если вы дадите нам несколько часов, сир, я успею собрать вещи вашей супруги и свои пожитки и должным образом приготовиться к возвращению в Серн. Нам понадобится эскорт из шести вооруженных мужчин, крытая повозка и...

Изгард выпустил руку Ангелины, размахнулся и ударил кулаком в квадратную челюсть Герты. Закричала Ангелина, зазвенела всякая металлическая дребедень на поясе у старой служанки. Герта покачнулась, но удержалась на ногах, отступила и прислонилась к опорному столбу.

— Я сказал — ты возвращаешься в Гэризон. Ты, а не моя жена. Ты одна. Собери пожитки, возьми из конюшни пони, выбери себе сопровождающих из числа раненых и отправляйся. Чтобы я тебя больше не видел. — Изгард оглянулся на Ангелину — полюбоваться, какое впечатление произвели его слова. Кровь отхлынула от щек королевы, кожа стала белая-белая, словно покрылась застывшим воском. Изгарду захотелось потрогать ее. Но он не стал этого делать. Иные, более сильные, более властные желания овладели им. Он вновь повернулся к Герте. — Выполняй приказание.

Служанка колебалась. Она обменялась взглядами с Ангелиной, низко поклонилась и буркнула:

— Слушаюсь. — Она нарочно опустила почтительное «сир».

Перед глазами Изгарда мелькали красные тени. Темная запекшаяся кровь и потоки ярко-красной свежей крови. Десятки отдельных образов, как прожилки на куске мрамора, складывались в один. Образ победы. Слава, власть, бессмертие, благоговейный страх — все это принесет Гэризону победа. Принесет он, Изгард.

Рот снова наполнился слюной. Изгард смотрел, как Герта неторопливо выбирается из комнаты. Он отметил, что она дерзнула отереть кровь с разбитого им подбородка, отметил, как вызывающе медлительна ее походка. Как смела эта женщина замешкаться? Как смела переглядываться с его женой? Как смела подвергать сомнению приказ того, кто носит Корону?

Изгард шагнул к ней. Завтра на рассвете он поведет армию в бой. Сыны Гэризона будут беспрекословно повиноваться ему, будут рады служить своей стране и своему королю. Будут рады сложить за него головы. А эта женщина с ее невозмутимыми манерами старой служанки и шныряющими по сторонам глазами осмеливается противоречить ему тут, в собственном его шатре, в присутствии его жены. Нет, он этого не потерпит.

На боку у Изгарда висел нож, но ему и в голову не пришло вытащить оружие. Ему надо было трогать, ощущать под рукой живую плоть. Он ухватился за жирные складки под подбородком Гсрты и на миг почувствовал удовольствие от прикосновения к влажной от пота коже. Значит, ей все время было страшно. Старая стерва просто не подавала вида. Она действительно была сильна и попыталась отпихнуть его. Но Изгарда воодушевляли кровавые видения. Удары посыпались на грудь женщины. Затем Изгард вцепился ей в подбородок и стал бить затылком об опорный столб.

Ангелина кричала и кричала. Песик выскочил из своего укрытия и с визгливым лаем путался у него под ногами. Изгард замахнулся на него ногой, но промазал и угодил каблуком по стоявшему рядом сундуку. Краем глаза он заметил, что Ангелина схватила собачонку в охапку и крепко прижала к себе. Ни хозяйка, ни собака не издали больше ни звука.

Изгард колотил Герту головой о деревянный столб. Оловянная кружка и расческа у нее на поясе позвякивали в такт ударам, как коровий колокольчик. Столб закачался и накренился, но Изгард все бил и бил, пока не получил желаемого.

Наконец-то из большой гэризонской головы Герты хлынула кровь, потекла по шее, обагрила руки Изгарда. Тело служанки обмякло, руки безжизненно повисли, глаза закатились. Крови на самом деле вытекло немного, примерно четыре наперстка. Но этого хватило. Изгард был удовлетворен. Красный туман перед глазами рассеялся. Вместе с ним. как струйки пара, поднимающегося из котла с кипящей водой, исчезла и видения. Жажды победы, победы во что бы то ни стало, больше не было. Изгард чувствовал себя неуверенно, как человек, который долго брел во тьме и вдруг вышел на яркий дневной свет. Он осторожно опустил служанку на пол, стараясь больше не причинить ей вреда, и взглянул на искаженное, залитое кровью лицо. Судорога прошла по его телу. Изгард уже не помнил, что вызвало у него приступ гнева.

* * *

Полночь еще не пробила, но Эдериус выбрал синий цвет полуночного неба. Море было не меньше чем в ста лигах к северу, но он развел краску соленой морской водой. Вот уже тридцать пять лет нога его не ступала на Остров Посвященных, но он помнил все до мельчайших подробностей, как будто это было вчера, и с помощью своих чернил воссоздавал цвета, шероховатые или гладкие поверхности, даже запахи. Ни один узорщик, прошедший обучение на Острове, вовек не забудет серый цвет прилива и пронзительные крики чаек.

108
{"b":"8128","o":1}